МОНОЛОГ КВАЗИМОДО

Поэмы, эпосы
Привязан я к позорному столбу.
Горю, плетьми наказанный, от жажды.
Но ни глотка — зловещее табу
Наложено, и это знает каждый.
В ответ на стоны брань, проклятья, смех.
Толпа ведет умело пересуды,
В себе не видя первозданный грех
И тешась благолепием Иуды.
Нежданно чья-то нежная рука,
Омыв мои запекшиеся губы,
Легла за лоб и вздрогнула слегка,
Почувствовав налет на коже грубый.
Да я урод – нескладен и горбат.
Не знал доселе милой женской ласки.
Слезой кроплю ланиты невпопад,
Готовый к неминуемой развязке.
Для Эсмеральдо в жизни выше сил
Проникнуться симпатией к уроду.
Я чей-то грех с рождения носил.
Не мне винить капризную природу.
Мой долг – утаивать любовь в себе.
Повсюду следовать за нею тенью.
И коль угодно лишь одной судьбе,
С ней умереть по божьему веленью.
Х Х
Витая цепь трагических событий
Означила мое грехопаденье.
В разломе приснопамятных открытий.
Растоптан я по воле провиденья.
Моя душа, горевшая от жажды,
Другим огнем заполыхала выше,
Когда рука невинная однажды
К ней прикоснулась еле-еле слышно.
Как в паутине, я в лукавой воле.*
И приближаю смерть заблудшим шагом.
Кто нераздельной страстью вязко болен,
Своей любимой не дарует благо.
О. Эсмеральдо! Ты уже распята.
На крест я вымостил тебе дорогу — Терновую, без смысла и возврата
И в замыслах отвергнутую Богом.
Смешалось в жизни все, как в Вавилоне.
И ложь, и правда, ненависть — с любовью.
Враги страшатся крови в Илионе,*
А здесь всегда с мечами в изголовье.
Я отомстил, но мало, мало, мало! *
Мне надо бы повергнуть легионы.
Чтоб дьявола послушные вассалы
Не строились в зловещие колонны.
Иду к тебе, под сумраки распятой.
Отравленную жизнь ни в грош не ставлю.
Во всем перед Всевышним виноватый,
Твое очарованье тихо славлю.

*Квазимодо во всем слушался своего приемного отца, ставшего причиной гибели Эсмеральдо.
*Илион — знаменитый по гомеровским поэмам город. Его слава уже в древности заставляла не только отдельных лиц, но и целые народы (персы, римляне) относиться с почти религиозным благоговением к тому месту, где он стоял.
*Квазимодо убил своего приемного отца и его брата, виновных в гибели Эсмеральдо.
Х Х
Молчит во тьме угрюмо Монфокон,*
Звеня зловеще старыми цепями.
Любовь моя здесь смертный рубикон
Перешагнула с горькими слезами.
Увы, с моим участьем Фролло Клод
Ее подвел под виселицу ныне.
Для Эсмеральдо выбрал эшафот,
Повергнув даже палачей в унынье.
И вот она сейчас передо мной.
Не в силах смерть убить в ней совершенство — Ее глубокомысленный, земной,
Высокий облик с девственным блаженством.
Терзаюсь я уродливой судьбой,
Увидев вольный свет через проклятья.
Но даже смерть я разделю с тобой,
Упав навеки в мертвые объятья.

* Монфоко́н — огромная каменная виселица, построенная в XIII веке к северо-востоку от Парижа.

12 комментариев

Юша Могилкин
Это все, конечно, хорошо, но есть один немаловажный аспект под названием «Витя Гюго».
Гюго был абсолютно равнодушен к героям своих произведений. Алкоголик по жизни (ни дня без абсента), страдающий сатириазисом (патологической гиперсексуальностью), Витя, забубенив пузырек и поимев очередной аналог Эсмеральды, сочинял слезоточивые стихи и романы, на которых сей литератор, пользуясь читательским простодушием, сколотил очень даже нехилое состояние.

Вот.
А ты переживаешь.
Все-таки, личность автора не может быть отделима от его произведений.

)))
Иван Близнец
Да, в свое время было иначе. А ты вот чего-нибудь да выкопаешь. И Гюго не даешь спокойно лежать. Вредный ты мужик, Юша. Ну да ладно. Квазимодо стал именем нарицательным.
Юша Могилкин
Я не вредный, я объективный. )))
Вот тебе простой жизненный пример:

Великий (и я этого даже не отрицаю) Русский Поэт Николай Алексеевич Некрасов – однажды написал стихотворение «Карета», написанное по случаю гибели мальчика, напоровшегося на специально вбитые гвозди:

О, филантропы русские! Бог с вами!
Вы непритворно любите народ,
А ездите с огромными гвоздями,
Чтобы впотьмах усталый пешеход
Или шалун мальчишка, кто случится,
Вскочивши на запятки, заплатил
Увечьем за желанье прокатиться
За вашим экипажем…

Стихотворение было опубликовано во многих газетах и журналах. Оно настолько всколыхнуло общество, что все кареты стали ездить без гвоздей на запятках. Все, кроме одной – некрасовской.
Когда прохожие, видя такое дело, забросали ее камнями, вышедший оттуда Николай Алексеевич осмотрел место события, почесал репу и сказал: «Это кучер виноват», а потом залез обратно вовнутрь и поехал дальше.

Поэтому не всегда литературных героев нужно воспринимать, как живых персонажей со своим жизненным путем. Конан Дойл своего Холмса вообще ненавидел, ибо он своей выдуманной персоной похерил все остальные труды бедняги Артура.

… Вань, а что ты знаешь о Максиме Железняке?
Иван Близнец
Только что прочитал в втктпушке. И ничего не понял. Боролся с поляками, а осужден русскими. С какого перепугу?
Юша Могилкин
Вообще-то, он не только с поляками боролся. ))) В этом-то вся причина.
Вот, наверное, наиболее полное исследование по Железняку:

su0.ru/HM9l,
взятое отсюда:
su0.ru/Ch8P

Почитай, там много чего интересного написано – и об царях с царицами и исторической действительности и даже про самого Гавриила Романовича Державина.
Лиза Биянова
Фролло — сволочь, это все из-за него произошло.
Иван Близнец
Наш начальник, Юша Могилкин, говорит, чтобы мы не всегда литературных героев воспринимали, как живых персонажей со своим жизненным путем. А я частенько разговариваю с ними. И согласен, что Фролло сволочь. Заклеймим его. А Квазимодо наш в доску. Вот.
Юша Могилкин
Тоже мне, «начальник» говна-пирога: сегодня обновлял перед Новым Годом межкомнатную арку, не соблюл элементарную технику безопасности – не надел строительную каску на голову – и зафигачил занозу себе в палец. )))

Это, Вань, все вино, на капусте настоянное – после него таки тянет поговорить с литературными героями.
А я вот что скажу: ты заметил, что горбунов и кривобоких сейчас днем с огнем не сыщешь, хотя в Средние века их было завались на каждом перекрестке. А все почему? Потому что медицина – великая вещь.
Родись Квазимодо в наше время, горбатым он точно не был бы. И бородавку ему быстренько удалили бы.
Гюго все замутил на общепринятых контрастах: этот – с виду благочестивый, но по сути — скотина, этот – внешне красив, но подлец, а этот – урод, но предан, благороден и готов любить до истления своей костно-мышечной ткани.

Кстати, д’Артаньян у Александра Дюма был тем еще кадром – хитрил с друзьями, следил за ними из своих меркантильных интересов, а результаты слежки использовал в корыстных целях; любя Констанцию, совокуплялся при этом с другими женщинами, и т.д.

Так что, литературные герои не так уж просты, как кажется на первый взгляд.
Разве что Чиполино… Да и то репчатый лук — штука многослойная.

)))
Иван Близнец
Юша, ну дык и другом раскладе мы бы и не читали энти книги. Контраксируя, подманивают. Читаешь и думаешь, а ведь, бля, и у нас так: который в теле — гад, а который без тела — душа человек. А почему? Внутренние переживания потому что работа над собой, обратный ход комплекса неполноценности.
Юша Могилкин
Когда я был маленьким и читал взахлеб всякие приключенческо-романтические книжки, мой папа говорил так: «Понравился главный герой? Не понравился его соперник? Давай сядем и распишем на бумажке достоинства и недостатки каждого из них». Так я не только научился писать, но еще и анализировать.
Кстати, папа мой был генералом Тракторно-Пингвинологической службы, и к его пожеланиям я всегда прислушивался.
Играть на обывательских слабостях – это самый верный писательский ход. Потом им стали пользоваться режиссеры синематографа, но завсегда им пользовались политики – постоянно обещая сделать то, чего они делать не собирались.
Главное – чтобы верили и сопереживали. А кому – это вторично. Ибо все хотят стать героями, и всем вбили в голову их личный комплекс неполноценности.

)))
Иван Близнец
Евреям бы навязать этот комплекс, потому как они Христа завалили.
Юша Могилкин
Всего-то лишь? Какого-то сказочного персонажа? Да и хрен бы с ним.
Тут вопрос куда как серьезнее стоит:

su0.ru/Mzfk

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.