Вселенная дураков. Специальный выпуск

Наша Кунсткамера


— Что там за фонтаны и салюты на горизонте, — мрачно поинтересовалась Елена Троллянская у подельников. Слышу радостный смех и ощущаю мерзкий запах здоровой еды. Надуйте Грыжу и отправьте его в разведку, пусть доложит обстановку.

— Сколько можно меня надувать! – возмутился Пипец, привычно спуская пижамные штаны, — в прошлый раз, вспомните, плохо заткнули пробку, она выпала посреди дороги и знаете, куда я летел? На территорию Палестинской национальной администрации!

— Атаманша сказала «надуть», значит, надуем, — похлопал Грыжу по плечу слепой механик Сраньцырев, — зачем возмущаешься? Мы вкачаем в тебя твой же кишечный газ, который ты сам произведешь. Взлетишь, как по маслу!

Каканадский помоечник еще немного поныл для вида, а потом, с помощью Сраньцырева и Фекалецкого, самодовольно позволил накачать себя своими меркаптанами.

— Выпускной клапан стравливай потихоньку, обязательно смотри на манометр, не то не вернешься, — дав последние наставления, слепой механик чиркнул спичкой под пипецовым соплом.

— Полет нормальный! – отрапортовал расхититель нижнего белья, стремительно набирая высоту.

Потянулись часы томительного ожидания.
Максимусасс, скучая, играла сама с собой в бутылочку, Тимофея и Лорафея изучали внутренний мир гнома Даст-Всем-в-Зада, Воняй с Профессором Доносюковичем Пенисюком и Сраньцырев с Фекалецким допивали остатки стекломоя, Хуйсельникова пыталась вступить в половое сношение с безголовым Больбумаром Номерным, Дух Двуполой Рапсодки чесал пузо Садистке Паразитке, две кобылы – Чуча Супер-Срачу и Бибирячка Сида грустно стояли в стойле и только одна Печальная Дусенька – носатая Грыжкина сестра-близнец мужского пола, орошала небо взглядом, выискивая в нем своего однояйцевого братца.

— Летит! – закричала Дусенька.
Концессионеры побросали свои дела и приготовились к встрече разведчика.
Пипец мешковато приземлился, по инерции пропахав несколько километров земли огромным клювом.
Он долго не мог прийти в себя от ужаса и только после того, как старшая Логорея надела Грыжу на бревно, видавшее и не такое счастье, каканадский помоечник, выпустив последние литры внутренних газов, заговорил.

— Там… люди!.. они празднуют День Рождения… день рождения сайта Дом Стихов!

— Чего-чего?! – ополоумев, закричала Максимусасс. Не меньше часа расстроенные концессионеры наблюдали нервный срыв своей предводительницы. Лено каталась по земле, грызла сапоги, билась в припадке, ела строительный мусор, рвала на себе гимнастерку и галифе, терзала когтями саму себя и самозабвенно стучалась головой о косяк заветной двери.

— Стекломою мне! Или бензина! – наконец прохрипела она, шмыгая разбитым носом.

— А ничего нет, — расстроил атаманшу культурный Пенисюк, — Хуйсельникова после сообщения Пипеца впала в транс, сидит на камушке и бормочет, как обреченная «Я не Хуйсельникова, я не я и рожа не моя».

— Тогда дайте мне грыжкиного салата «Говнолье»!

— А его тоже нет. Пипец от страха все сожрал и спрятался под рейтарский шлем, один только нос торчит.

Жертва зоотехнического эксперимента снова забилась в припадке, но вскоре, дважды овладев собой, немного успокоилась, выковыряла каканадского помоечника из шлема и устроила допрос.

— Празднуют, говоришь?

— Да, все радостные, нарядно одетые, крем «Марго» кушают, игристые вина пьют, фейерверки в космос запускают… Там светло и весело, не то, что у нас – скучно, темно и голодно, словно в моей жопе.

— Как же я ненавижу, когда люди радуются! – поливая окрестности желчью заскрипела стесанными клыками Елена Троллянская.

— Они меня поймали, заставили откушать осетрины, свинины, перепелов, икры красной и черной, суп харчо, напоили чаем с пирожными.
Я сопротивлялся… О, как я сопротивлялся! Целых полсекунды! Потом их победил и был отпущен восвояси. Если не чей-то могучий пинок, я бы сюда не долетел – настолько насильно объелся всякими вкусняшками.
А еще они велели передать остальным, чтобы вы тоже приходили на праздник.
Так и сказали: сегодня бить не будем.

— Чего ж ты раньше молчал! – возмутились в один голос концессионеры и стали собираться, только Воняй попутно спросил: «А у них там, кроме игристого, есть что покрепче?». Пипец начал перечислять увиденное им содержимое барной стойки.

— Стоять! – вновь впадая в бешенство, заревела жертва зоотехнического эксперимента, – ни шагу вперед! Кто шелохнется, того я самолично съем и выкакаю в муках!

— Мы только одним глазком… — заныли концессионеры.

— Никаких турпоходов во враждебное нам культурное общество! Сейчас свой праздник устроим! Грыжа, срочно изобрази три… нет, десять тонн салата «Говнолье»! И не забывай попутно играть на гармошке! Кто-нибудь, приведите Хуйсельникову в чувство и надоите из ее перьев таз стекломоя. Сделайте из Печальной Дусеньки китайский фонарик, подожгите любой отросток у нее внутри, пусть мигает разноцветными огнями. И каждому поменяться одеждой со своим соседом! У них там праздник, а у нас будет карнавал с переодеваниями. Пенисюк, встань на стульчик и читай что-нибудь из своего профессорского. Сестры Логореи, танцуйте танго с табуретками. Остальным делать вид, что нам весело.

Унылые концессионеры покорно побрели исполнять приказанное. Тимофея попыталась возмутиться, но посмотрев на обильную пену, хлещущую из бычьей пасти Елены Троллянской, молча убрала бревно, взяла табуретку и пустилась в пляс.

… Печальная Дусенька искрила, давая тусклый свет. Концессионеры, переодевшись друг в друга, сидели за трапезой, как на похоронах, давились грыжыным «Говнолье», пили вонючий стекломой ушастой Хуйсельниковой, слушали песни Аллы Пугачевой в исполнении Пипеца, натужено смеялись над скучными шутками жертвы зоотехнического эксперимента, и каждый из них завистливо страдал:

«А ведь рядом, в соседней Галактике, есть совсем другая жизнь, там люди веселятся на полную катушку, смеются задорно и звонко, у них нет нужды льстить друг другу за паек, никто им не угрожает и не заставляет плясать под свою дудку, у них вдоволь вкусной еды и выпивки, а мы… мы живем, как проклятые, жрем друг друга и грыжкину тухлятину, пьем выделения Хуйсельниковой, фальшиво нахваливаем все, сказанное нашей атаманшей и притворяемся, что нам хорошо».

С ЮБИЛЕЕМ, ДОМИК!
БУДЬ ВЕЧНЫМ! ДАРИ ВЕСЕЛЬЕ, ВЫСМЕИВАЙ ДУРАКОВ, НО В ТО ЖЕ ВРЕМЯ, ОСТАВАЙСЯ ДОБРЫМ И ЛИРИЧНЫМ!


7 комментариев

Орлуня
О, Лиза, шикарное поздравление Домику! Он так соскучился по твоим весёлым рассказам о прохиндеях с другой Галактики...☺ От зависти они тоже сделали себе праздник, но он оказался… в ЧЕСТь ДОМИКА!)) Вот умора!
Уж так и быть, мы их всё равно угостим пряниками
margo
вау! какое хорошенькое!
Андрей Блудный сын
«А ведь рядом, в соседней Галактике, есть совсем другая жизнь, там люди веселятся на полную катушку, смеются задорно и звонко, у них нет нужды льстить друг другу за паек, никто им не угрожает и не заставляет плясать под свою дудку, у них вдоволь вкусной еды и выпивки, а мы… мы живем, как проклятые, жрем друг друга и грыжкину тухлятину, пьем выделения Хуйсельниковой, фальшиво нахваливаем все, сказанное нашей атаманшей и притворяемся, что нам хорошо». ©

Как в воду глядели!
Лиза, с восхищением и уважением!!!
Витя Ран
А еще они велели передать остальным, чтобы вы тоже приходили на праздник.
Так и сказали: сегодня бить не будем.


Ради такого случая даже я вел бы себя скромно, как институтка.

Привет, Лиза! Здорово написала!
Юша Могилкин
Хелло, красавица. Эх, порадовала старика. )))
Ты надолго с вещами, али так, проездом? )))

Ща Вшивая с липцом в гробу перевернутся. )))
ленка стопудово уже прочитала и пожаловалась своему дружку. )))
А мы чего?
А мы их еще целых восемнадцать минут бить не будем по случаю торжества, пущай не переживают.

)))
Андрей Блудный сын
Им начьхать, оне все поголовно пьявки, тьпфу!!!
Юша Могилкин
После третьей смены застрявшие в дверях, ага.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.