Отпуск в декабре

Проза
Старый Чёрт Восемнадцатый сидел в кабинете опытного врача-терапевта Тучекроева и жаловался на жизнь.
-И вот рога ещё до ужаса зудят и шелушатся. Мочи нет…
-А что же настоечка из волчьей ягодки, что я давеча прописывал, неужто не помогает?
-Да помогает… Временно… А потом-пятнею с головы до ног. В люди выйти стыдно.
-Побочный эфект, видимо… Вот что я тебе скажу, Восемнадцатый… Перегрелся ты, братец ты мой. В отпуске-то сколько уже не был?
-Да уж почитай что лет 200… В последний раз в 1812 годе, в Москве. Мороз стоял страшенный, хорошо хоть там пожар случился, я греться ходил. И тепло-и зрелищно.
-В Москве, говоришь? А что, хороший город… Там сейчас и погодка для тебя подходящая: минус 30. Недельку отдохнёшь-и снова как огурчик сделаешься. А я и больничный тебе оформлю и путёвочку выбью-как передовику производства…
-Чёрт бы вас побрал, гражданин профессор! Светило вы наше… медицинское.
-Да ладно, не благодари! Ступай себе, голубчик, лечись…

… Неласково встретила столица Старого Чёрта Восемнадцатого. Трескучим морозом и злой метелью встретила она его… Приподняв воротник собольей шубы, стоял он, толкаемый со всех сторон суетливой вокзальной толпой и осыпаемый снегом. Мечты его: домчаться с комфортом на рысаках до места назначения… были развеяны в прах. Многое поменялось в Москве за 200 лет и нынешние извозчики на вокзале ломили за свои сомнительные безлошадные пролётки такие цены, что то изумления никак он не мог посчитать в уме, сколько же лошадей он купил бы себе в 1812 году за эти деньги… А был он прижимист, как и все Старые Черти.
Отчаявшись, Восемнадцатый решил перекусить. На сытый желудок ему всегда легче думалось.
-Ууууу… Старая ведьма!,-думалось Восемнадцатому, уже полчаса сидевшему в привокзальном сортире.-Свеженькие, сыночек, свеженькие… Ну, попадёшься ты мне ещё, я из тебя самой пирожок сделаю…
… Кое-как добравшись на метро и изрядно (хуже-чем в Аду) упарившись там в шубе, Восемнадцатый прибыл на место заслуженного отдыха…
-Документы предъяви!,- бушевал АнгелХранитель, нависая над Старым Чёртом Восемнадцатым, который кряхтел на табуретке, одной лапой потирая поясницу, а другой пытаясь стянуть валенок.
-А у нас всё по закону оформлено. И печати имеются, гербовые… Что ж это у вас за дворники-то такие, дорожки толком посыпать не могут… Как есть-убился!,-сетовал Восемнадцатый, протягивая Ангелу путёвку.
-А галоши надо носить потому что! Понаехали тут-на всех дорожки посыпать замучаешься.
-Галоши-не галоши, а я вот завтра в ЖЭК схожу и фамилию вашего дворника запишу для памяти… Врёоошь-не уйдёоошь… от ответственности!
-Это чего тут происходит-то? Кто это такой вообще?,-подаю я голос, прерывая увлекательную беседу на коммунальные темы.
-А это, Ленка, пи… представитель Сил Тьмы, то есть… Назначенный тебе на неделю.
-Не хочу я-Сил Тьмы! Очень оно мне надо… У меня и без них дел хватает. Не желаю!!!
-Хошь, не хошь-а придется. У него-печати в порядке и Приказ через Канцелярию проведён с Исходящим номером…
-Да хоть с входящим! Новый Год на носу, а тут здрасьте-такие подарочки. Сгинь, нечистая сила! Тьфу-тьфу-тьфу!.. Бооже-Царя Храаниии!..
-Не поможет, Ленка. Ты уж потерпи, всего-то недельку. Пролетит-ты и не заметишь…

… Будучи на отдыхе, Старый Чёрт Восемнадцатый честно исполнял предписания врача Тучекроева. А предписания были простые: мерзнуть. И вот, три раза в день: утром, после обеда и вечером… ходил Восемнадцатый на дальние прогулки по Измайловскому парку и отчаянно мёрз. Иногда сметал рукавом собольей шубы снег с лавочки, садился… ел мороженое и… Мёрз!!!
Возвращался он с прогулок усталый и синий, и не раз упоминал фамилию нашего дворника, потому что падал постоянно у подъезда в своих валенках.
В этой ожесточённой борьбе за возврат былого здоровья доходил он до того, что спал в 30-ти градусный мороз с открытой форточкой. Одно только и послабление делал себе, что не снимал при этом шубы, накрывался двумя ватными одеялами и надевал три пары шерстяных носков.
От горячего чаю Восемнадцатый ( со слезами на глазах) неизменно отказывался, а доставал из холодильника бутылку газировки, три кубика льда и пил медленными глотками, клацая зубами по краю стакана.
Сил моих на это смотреть не было… Бывало, прокрадусь к бедолаге в комнату… прикрою плотно форточку, поправлю сбившееся одеялко и обогреватель включу…

… Так, незаметно, и пролетела неделя отпуска Восемнадцатого… Настала пора прощания. Старый Чёрт стоял в прихожей у зеркала и любовался рогами. Они были гладкими, блестящими, как хорошо отполированное чёрное дерево.
-Ну что ж, Елена… Благодарствуем за хлеб-за соль. Прощения просим, ежели что не так…
-Прощай и ты, Восемнадцатый. Ты уж не болей больше. Надеюсь, не свидимся…

… Под Новый Год АнгелХранитель приволок в дом здоровую коробку.
То была посылка от Восемнадцатого: соболья шубка и поздравительная открытка с оленьей упряжкой на картинке. И было там всего несколько строк: «И я надеюсь, что не свидимся мы более, свет мой Елена. Но ежели что-будь уверена!.. форточку для тебя я завсегда открою.
P.S.: Горячий привет дворнику Хабибуллину...»

2 комментария

Иван Близнец
Дворник Хабибуллин шибко поперхнулся, когда ему передали горячий привет от черта. И даже закашлялся, потому что температура привета зашкаливала все мыслимые московские пределы. Но чтобы не остаться в долгу, дворни к Хапбибуллин хряпнул стакан зубровки и послал не только черта, но и всех остальных, кто падал в гололедицу, во всем чертям.
Юша Могилкин
Измайловский парк? Хм… Я уже здесь писал, что есть у меня приятель – Саша Казанский (это у него такая фамилия, а не прозвище), мужику уже под девяносто, но он до сих пор – в виде физической нагрузки – бегает по вышеупомянутому парку. И не просто так, а босиком и почти обнаженным, прикрывая свое тельце лишь красными трусами.
Не знаю, как у него насчет чертей, но с тибетскими ламами он общается посредством силы мыслей. И жрет при этом только овощи и котлеты, приготовленные в пароварке. Но Интернетом пользуется.

А которое насчет дворников, то профессионалы Хабибуллины давно исчезли. Их место заняли какие-то неряшливые Джунайдовы, Сангалиевы и прочие Гараевы.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.