КАК СТАТЬ ЛИТЕРАТОРОМ

Стёб и вольное
В наше время нет ничего проще стать поэтом или писателем, можно даже сразу же махнуть в профессиональные литераторы. Достаточно сказать себе и окружающим, что ты умеешь писать, что у тебя классический стиль. А в подтверждение надо завести в инете страничку и заполнить ее какой-нибудь чепухой. И поскольку не перевелись еще любители словесности, которые соображают в ней в разы хуже тебя, то гарантированно получаешь за свои труды увесистые «пятерки».
С таким багажом, да еще сдобренным амбициозными взглядами на современную литературу, перед тобой откроют двери всех, ну не всех, а почти всех организации, под крылом которых умело взращиваются современные таланты. Можно было бы взять эти слова в кавычки, да боюсь навлечь на себя гнев собратьев по перу, искренне верящих, что без них литература зачахнет, пропадет ни за грош, хуже того, ее подгребут под себя иностранные спецслужбы.
И вот когда у тебя окажется в руках корочка члена какого-нибудь союза, пусть даже о нем никто не знает в стране, ты окажешься на полшага от олимпа. В творческих союзах, как правило, никто не хочет заниматься неоплачиваемой общественной работой, но ты не из таковских, а живешь по славному российскому принципу: «Нам зарплаты не надо – работу подавай». Короче говоря, сначала делопроизводитель, а потом и сам себе начальник, можно с титулом и печатью. А дальше что тебе подскажут твоя бытовая фантазия и кухонный реализм: чаепития с бутербродами, пресс-конференции перед журналюгами и даже похороны товарищей по перу, которые перед славной кончиной слезно упрашивают тебя продолжать (за себя и того парня) творческую эстафету.
В какое-то время на тебя нисходит озарение: а почему бы не стать редактором журнала, запараллелить, так сказать, себя с бурной издательской деятельностью, тем более, что в ученические годы ты успешно рисовал школьную стенгазету. И чтобы уж не размениваться по мелочам, журнальчик этот должен быть международным. Сейчас ничего не возбраняется, можно даже и межпланетным окрестить издание с инопланетянами на обложке.
Сказано – сделано. Члены (на то они и члены, чтобы платить членские взносы) дружно сбросились на твое детище. И вот международный журнал уже порхает страницами перед оторопелыми (маститыми и не маститыми) поэтами и писателями региона. «Батюшки!- восклицает пишущая братия,- Какая прелесть!» Не важно, что журнал изобилует грамматическими ошибками, литературными несуразицами (корректор недоглядел). Главное, что он есть, в нашем полку прибыло. А редактор дока! Хват! Прямо за уздцы поймал взбалмошного Пегаса! Ведь тебя ни кто не редактирует, не требует профессионализма. Отклики проштампованы: лицезрением погоды, старых деревень. Не стилистика и рифмы, а явления редактируются и рецензируются с припиской: «Спасибо!»
Слова благодарности, как из рога изобилия. Зеленая молодежь роится возле тебя, подпевает, дескать, она только и мечтает опубликоваться на страницах журнала. Что? Деньги нужны? Пожалуйста. Профессиональная братия снисходительно треплет по плечу: так держать! И чтобы все твои последующие творческие работы соответствовали высокому профессиональному уровню, обещает поддержать, шлифануть, так сказать, строку…. Но и в этом нет надобности. В инете ты обязательно найдешь помощников, которые за соответствующую плату доведут твои жалкие вирши до совершенства. Если хорошо заплатишь, то напишут за тебя современный роман в стихах, например, «Онегин Евгений».
Эти люди входят в число тех, кто составляют элиту творческих сайтов. Но они не выпячиваются, а молча творят. И если согласились переработать твою галиматью, то, видимо, им не на что жить. О них будут говорить…, когда забудут тебя. А тебя забудут скоро.
Чаепития продолжаются. Только бутерброды уже не готовишь. Журналюгам подсовываешь готовый пресс релиз, похороны временно отменяются, так как в твоих рядах ветераны стойкие, на здоровье не жалуются. Бытовая фантазия и кухонный реализм уступают место канцелярской рутине, которая ведется все же главным образом дома (за неимением кабинета), но с существенным дополнением – ты не повар-самоучка, а профессиональный литератор. И ты в руководстве слабинку никогда не дашь, по примеру первого президента России, запросив особые полномочия на период становления организации.
Трезвые мысли давно покинули тебя, потому что карманное поэтическое окружение, подобранное по твоему усмотрению и хотению, поет в твою честь «Алиллуйю1». Критику старых товарищей ты считаешь проявлением зависти. И невдомек тебе, что ты должен благодарить небо за скромное искусство правильно выражать на бумаге свои мысли, что тебе позволительно печататься в инете, что благодаря этому у тебя куча друзей по всему миру.
Твои конкурсные работы получают самую высокую оценку, потому что, как говорится, рука руку моет, и в жюри не дураки сидят – непозволительно начальствующему составу на галерке прозябать. И вообще жизнь складывается как нельзя лучше.Дипломы, Почетные Грамоты…. Фантики, фантики…. И ты как Новогодняя елка в них. Благоухая в лаврах славы и почета, скоро забываешь, что к литературе в общем-то не имеешь ровным счетом никакого отношения, что ты обыкновенный любитель, но опять же с одной существенной поправкой – у тебя классический стиль, а своей задницей восполняешь тот вакуум, который образовался с развалом российской литературы.
С уважением. Один из тех, кто давно потерял всякую надежду называться поэтом или писателем. Так что называйте меня просто ЛЮБИТЕЛЬ поэзии и прозы.

11 комментариев

Юша Могилкин
А… (вяло отмахиваясь рукой), нет никакой современной литературы, существует только некий массовый кустарный суррогат, ничего общего с ней не имеющий.
Проще говоря, каждое говно мнит себя мега-гением и жаждет всеобщего признания и аналогичной славы. Тогда как истинные таланты вынуждены прозябать в тени этого самого говна.
Другие приоритеты нынче, Вань, совсем другие приоритеты. А кем они расставлены, надеюсь, тебе объяснять не надо.

)))
Иван Близнец
Все знаю и понимаю. Но обидно. В свое время каждая статья в газете зарабатывалась потом. Приходили к нам случайные люди, но они быстро отсеивались, не выдерживая ни темп, и конкуренции.И надзор был. И никому в голову не приходило издавать журнальчики, тем более международные. Болванят нас, делают из нас черт знает что. Мы были одних убеждений. И как приятно было поговорить с секретарем райкома парии, потому что он был выше на целую голову — и по положению, и по образованию. Меня любил брать с собой в колхозы первый секретарь райкома партии, так и говорил: «Мне Трофимова, ну который Ваня». Какие беседы у нас с ними были! Я писал статью, приходил к нему и мы вместе читали. Спорили. Нет, не цензура была, потому что мы были одних убеждений. Каждый отстаивал свою точку зрения. И я добивался своего. И он мне много полезного подсказывал. Больно за наше литературное время. А таланты есть. Иной раз откроешь авт ора и целый вечер читаешь, наслаждаешь. А он, этот автор, даже и не выпячивается. Творит себе втихую. Я стараюсь подражать таким авторам.
Говард Уткин
ТОгда заказчик не платил денег, и можно было спорить. Сегодня журналист вынужден тупо отрабатывать тендер. Вон их сколько классных и настоящих на вольных хлебах таксистами работают с университетским образованием.
Лиза Биянова
Если направление, в котором трудится талант, не востребовано государством, актуальность таланта для общества в целом равна нулю. :( Но у нас свой междусобочик и мы знаем: ху из ху. :)

Иван Близнец
Нельзя не отметить целенаправленности во всей этой неразберихи, т.е. оболванивают специально.
Юша Могилкин
Рассуждаю.
Что значит «не выпячивается»? Не надоедает всем своей «гениальностью»?
Дык, по факту, Пушкин, Гоголь, Шевченко, Козлов и Кольцов были «отрыты» Василием Андреевичем Жуковским сотоварищи. Потому что тогда лучшие русские литераторы были заинтересованы в лучших русских литераторах.
Сейчас – заполонившие все пространство rусские «литераторы» в настоящих русских литераторах не заинтересованы – им лишь бы свое пропихнуть.
Сплошная подмена понятий, Вань. А народу вообще похуй – развратили его дальше некуда и свели русскую (точнее, псевдо-русскую) культуру ко всякой хрени, типа «Аншлагов» и «Кривого зеркала».
Иван Близнец
Согласен. Смейся, паяц!..
Иван Близнец
А пимер на 100 процентов жизненный, взят и выписан из литературной практики.
Говард Уткин
Из КНИГИ

ГЛАВА 4
ДЕНЬ 2-ОЙ (страждущей похоти)
Чтобы мне, что-нибудь написать, в первую очередь требуется — удобное небольшое уютное помещение.
Очень много я пишу просто в машине, на руле, на обочине дороги, зимой.
Во-вторых: немаловажный фактор, это-музыка. Причем, какая музыка, такой и материал получается. Невозможно написать что-либо задорное под Dead Can Dance и задумчивое под старый Limp Bizkit, или лирическое под Мэрилина Мэнсона.
Любой клочок (желательно побольше) бумаги и ручка (которая всегда с собой).
Пиво! Мощный стимулятор связи с параллельными мирами, откуда и всё видно, что на планете творится. (Понесло, бля, аж споткнулся. Стемнело. Ничё не вижу уже. Пишу вслепую).
И лучик света, в-четвертых. Все время помню про него, но не знал когда вставить. Несет, знаете ли.
(18.44.18.Х.2003. Смог еще ёбанный, как в столице Великой Британии)
Иван Близнец
А по мне дак, карандаш за ухом и клочок бумаги в фуфайке. Остальное все от коз, курей, кошек, собаки и, конечно, поросят.
Говард Уткин
Мы не об одном и том же? )))))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.