ПОДВИК – 2

Пулемётчик Петр Клёпин
Совершил геройский подвик,
И за это командиром
Награждён Звездой Героя.

Он строчил из пулемета,
Целый день не прекращая,
Пулемет нагрелся сильно,
И внезапно разорвался.

Пулемётчик Петр Клепин
Рядом с ним лежал в то время,
И асколком заострённым,
Был пронзён насквозь,
со свистом.

Умер он на месте сразу,
Так, не въехав, чё случилось,
Вот за это он и хапнул,
Высший орден,
но посмертно.

Его имя щас известно,
Всюду памятники, бюсты,
Пианерские дружины,
Даже город назван – Клёпинск.

Где когда-то он родился,
Школу кончил и женился …

Там живет и щас одна,
Клава Клёпина – вдова.

Март, 1995

Возвращаясь к недавнему: Случилась катастрофа. Погибли 14 офицеров ВМФ.

© Александр Коряков/Коммерсантъ (выжимки из материала)
Прячась за пеленой секретности и словами о героизме, командование не хочет объяснять противоречия и несуразности в официальной версии
Случилась катастрофа. В результате пожара, возникшего на сверхсекретном глубоководном аппарате АС-31, погибли 14 офицеров ВМФ. Они, по версии министра обороны, под телекамеры доложенной президенту, предприняли героические усилия, чтобы остановить пожар. Главное, невредимой осталась атомная энергетическая установка. В Кремле оценили героизм моряков по достоинству — четырем из них Владимир Путин экстренно присвоил звания Героев России, а остальные удостоились ордена Мужества.

Между тем трагедия АС-31 оставляет вопросы, но устами президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова российская власть заявила: и сам «глубоководный аппарат», и миссия его экипажа настолько секретны, что ничего сообщено не будет.

Согласно первому сообщению о трагедии, моряки погибли, отравившись продуктами горения. Из этого следует, что они по неизвестной причине не успели надеть изолирующие дыхательные аппараты (ИДА), которые каждый подводник должен быть готов надеть в любую секунду, для чего постоянно носит с собой. Если так, то сразу возникает вопрос, как случилось, что никто из подводников (речь идет об «элите элит», людях, прослуживших 20−25 лет) не успел сделать того, чему учат матросов-первогодков.
Однако министр обороны утверждает, что подводники долгое время боролись с огнем. Из этого следует, что они все-таки воспользовались индивидуальными средствами защиты. И тут уже новый вопрос. ИДА рассчитан на 15−20 минут работы. Как утверждают, подводная лодка находилась на глубине 150−200 метров. Достаточно 5 минут, чтобы осуществить с такой глубины подъем к лодке-носителю с тем, чтобы обеспечить тушение пожара. Почему они не успели?
Отдельный вопрос: почему бессильной оказалась система пожаротушения, которая в секунды должна залить огонь инертным газом. Все это свидетельствует о чрезвычайно серьезных недочетах как в конструкции сверхсекретного глубоководного аппарата, так и в подготовке тех, кто является элитой Военно-морского флота.
К расследованию не допущены следователи прокуратуры Северного флота, которые в случае необходимости делают свое дело и на атомных подводных лодках. Катастрофу с С-31 будут расследовать представители Главной военной прокуратуры и ФСБ, имеющие какие-то уж совсем запредельные допуски к секретной информации.

Только налогоплательщики никогда не узнают правды, на что уходят их деньги.

(вспоминаем последний сериал «Чернобыль» — ГУт)

5 комментариев

Юша Могилкин
Ваще, нет.
В честь Клепина назван не город, а Клепиковские озера – мои любимые места обитания в плане охоты и рыбной ловли. А город назвали по имени его вдовы, бо звали ее Клава, и родом она была из Пинска; власти объединили два в одно, и переименовали бывший ПГТ Путинск в Санкт-Клепинскбург, сделав его столицей РФ. Туда же перевезли Кремаль и памятник Борису Моисееву.

А которое насчет подлодки… Вот только от тебя и узнал, что у них там что-то опять утонуло/сгорело/вымерло. Темный я – новостей не читаю, радио не слушаю, государственное телевидение не смотрю, общаюсь только с лоном красивых женщин и, соответственно, мать ее – природы.
Но сейчас пошел изучать.

«Источник предполагает, что отдыхавшие подводники не успели воспользоваться портативными дыхательными аппаратами и надышались ядовитыми продуктами горения. По его словам, для отравления дымом от горящей кабельной оплетки достаточно всего нескольких вдохов».

Задался вопросом: «Что за хуйня? Давным-давно существует негорючая кабельная изоляция, она даже в быту во всю используется, а на атомной подлодке – сам Аллах велел. Но – нет. Обязательно горючая и ядовитая. Небось, проводочки покупали у подпольных китайских фабрикантов».

«Из-за замыкания загорелась оплетка кабелей или трансформаторное масло, а система вентиляции разнесла появившийся дым по отсекам. Замыкание привело к таким последствиям из-за большой силы тока (до 1000 ампер), которая используется в некоторых устройствах на лодке».

Где система защиты от замыкания? На подлодках нет УЗО? Да ладно.
Датчики задымления, грамотная система вентиляции и так далее и тому подобное. Где все оно?
Должно быть, обязательно должно быть, но…

Поэтому – либо так оно и было, либо нам пиздят.
А еще объявили, что атомная подлодка занималась заборами проб грунта.
Это как?

И какие, на хрен «героические усилия»? Люди хотели жить. Вот и старались во всю.
Времена подвигов во имя Родины давно канули в прошлое, увы.
Говард Уткин
Именем Клёпина должны быть названы не только город и озера, а многие площади, проспекты, крейсеры, ракеты, планеты, кометы и др.х. НО. Как справедливо замечено: «Времена подвигов во имя Родины давно канули в прошлое».
Честно говоря, мне не совсем понятно, почему героями сегодня могут быть исключительно силовики? Сбили в Сирии самолёт. Лётчик – Герой России!!! Какой он нахуй герой России? Он – мудак. И только такого Знака заслуживает. Или мент получает орден Мужества. Наркомана задерживал, а тот его ножом пырнул, перочинным. Да это хуевый мент, если его, всего ежедневно натренированного, умудряется порезать доходяга в ломках. Тем более знал, куда идет служить, за такое-то бабло.
Почему не награждаю пекаря, который ни свет, ни заря, пиздует на работу, печь хлеб и круасаны просыпающемуся мобу, и обжигается об печь?
Вот, кто Герой на самом деле!!! А ему даже больничный не оплачивают.
Седня заезжал к одному профессору-ядерщику, сидим, разговариваем, а по ящику Неоскорбляемого опять несёт о будущем величии России в области IT. Док смеётся: «Телефон придумать не могут, а в лидеры рвутся. Бюрократов насадил в научные советы, щас каждый Ньютон должен подробно расписывать на год вперёд, когда ему яблоко упадёт на голову, и что последует за этим. Иначе, никакого финансирования научной работы». Вспомнили Мюнхгаузена: www.youtube.com/watch?v=vUmNMrguru8

А про подлодку опять всё умолчали. Почему, как? Мне сразу кф»Чернобыль» последний вспомнился. Там такие же вопросы на суде задавали, ответ был антисоветским: «Из экономии».
Думаю, и на подлодке всё из той же серии. Только не из экономии, а из-за воровства. Когда-нибудь правда всплывёт, но никого не удивит.
Юша Могилкин
«…Нурманн одолел подъем и гнал, как собака, по горячему следу, пока не налетел на Карислава.
Нурманн не мог перебросить щит из-за спины, крикнуть не успел или не захотел, но меч выхватил из ножен.
В руке, которая с раннего детства училась владеть топором, каленое железо летело молнией в темное, выдубленное ветром и солью лицо нурманна. Высекая искры, оно пало на нурманнский меч, меч опустился, но отклонился и топор. Удар рухнул не на шлемное темя, куда метил Карислав…
Верхний угол лезвия вошел между двумя бледными, как морская вода, глазами, просек лицо силача Галля, надвое разделил подбородок и остановился, увязнув в высокой латной груди.
Вмиг размякшее железное тело само собой пошло назад. И на лету, не дав нурманну лечь, Карислав выдернул топор.
Двое безоружных поморян жадно набросились на тело Галля. Один подхватил меч с зазубриной от топора Карислава, другой захватил железную дубину и завладел щитом. Разыскивая, как сорвать доспехи, они вертели тяжелое тело. Хитрые, незнакомые застежки не давались, руки скользили по латам.
Упершись ногой в плечо Галля, Карислав схватил шлем за оба рога и дернул, разорвав подбородные ремни и зацепившуюся за латы кольчужную навеску-бармицу, служившую для защиты шеи. Карислав поднял шлем на кулаке над кустами, показывая отставшим нурманнам, что их товарищ находится здесь. Он так и держал шлем до первого вскрика и бросил железный рогатый горшок ожидавшему его поморянину.
И по одному, и по двое, и по трое накидывались поморяне и биармины на нурманнов, искали ударить и спереди и сзади, старались подсечь ногу, достать лицо под шлемом, находили шею над латами. Скольких валили и как сами валились — никто не видел и не считал. Воины ломали один другого, дикая схватка металась между пней, в чащах ольховника и тальника.
Карислав взял еще одного нурманна в одиночном бою. Третьему просек шлем и череп, но железо завязло в железе. У Карислава едва хватило мощи вырвать топор вместе со шлемом.
Оглушенный нурманнскими криками, Карислав отступил, отмахиваясь топором, на котором торчал заклинившийся шлем, и сам закричал:
— Отходи! Отходи-и!
С этим криком вожак дружины бежал от реки вверх по оврагу, в лес, и беспрестанно кричал, чтобы уцелевшие знали, куда им уходить.
К Кариславу собралось одиннадцать дружинников из двадцати пяти, все в крови — в чужой или в своей, никто не разбирал сгоряча.
Забираясь в лес подальше, они приходили в себя. Под кольчугами, подобно пылким ожогам, вспыхнули нурманнские удары из тех, которые, не прорвав колец, вдавили их в кожу подкольчужных рубах и вместе с ней в живое тело.
У Карислава отнялась левая рука, будто бы в ней все кости размололи принятые щитом удары. И на той же левой руке вместо двух пальцев остались раздавленные лохмотья. Как это было, как под щит попало нурманнское оружие, Карислав не помнил и не понимал. Повалившись на мох, Карислав смотрел без мысли в ясное, среди темной хвои, бледное небо. Вдруг над ним появилось лицо, и он не сразу узнал отца Бэвы Тшудда.
Где же он был, старик? Уцелел… Карислав сел, обнял биармина и заплакал. Заголосил и Тшудд. Они, как обиженные дети, смешали свои слезы и не слышали других жалоб.
У Тшудда был рассечен лоб и отрублено ухо. Кровь в ранах уже запеклась, и Карислав понял, что после боя прошло немало времени. Тшудд добрался до раненой руки друга:
— Худо тебе будет, лишнее не отнять — и ты весь пропадешь.
Тшудд знахарил, знал болезни и раны. Карислав не дрогнул, когда биармин срезал обрывки живого мяса, рассекал жилы и вылущивал из суставов обломки косточек пальцев.
Знахарь закрыл раны зеленой мазью из жеваных трав и обвязал листьями с ивовой корой.
Они думали о своих, об Усть-Двинце, как там бились и бьются ли еще. Но не имели сил сдвинуться с места…
»
В.Д. Иванов, «Повести древних лет».

Вот ради таких подвигов стоило жить.
А эти, которые современные… Это не подвиги, а так, хуйня на постном масле. Эфемерная видимость, создаваемая путенской пропагандой.

Че-то вспомнил к слову. Тут у нас участковый есть. Родом из какой-то глухой деревни. Основная его функция – обирать чуваков без регистрации, живущих на съемных квартирах.
А недавно один юный гопник-алкоголик попытался избить бабушку, которая сделала ему замечание насчет нетрезвого поведения. Кроме того, он еще потом поджег ей дверь, изрисовал стены и насрал на коврике. Бабушка написала заявление. Участковый заявление не принял, зато посоветовал обратиться в суд.
Этот, что ли, на хулигана полезет? Да ни в жизнь.

А ты: «подлодка».
Кому она – правда – нужна? Мне-тебе и еще совсем немногим?
Остальные живут, лишь бы выжить, что им по телеку рассказали – то и есть правда.
Россия, ептыть.
Говард Уткин
Ну, В.Д. Иванов и описал геройцев!!! Аж дух захватило! Вот люди пиздошились раньше!
Ща по-другому:

«… в салон ворвались вооруженные арабы с автоматами в руках.
— Самолёт захвачен!!! – Прокричали они. – Головы пригнуть к коленям!!! Не поднимать!!! – Двое остались за спинами, а один пробежав вперед, наставил автомат на пассажиров, водя стволом из стороны в сторону, нервно держа палец на курке. «Под ногтями грязь, — отметил агент. – Декханин. Этому терять нечего». Он хотел, было уже встать, как сзади завыл высокий голос, не понятно, женский или мужской.
— Да заткнись ты, — послышался приглушенный шепот и звонкая затрещина. Вой моментально стих.
— Летим на Москву, — объявил на ломаном английском бородатый террорист.
— А мы куда летели? – робко спросил кто-то.
— А вы летели ДО Москвы, — заржал обкуренный араб.
Снова послышался дикий вой и звон затрещины. В наступившей тишине кто-то громко пукнул.
— Не-е, так дело не пойдет, — резко встал агент 700. – Я что, перед смертью в чужом дерьме задыхаться должен? Хочу есть. – И пошел в конец салона.
— Эй, стой, сказаль! – Щелкнул затвором бородач. Вновь раздался писк и затрещина.
– Стоять, кафир!!!
— No, no, no, — не оборачиваясь, помахал руками Болт. «Перекрестным стрелять не будут», — прошел он сквозь двух других террористов за шторку в служебное помещение.
Там, привалившись к аварийному люку, открыв рот, со слюной до пола, стоял еще один араб, со стеклянным взглядом выставив вперед автомат. Не раздумывая, Болт схватился за дуло, и со всей дури шмякнул террористом об переборку напротив. Тот, взмахнув руками, оставляя кровавый след, медленно, как в кино, сполз на пол. Агент, сдернул автомат, мимолетно хлопнув прикладом по лампе аварийного освещения. Брызнули стекла, как зазвонил телефон связи персонала с кухней первого уровня. На шум заглянул боевик, стоявший за шторкой. Герой, втянув его за бороду, дал коленом в лицо и снял трубку. Но террорист оказался непробиваемым, и бросился на миротворца.
— Ужин принимайте, — послышался в трубке молодцеватый голос. Агент разбил трубку об голову араба и пнул его в грудь. Бандит, разбрызгивая кровь из разбитой головы, отлетел на аварийный люк. Но тут же вскочил и выхватил огромный нож. Из провода разбитой телефонной трубки неслась матерная жизнь служебных помещений самолета. Там, за повседневной суетой не догадывались, что на грани не только жизнь лайнера, но и планеты.
ДжиБи поймал бандита на выпаде, прижал к переборке, и несколько раз ударил правым коленом в область почек. «Хорошо хоть наколенники нацепил», — мелькнуло в голове миротворца; у араба в почках были камни. Тот скукожился. Болт отпустил руку с ножом, и, подпрыгнув в тесном помещении с ноги на ногу, резко, как учили, дал левым коленом под грудную клеть. Поперхнувшись, террорист подлетел, и здесь надо представить дальнейшее в замедленном действии, — Болт, в прыжке ловит его за уши, бьет головой в лицо, отрывает уши, комбинируется, и левой-правой ногами, словно Рональдо, лупит в грудь. И все в пространстве 1,5 на 1,5 метра. Причем, чтоб не было слышно за шторками.
Уже мертвый араб ватно ударяется в аварийную дверь, ломает позвоночник, цепляется переломом за блокировочный рычаг, дверь распахивается, и его незамедлительно вытягивает в ледяную тьму. Разгерметизированный самолет качнуло. ДжиБи поскользнувшись на замерзшей крови, засучил ногами, пытаясь ухватиться за что-либо. Бросил автомат. Лайнер резко накренился и, правую ногу миротворца потянуло в открытый люк. Медленно, но верно.
— Оо. Аа. Ууу …, — махнул рукой Болт напоследок. И его, как и террориста, высосало из самолета.

В ту же секунду, когда агента 700 вынесло из самолета, он смертельно врезался во что-то, но, не теряя присутствия духа, крепко уцепился в это и потерял сознание. Но от жуткого холода быстро пришел в себя, поняв, — зацепился пуговицей хлястика за одну из турбин самолета.
Перевернувшись на живот, превознемогая скорость лайнера, ухватился сначала левой, затем правой рукой за край спасительной турбины, медленно подтягиваясь к жерлу. Пронзительный ветер гиблым холодом сёк его лицо, покрывая ледяной коркой. Но даже под коркой лицо плющило и размазывало по черепу со сверхзвуковой скоростью.
Изнемогая от напряжения, агент 700 всё же добрался до края турбины, из последних сил подтянувшись, проскользнув внутрь. Стремительно сгруппировавшись, насколько позволяли его окоченевшие мышцы, он цепко ухватился за бешено вращающийся турбинный вал. На сумасшедшей скорости, сковывающие героя льды, растаяли и он, почувствовав былую удаль и ловкость, резко отпрянул от вала, просочившись между лопастями внутрь мотора. Пройдя мимо брызгающих раскаленным маслом шатунов и механизмов, ДжиБи изнутри отвинтил крышку самолетного двигателя и выбрался наружу. Аккуратно закрутил ее на место. Затем проник в багажный отсек, поднялся по ступенькам и, приподнял люк в салон. Перед лицом замаячили грязные инчиги.
— Пст, — поманил араба Болт. Террорист наклонился, агент 700 дернул его за полу халата, и араб рухнул вниз, ударившись головой и лбом об края проема. Быстро облачившись в его хламиду, темнокожий миротворец наклеил брови, бороду с усами, повесил на шею автомат и, прихватив чемодан, осторожно выбрался в пассажирский салон. Там сквозь щель в шторах рекогносцировал обстановку. Два террориста стояли через проход напротив, еще двое прямо перед агентом, но спиной. Пассажиры сидели, пригнув головы.
— Ы-ых!!! – Размахнувшись, бросил Болт чемодан через их головы, метясь в террористов напротив. Те присели, а стоящие перед ним наоборот, заинтересованно вытянули шеи, за которые агент и вдернул их за кулисы, где задушил обеими руками. Они и пискнуть не успели.
— Рокен рол, кхм, … Аллах Акбар, — вышел в другом проходе Болт, и направился к боевикам напротив.
— У вас ус отклеился, — участливо сказал сочувствующий пассажир справа.
— Аллах Акбар, — умыл лицо 700, приклеив ус.
Неожиданно, он встал, как вкопанный. А по его контуру, искрясь, пробежали голубые молнии. В голове, словно медным молоточком по серебряному блюдцу дзинькнуло и … громыхнуло. Джим Болт аж сам присел. Но, светясь, поднялся во весь свой могучий рост, и гордо растопырив руки, двинулся на террористов.
Пораженные безумным видением басмачи на время растерялись. А Джим Болт уже отсчитывал антитеррористические шаги смерти. Три метра. Еще три шага. Кульбит. В полете правой ногой – в голову правому, рукой опереться на спинку сидения, левой ногой – старику, тут же правой сдернуть автомат, … левой подкинуть …
— Тьфу, ты, басурманище христопродавное!!! – Плюнула на Болта из левого ряда старая леди в красном костюме. В салоне как раз звучала песня Криса де Бурга «Lady in Red». Первым желанием чернокожего миротворца было высморкаться в красную вуаль этой старой кошелки, но время событий уже сжалось в тугую пружину. «Пошел!!» — скомандовал он сам себе. Но самый первый решительно-толчковый шаг попал на подол длинного халата, и … герой рухнул носом к ногам террористов. Жить осталось мгновение.
Махая ногами, словно ластами, он подлетел, сгруппировался в воздухе, насколько это позволяло тесное пространство Боинга, и дал ближайшему опешившему арабу пяткой в нос, и оперевшись на голову ближайшего пассажира, перенес удар ботинка в висок второму. Арабы рухнули, как подкошенные. И только агент приземлился на ноги, в салон ворвался еще один террорист с самурайской саблей, без промедления ткнув миротворца в живот.
Словно профессиональный тореадор, Джим Болт миллиметрово уходит от колющего удара, сабля пронзает распахнувшуюся полу халата и застревает между его большим и указательным пальцами. Болт резко ломает клинок, но дамасская сталь не ломается, а свинчивается на 90 градусов, и тут же распрямляясь, как пружина отбрасывает самурайского араба верх тормашками на полки для багажа.
Перехватив клинок, ДжиБи забежал в служебное помещение. Там три безумных террориста вскинули автоматы.
— Йа-а-Ха!!! – Звезданул саблей агент, и арабы развалились вместе с автоматами надвое.
— Хы, — ткнул ДжиБи еще одного, выскочившего из-за штор. И тут террористы повалили как безудержные.
— Хы! Хы! Хы! – Рубил агент их как капусту. Поминутно отступая, вытирая пот, и думая: «Как, вообще, самолет поднялся с земли с этой ордой?»
Число им было – легион…

… — Ой, а ты где был? – Засуетилась сисястая Наташка, когда он плюхнулся в свое кресло. – Тут эти арабы …
— Ходил насчет обеда договариваться. – Джим Болт поправил височки. — Должны принести.
— Ой, да ты, вы, весь в крови!!! – ужаснулась брюнетка.
— Брился, порезался …»

Г.Ф. Уткин, «JIM BOLT – Агент 700. Апокалипсис, или Повесть о настоящем человеке – 2».

Моё субъективное мнение, думаю, его поддержат многие, ГЕРОЙ – это человек, который совершил нечто невъебенное. Не суть как. И не обязательно умирать. Но лишь, благодаря его подвигу, множеству людей стало пиздато. И не важно, силовик он, или строитель, врач или ученый. Вроде, в РФ возвращали звание «Герой соцтруда», но чёта не слышно. А в СССР было. И не зря. Вручали так же, с Орденом Ленина. Потому-что люди действительно совершали подвиги по восстановлению и развитию страны.
Гагарен – самый настоящий ГЕРОЙ!!!
Неверю
Ох уж эти журналисты…
ПДА — вес не более 1,8 кг. Описание и фото в интернете.
ИДА — масса не более 14 кг. Его таскать целый день может только Шварцнеггер. Или журналист который это написал.
А что там было… узнаем со временем.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.