Квинслендская история

Сатира и юмор
Абориген

На взморье, у самого Йорка,
Я знаю один огород.
Растёт кочанОв там пятёрка
И зреют плоды целый год.

Там, пОутру встав, огородник
Уныло проходит меж гряд;
На нём неопрятный передник;
Угрюм его пасмурный взгляд.

Польёт он капусту из лейки,
Прихватит на завтрак банан
— А после сидит на скамейке
И смотрит в пустой Океан…

Намедни к нему прибегает
Сосед с бумерангом кривым,
Он скромно дарЫ расстилает:
«Пришелец! Будь другом моим!»

Но, дико взглянув из амбАра,
Смолчал огородник в ответ
И понял колдун Кунабара,
ЧТО гложет того много лет:

В холодном ГУЛАГе в Сибири
Томится Маринка его
И тОшно ему в этом мире:
Не нУжно ему ничего!


Исчез Кунабара без звука,
Замолкли колибри в лесу,
»За что же, — он шепчет, — мне мука!
Я долго её не снесу!

Любовь моя — груда развалин
И скушно в Квинслендской ночИ.
Будь проклят чудовищный Сталин
И лагерные палачи!!!

1 комментарий

Юша Могилкин
Номерной в Австралии

Ничто отщепенцу не мило,
Тоскливо ногами идет;
Вчера целовал крокодила
Торжественно-нежно рот в рот.

Проснувшись – не трезвый, не пьяный –
Ни вечем, ни поутру,
Восьмеркин – пает бесталанный –
Хотел подоить кенгуру.

Но хитрая тварь убежала,
Страдалец надел сапоги:
«Меня одного, видно, мало!
Десяткин! Ты где? Помоги!»

Десяткин явился на базу,
(Он – тоже известный прохвост,
И в области малого таза
Имел независимый хвост).

Кряхтя, пробежали две мили,
Грозили всем страшным концом!
Вдвоем кенгуру отловили,
Она оказалась самцом.

Разулись. Тревожно в желудке,
И сердце клокочет в груди;
«Нас мало… Подохнем… Нет, дудки!
Двенадцатый, где ты, приди!».

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.