Ленин и его позорная кличка.

Стёб и вольное
Сёдня ДыР у Ильича!!!



Уже давно, йоптыть, не секрет, что Ленина ещё с песочницы все Владимиром Ильичом звали. За его природный ум, смышлёность и лысину, на огромной не по возрасту, голове. По этой причине он зимой и летом ходил в кепке, комбинезоне-тройке и горошковом галстуке. Сохранив эту привычку даже после смерти.
А с кличкой «Ленин» произошел забавный случай летом 75 года XIX века.
Дети как всегда играли в песочнице. Оля – дочь аптекаря. Димка, из купцов. Порфишка, сын дворника Никодимыча. И Владимир Ильич в своем комбинезоне и кепке.
Ярко пекло солнце. В тени было не меньше +30 градусов по Цельсию. И Владимира Ильича сморило, нахлобучило солнечным ударом. Даже кепка в кусты улетела.
А когда он пришел в себя, то обнаружил, что лежит метрах в трёх от песочницы, солнце клонится к закату, а ребятишек в песочнице нет. А с ними нет его совка, ведерка и формочки для песчаных куличков.
В вечернем знойном мареве на душераздирающий от безысходности мерзкий вой карапуза обратил внимание проходивший мимо сытый жандарм.
— Кто ты, малыш? – Дыша табаком и рассолом, поставил он Владимира Ильича на ноги, и опешил от непропорциональной лысой головы: — Гений?!!!
Владимир Ильич с перепугу даже картавить начал:
— Ленин, — проронил он, что означало: «Гений».
Истово крестясь, околотошный отбросил чудовище и, придерживая папаху и саблю, бросился в участок.

На следующий день ребятишки встретились в песочнице снова. Дети рассказали, что Владимира Ильича хватил солнечный удар и они оттащили его из песочницы в тень, чтоб не мешал куличики песочные лепить. А потом их позвали родители обедать, и они ушли, забрав с собой его игрушки, чтоб не пропали. Кто его знает, когда он очнётся. А может и не очнётся ещё, дай Бог. Не пропадать же игрушечкам.
Владимир Ильич простил их тогда. Сказал, что не считает друзей деклассированными элементами, но попросил не называть его больше позорной кличкой «Владимир Ильич», а звать просто – Гений.
— Ленин. – Опять у него получилось.

А малышня ведь обзывается не со зла, а как видится. «Гений» их тоже прикололо. Но только звать они стали, как говорил Владимир Ильич: ЛЕНИН.

Это он мне сам, йоптыть, по-пьяни рассказывал.

16 комментариев

Юша Могилкин
У Ленина в детстве был друг по имени Пенис Мундович Дзе. Лысый и толстый. Сын печника и польского дворянина. Пенис всегда за Ленина заступался, если его соседские ребятишки окунали головой в отхожее место. Потому что канализации в Ульяновске тогда не было, и в каждом дворе стояли пластиковые платные туалеты. Даже Надежда Константиновна, которая училась в Институте благородных девиц имени Клары Цеткин, приезжая на каникулы в Ульяновск, была вынуждена раскорячиваться над общественным очком или бегать в заросли лопухов. Там-то Ленин ее однажды и подстрелил – натянул свой лук, загадал желание и стрельнул в болото. Думал, лягушку-царевну заполучить, но попал аккурат в ягодицу товарищу Крупской. А потом они поженились. Но это совсем другая история.
В общем, Ленин и Пенис дружили крепко. Вместе бегали на рынок воровать квашенную капусту у малоразвитых калмыков, вместе покуривали папироски, украденные из учительского стола Ильи Николаевича, и вообще занимались черти чем, вплоть до мечтаний о вечном режиме бога. Но их поймали и посадили в разные тюрьмы. В тюрьме Ленин научился писать и есть чернильницы, а Пениса сослали на табачную фабрику. С тех пор Пенис стал курить, а Ленин – так и не начал. Зато приобрел вредную привычку коллекционировать окурки. И до того поднаторел в этом деле, что даже тов. Сталин был вынужден перейти на трубку.
И тут началось самое интересное. На московский Главпочтамт пришла безадресная посылка. А когда ее вскрыли, из недр ящика высыпались какие-то маленькие гномики. Один из них называл себя Левой Бронштейном и просил послать за Лениным. Почтари удивились, но послали. А Ленин в это время вместе с Гиршей Радомысльским пил баварское разливное пиво в отдельном шалаше для одиноких мужчин, стоящим аккурат напротив Зимнего дворца.
Ленин и Бронштейн встретились на нейтральной территории, и только они начали обниматься-целоваться от радости, как в процесс вмешалась Роза Залкинд по кличке «Землячка». Она лично изнасиловала крейсер «Аврору», чем привела Ленина в немыслимый восторг и юношеское облысение. Вдохновленный Ленин силой захватил Смольный институт, засел в кабинете ректора и выставил в окно пулемет.
Но в коридоре раздались знакомые с детства шаги, заставившие Ленина ностальгически высунуть новоявленную лысину в замочную скважину.
И Ленин увидел Пениса – своего старинного друга детства.
Пенис похудел, поумнел, пристрастился употреблять спирт с кокаином, но не отказался от дружеских объятий.
— Пенис! – в сердцах воскликнул Ленин, вызвав дрожь у подслушивающей за углом Надежды Константиновны.
— Это в прошлом! – быстро среагировал школьный дружок, — теперь я не Пенис, а Феликс, не Мундович, а Эдмундович, и не Дзе, а Дзержинский. Ибо так оно гораздо приятнее звучит для слуха местных жителей.
Ленин завистливо вздохнул. Но у консервированных мумий мозг работает оперативно, Наденькин муж обрадованно заявил:
— Отныне и впредь повелеваю каждому называть меня просто «Ильичом»!

«Теперь придется подстраиваться», — задумчиво прошептал пока еще незачатый сперматозоид Брежнева и быстро перетек из текстикул одного отца в другие. Чтобы отчество соответствовало.

***
А в это время где-то в недрах сибирских джунглей Никита Хрущев, вооруженный одним лишь копьем и гвардейским минометом «Катюша», охотился на Путина. Охота была удачной.

)))
Говард Уткин
— Вот. – Высыпал Хрущёв, перед будущим дорогим Леонидом Ильичом, из сетей плотву и недоразумение: — Учись, сынок.



— Ба! Голлум! – Попытался потрепать за уши тварь Ильич, но та огрызнулась, укусила его в палец и слилась в канализацию.
— И чему ты радуешься, сволочь? – Подтянул штаны Хрущёф, глядя на довольного Лёньку Брежнева, с поднятым вверх кровоточащим средним пальцем.
— Она ещё вернёца! — Улыбался Брежнев из под густых кустистых бровей. — И вся планета ахуеет!!!
Юша Могилкин
Друзья направились в домик егеря, чтобы немного перекусить «Перцовки». А там их ждал сюрприз:

— Вы не того поймали! – сказал он, кусая Брежнева за очередной палец, — настоящий Пуй – это я!
— Да чтоб вас вымочило! – закричал Хрущев, отгоняя Пуя мухобойкой, — развелись, понимаешь ли!
— Я – везде! Я – Абсолютный Абсолют! – вопил Крабэ, ловко уворачиваясь от неуклюжего Никиты.


Леонид Ильич тем временем молча сосал покусанные конечности и думал вслух:
— Почему при мне было построено 1,6 млрд. квадратных метров жилья для 161 миллион человек, обеспечено канализацией 90% квартир и домов, газифицировано — 80%, центральным отоплением – 87%; объем ВВП вырос втрое; пенсионный возраст был уменьшен до: женщины — 55, мужчины — 60), а зарплаты, пенсии и детские пособия — увеличены; МРОТ составлял 70 рублей; было принято прогрессивное трудовое законодательство, для рабочих и служащих был отменен налог за пользование земельными участками, доходы до 70 рублей налогами не облагались вовсе и налоги с минимальных зарплат (до 90 рублей) были снижены на 35,5%, а при этом животном все изменилось до неузнаваемости и в самую худшую сторону?
Зря его в пионеры приняли!

Нужно поставить вопрос перед товарищем Сусловым об исключении!

Но очередной Пуй не стал ждать своего исключения, он сделал всем нос и выпрыгнул в окно. Брежнев неторопливо зарядил берданку солью, прицелился и выстрелил дуплетом.
— Ой-ой! – закричал маленький уродец, хватаясь за прострелянные ягодицы.
И скрылся в кустах.

)))
Говард Уткин
Амурская область, п. Углегорск.

Недалеко от космодрома «Свободный», закрытого в 2007 году, только что построили новый космодром «Восточный» и открыли кучу приёмных пунктов цветмета, что для местных жителей явилось полной неожиданностью. Голодные аборигены думали, что в стране полная жопа, ан, нет. Деньги нашлись и на строительство, и на обогащение руководителей стройки, которых сейчас ищет Интерпол. Теперь все ждали приезда Главного Касманафта и радовались.



Наконец, на главной площади, рядом с памятником Ильичу, приземлился НЛО жёлтого цвета. Не с первого раза открылась дверь, но Главкас, почёсывая жопу, всё же выбрался из аппарата:



— LADA – VESTA!!! – Сказал он не по-русски и похлопал по крыше. Сразу отвалились колеса, и открылся багажник.
— Bezdoroжье, — вновь блеснул немецким Пуй и посмотрел на небо.
Люди пали ниц прямо в грязь площади. Им и невдомёк, что где-то существуют другие дороги, разве что в Крыму или внутри Кремля. Ну, разве ещё до подъезда самого Краба.
— А правда, что вы живёте в пятиэтажной панельке? – Вдруг встала пятиклассница Таня Вахромеева, у которой был дома телевизор с 1 каналом.
— В кирпичной, кирпичной пятиэтажке, девочка, — мелко захихикал Хуйло над своей шуткой. – Иди сюда, я тебя в пупок поцелую.
Но, девочка лишь махнула рукой и прочитала стихотворение:
— Серая мышь и белая моль,
Это страдания наши и боль,
Надо не пить, — Дихлофоса купить,
Тварей навеки в стране истребить!

Главстерх аж прослезился и перекрестился.



— Двушечку ей, — шепнул он наклонившемуся Чайке в поповской сутане. А самого заучено понесло, как Остапа Бендера:
– Космос! – говорил Главкомбайнёр. – Знаете ли вы, что такое космос? Он двигает вперед не только культуру, но и экономику! Знаете ли вы, что космодром «Восточный» при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки, извините, хихихи, посёлок Углегорск?
… далее минут 20 бестолкового спича о преобразовании Углегорска в Циолковск …
– Да! Космическая мысль, превратившая уездный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретет способы междупланетного сообщения. Из Циолковска полетят корабли на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же легким, как переезд из Туруханска до Игарки. А там, как знать, может быть, лет через восемь в Циолковске состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный турнир! …
— Ну, всё, я жрать хочу, — шепнул пуй председателю сельсовета, и его повели в наспех построенный ресторан.

— Хорошо у вас тут, скромненько, — оглядел Главраб накрытый стол. – А то заебали кремлевские излишества.
Ему и невдомёк было, что всё доставили прям из Кремля спецрейсом.
— Да, да, — кивал председатель. – Чем богаты, тем и рады. Кушайте, Ваше превосходительство.
— А вот ещё анекдот. – Уплетал пуй явства, травя старые кгбэшные анекдоты про Штирлица … Внезапно, глава поселения громко хлюпнул и запихал обратно слюни в рот.
— Смотри не лопни, — строго посмотрел на него ХП и противно захихикал.



Старт корабля был назначен на послеобеденный сон.
Все собрались в секретном бункере, вокруг трона, доставленного другим спецавиарейсом. Наконец хуйло выспалось, и заняло своё место, как чуткое ухо разведчика уловило тихий спич в глубине каземата: «Здец, не взлетит она, мы вчера кабель с неё в цветмет здали». «Тихо, бля». «Абасрёмся». «Качумай».
— А чё, взлетит ракета-то? — Скрипнув троном, повернулся к челяди Главком.
— Взлетит, батюшка, взлетит!!! – Поспешил его заверить Розгин.
— Ну, начинайте тогда.
— 9, 8, 7 … — Начал отсчёт Завпуском.
— Всё, нам пезда. – Снова тихо донеслось из угла.
— Дуло залепи.
— … 6, 5, 4 …
— Не губи, Отец!!! – Вдруг, из противоположного угла, прорвался сквозь оцепление какой-то чин. – Есть в ракете недоработки! Каюсь!!!
— Отставить пуск. – Встал и пошёл к выходу командор. – А я хотел на ней слетать и вернуться. (Что означало расстрел чину с конфискацией).
— Говорил же тебе «молчи». – Уже на выходе услышал пуй поучительно-довольный шёпот.

А все собравшиеся, а так же строители, мирные жители и памятник Ленину подумали:

Юша Могилкин
— Значится так, — сказал Пуйло, — приказываю: если на очередном космодроме произошел сбой запуска космического средства, космодром необходимо закрыть, а рядом построить новый.
— Дык, батюшка, не вели казнить, вели слово молвить! – раздался голос из толпы бояр.
— Ты пьяный, что ли? – удивился Хутин неожиданному проявлению свободомыслия в рядах своих вассалов.



— Ни в коем разе! Уже пятнадцать минут ничего в рот не брал! – ответил наглец.
— Ну, говори. – согласился Повелитель Стерхов, — только я за последствия не отвечаю.
— Космодром «Свободный» обошелся государству в 1,3 трлн. рублей, а «Восточный» — в 1,5 трлн. рублей…
— А тебе какое до этого дело?! – взбеленился Пуй,



– это твои деньги, твои?! Не твои! Они – народные! И только я могу решать: как и на что их тратить! Ты что, не в курсе, что все мои счета в швейцарских банках арестованы? 410 миллионов франков!..
— И мои 360 миллионов! – подал голос Петрович.
— Да, и Петровичевы деньги – тоже! – поддержал соратника Великий Рыболов, — а ты тут лезешь к нам с какой-то хуйней!.. Уволить и арестовать негодяя! А нам пора возвращаться домой – скоро быдло начнет отмечать свой самый главный религиозный праздник, и придется мне ножками постоять, создать видимость близости к народу… Кстати, Петрович, ты с кем в церкву пойдешь?
— С женой, конечно – со Светкой Линник. Она у меня дюже православная. У нее шесть наград от РПЦ имеется, и одна от тебя – почетная грамота – «За большой вклад в реализацию мероприятий по восстановлению Кронштадтского морского собора во имя Святителя Николая Чудотворца».
— Повезло… А я – одинок, аки тополь на Плющихе… Эй, Босянин, помнишь, как ты сразу же после меня, развелся со своей женой? Как там, бишь, была ее фамилия?.. Ирина Иосифовна Рубинчик?
Да, тоже весьма правослабненько, ага. Как и Линник.
Так что, у нас с тобой выбора нет, будем парочкой. Только, чур, при криках «Хризтоз воскрес!» в засос не целоваться. Твой рот – не мальчишеский пупок, заруби себе это на носу!



— Все подружки по парам в тишине разбрелися,
Только я в этот вечер засиделась одна…
— пел Гундяйка с аналоя, вентилируя свою тушку частым крестообразным маханием правой конечности.



)))
Говард Уткин
Прошло время и пресловутый ларёк «У Гута», что стоял у подножия Парнаса, превратился в небольшой, но несколько-этажный уютный отельчег.



Все номера были заняты, но в каминном зале, оборудованном под прежний интерьер, опять веселились друзья и подруги, проститутки и Ленин, как VIP.
(фо стола Говарда и Юши):



У баб и проституток в углу также, кака бычно, было что выпить:



42-й день Навруза внезапно совпал с 1 Мая и православной пасхой, поэтому Говард рассказывал байки, как он воевал в дельте Меконга:
— Сцуко, наловишь в сачок ихих чурбанов, и спрашиваешь: Какова хуя вы в небо палите из своих двустволок?
— Самолёты сбиваем.
— А как вы определяете, что самолёт летит?
— Ну, когда ПИЗДАНЁТ, тогда и стреляем на звук.
Смеялся я тогда, но по недоразумению все военные тайны и выложил.
— Дебилы, когда ПИЗДАНЁТ, это он уже звуковой барьер перешёл. Пока вы из погреба вылезали, он уже над Лаосом разворачивался, чтоб вас бомбить на обратке. И хули вы из бердан лупите? Ваши пули даже до облаков не долетают, а самолёт на высоте 10 тысяч метров летит. Даже, если вы всей страной друг другу на плечи встанете, всё равно не собьёте.
— Подшипники, десятка!!!
Я улыбался. А они вдруг у СССР зениток ракетных понабрали, и давай хуячить всё подряд.
— Забавная треска. Давай за чикагских рабочих бухнём! – Разлил Могилкин пиво.
— Какая треска? У меня фо из американского журнала в гараже висит, где я ношусь по джунглям с М-16. Вот, не забуду, предоставлю.
— За рабочих будем пить?
— Говори тост.
— ТИХО ТАМ! – Встал Юша.
Ленин в это время слушал арию…



Кипелов поперхулся, Маврин трынькнул не в лад, барабанщик пнул бочку, и наступила тишина.
— Мне налили? – На удивление не картавя, спросил Ильич. На него все зацыкали, а кто-то в толпе даже звонко пизданул ему леща по лысине.
— Тихо, товарищи, тихо! – Строго сказал Говард Уткин, и, дуя, замахал ладонью.
— Слово предоставляется Вождю мирового пролетариата Владимиру Ленину! – Сказал в микрофон Юша Могилкин и покинул трибуну.
Ленину поставили графин с пивом, насыпали сухарей и чипсов.
— Товагищи!!! – Начал он опять картавить. — XIX век стал временем индустриального переворота. Начинается механизация производства. Туда в поисках лучшей жизни стекаются бывшие крестьяне, которые теперь становятся рабочими. Но никакого пенсионного и страхового обеспечения — пособия для стариков и ставших инвалидами у станков. Рабочий класс, или пролетариат, стал осмысляться радикальными философами, в первую очередь Карлом Марксом, как класс революционный, которому принадлежит будущее …
— Стоп! Стоп! Стоп! – Вышел из толпы уже сытый, но небритый матрос Железняк, весь в костюме с отливом пулемётных лент, гранат и Маузера на боку. – В этом году в РОссии ожидается очередное повышение пенсии …


— Dieser wer? – Растерялся Ленин и все в зале. (Кто это?) Хорошо, хоть Говард Уткин учил немецкий не только в школе, но и на войне:
— Dieser Lockspitzel, Dieb und Gauner. Augenblicklich er wegführen und erschießen.*
— Allein nicht schieß, habe ich in анал! – Заорал матрос, когда его выносили из зала, и делали второе. **
— Продолжайте, Владимир Ильич. – Продолжил тост Могилкин.
— Ну и вот. В июле 1889 года на собрании Второго (Социалистического) Интернационала в Париже один из делегатов предлагает провести 1 мая международную манифестацию за 8-часовой рабочий день. Провели только в Америке. Где полиция открыла огонь по манифестантам: в Милуоки погибли девять человек, в Чикаго — шесть.
Даже стробоскоп заклинило.
— 9 и 6 человек. – В абсолютной тишине пробормотал Уткин. – И уже праздник ниебацо. Вспоминаю Ленский расстрел 1912 года, где более 200 человек погибло в результате забастовки и последующего расстрела рабочих правительственными войсками.
— Официально отмечать 1 Мая в дореволюционной России было нельзя. – Парировал Ленин. — Потому рабочие активисты часто заменяли публичные акции маёвками, то есть политическими встречами, закамуфлированными под пикники или гулянья.
— А как быть с Новочеркасском? – Не отставал Говард. – 1-2 июня 1962 года в результате забастовки рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) и других горожан. Подняли цены на продукты, которых не было. Людям грозил голод. Выступление было подавлено силами армии и КГБ. Тогда, при разгоне демонстрации было убито 26 человек, ещё 87 получили ранения.
— Что я могу сказать? – Выдул Ильич графин пива из горла, (всем не кажется странным, что когда Ленин волнуется, то совсем не грассирует, или мне одному?): — Я тогда уже почил … И, ваще, мне надо валить, дабы Победа в тыкву не превратилась.
Ленин уехал.


А легенды остались. Вот одна из: u.to/p2vCDg

___________

*Это провокатор, вор и жулик. Сейчас его выведут и расстреляют.
**Только не стреляйте!
Юша Могилкин
В окошко постучали.
— Кто там? – спросил Железняк, шурша пулеметными лентами.
— Это я, Мыкола Питерский №2! – раздалось в ответ.
— Романов, что ли?
— Ну, частично. На 1/128. А так – я из немцев.
— Че надо? – грубо спросил Анатолий Григорьевич, добавляя к шуршанию лент поскребывание по кобуре маузера.
— Пропустите, я святой! – тряся бородой, потребовал Мыкола.
— Ха! – усмехнулся Железняк, — и в чем же проявляется твоя святость?
— Как это, «в чем»? Я, например, убил 3786 бродячих собак, 6176 кошек, 20547 ворон. И это всего за каких-то шесть лет. А так – гораздо больше. А еще меня расстреляли и зарезали штыком. Единоплеменники тов. Свердлова по его личному приказу*.
— А давайте дадим ему пизды? – предложил вернувшийся Ленин.
— Нет, нельзя! – вскипел ван-ДАМ-Петрович, — он сильно похож на меня! Лицом. Только без бороды.
— Молчи, недоносок! – неожиданно прилетел на стерхе ревнивый Пуй, — это Александр II — вылитый я!

А, мы, цари, никаких контрафактов в свое общество не пускаем.
— Я не контрафакт, я когда-то был президентом России! – обиделся карлик ДАМ.
— Ха-ха-ха! – уничижительно рассмеялся Главный Аквалангист.
Ленин посмотрел на ситуацию, по-доброму прищурился, и вытащил из жилетного кармана опасную бритву. Железняк на всякий случай спрятался куда подальше.
— А давайте мы выпьем с вами примирительного пива? – струсив, предложил Петрович Пую.
Ленин в пиве разбирался очень неплохо, он подмигнул Уткину, Могилкину и бармену Раднэру Зинятовичу Муратову, который все правильно понял, разбавил требуемый напиток ослиной мочой в отношении 1 на 1024 и подал его к столу.
— О, как вкусно! – причмокивая, проворковала сладкая парочка, чокаясь и опорожняя кружки.
— «Не надо обольщать себя неправдой. Это вредно». – Процитировал сам себя Ильич.
— Пиздец, идиоты! – с отвращением прокомментировал событие Говард.

А «святой» Мыкола так и остался на задворках. Вместе со своими дохлыми воронами.

)))

*Интересная терка по поводу:
forum-msk.org/material/society/3512338.html
Говард Уткин
никак не привязанное. Отвязное тоись. )))))))

Весь день был насыщен метаморфозами, поэтому Говард Уткин пил чёрный Ирландский Эль, а не Золотой Крюгер. Не нашлось в округе онного. Напротив, в кабинетном кресле сидел Ленин и сетовал на коммуниста Зюганова: Мол, того пронесло, что демонстрацию на 1 мая должен был возглавить Христос. И что он книжку написал про это, и подарил Гундяю-брату.



Отступление.
Кто читал Мастера и Маргариту, тот поймёт. Поиск нужной картинки, потеря связи в телефоне, скайп др. Не вечное пиво.

Наступление. Angriff.

Говард Уткин писал статью о мытарстве россиянина в судах, а тут Текин ноет и ноет, что его убили, как и Колю. Как и Вову с Петровичем уконтропупят позже. А в это время играла ахуенная песьня, не Песьняров, но тоже:
www.youtube.com/watch?v=Sx-LNOvD5Fk
Как музыковед, ГУт хотел, чтоб его дети спели её, но ребятишки отложили на потом. На носу ЕГЭ. Некогда хуйнёй занимацо.

— Эй! – Щёлкнул пальцами голый Ленин.



Говард Уткин встрепенулся.
— Сейчас исправим положение. Фьить! – свистнул он верных нукеров.
Возникли двое из ларца.
— Маловато будет. – Рассудил уткин, и прилепил к ним другова бармена.

Юша Могилкин
Гундяйка тупо вперился в книжку, читал по складам и ничего не понимал. Его куколь раздувался от бурной деятельности черепных нервных окончаний, а задница привычно зудела от эротических воспоминаний семинаристской молодости.
— «Иисус» — греческая форма еврейского слова Иешуа (сокращенного от Иегошуа), — бубнил главпоп, стараясь запомнить каждое зюгановское слово. «Иегошуа» означает «помощь бога». Всего лишь «помощь», но никак не «спаситель», потому что спаситель у нас один – потомственный язычник шаман Шойгу. Хотя он сейчас стал министром обороны и даже имеет персонального духовника из нашего религиозного клуба, который помогает ему в решении всех важных вопросов… Однако, поелику помолясь, читаю дальше… «Христос — греческое слово, означающее Помазанник, на еврейском звучащее как Машиах — Мессия. Имя Христос происходит от помазания священным миром, через которое подаются дары благодати Святого Духа»… Ничего не понял. Греки, забив на всю свою культуру, стали переводить с древнееврейского?.. И идиша или иврита?.. Кто был главным переводчиком? Да никто! Их было «семьдесят переводчиков»! Божьего слова! Хуй его знает, что они там навертели по своему усмотрению! И каждый перевел по-разному!
И куда только бог смотрел! Наверное туда же, куда и я, когда обещал Пую 200% электората, проголосующих за него…

— Э, мужик, тебя здесь не стояло! – раздались голоса, вернувшие Гундяйку в реальность.
— Да мне только кружечку, здоровье поправить ради христа… — взмолился главпоп.
— Ладно, хер с тобой, ставай за нами, — по-доброму подмигнул Брус Виллис своему постоянному собутыльнику Чинганчгуку, — с нас не убудет. Только в следующий раз, когда приходишь в наш пивняк, ты, вместо женской юбки, надень что-нибудь поприличнее, треники какие-нибудь, или семейные труселя. А лыжную шапку можешь не снимать – тебя в ней издалека видно, есть на что ориентироваться в очереди.
— «Как унизителен медленный прогресс человека». – Процитировал Гундяйка Чарлза Дарвина и занял свое место в толпе страждущих.

)))
Говард Уткин
Мужики с пивом уселись за стол к Говарду с Юшей, а поп примостился под плакатом с распятым Христом, всё время, посматривая наверх и крестясь.



— А чё он руками машет постоянно? – Спросил Чинганчук Виллиса. Тот пожал плечами.
— Крестится. – Сказал Ленин.
— О, бля, сука лысая, — отшатнулся Уткин. – Ты откуда тут опять нарисовался?
— Весело у тебя, — погладил Ильич перья. – А дома я один в шкатулке; на ночь ваще потрошат изверги. – Текин распахнул кожаный плащ, спижженый у какого-то штандартенфюрера, с погонами и свастикой на рукаве … Ужос сковал посетителей таверны: У него не было внутренностей.
— Пиво не переводи тогда, — забрал кружку Раднэр Зинятович.
— Оставь. – Твёрдо положил мускулистую руку Гайка Митрич на сухую длань Василия Алибабаевича. – Он же – вождь!!!
Ленин и правда сидел не только в плаще, трико и стоптанных кроссовках АВИВАS, но и в полном оперении вождя.
Чинганчук даже показал новую татуировку:



— Однако, червонец давай. – Поправил бабочку бармен.
— Дай, не отстанет, — шепнул Брюсвиллис.
Гайка вынул мешочек с золотым песком и вытряхнул крупинку:
— Сдачи не надо.
Бывший заправщик бензоколонки, бросив полотенце на стойку, убежал вприпрыжку покупать свою бензоколонку.
— Лучшие люди уходят, — грустно констатировал ГУт. И заплакал.
— Чёй-та с ним? – Удивлённо спросил уже краснорожий с пива краснокожий.
— Стареет, — Юша Могилкин приложился к кружке, закрывая хитрое литцо. – Сентиментальным становицо.
— Я тоже так могу, — глядя в глаза индейцу, внезапно заплакал Виллис.
Через 10 минут навзрыд рыдала вся таверна. Один Гундяй неистово крестился, не понимая, что происходит. И только на литце Митрича не дрогнул ни один мускул. Он каг был вгавно накурен, так и сохранил полное самообладание.
Первым не выдержал сам Говард, и расхохотался, вытирая слёзы смеха. ))))
— Стадо, йоптыть. Идите все нахуй!
Моб ломанулся наружу к подножию Парнаса.
— А это хуйло, чё всё время руками машет? – Внезапно опять спросил индеец, показывая на попа под плакатом.
— Ты чё руками машешь? – Пожал плечами и спросил Гундяя ГУт.
— Знамением себя осеняю, — сжался и сократил амплитуду поп.
— Знамением себя осеняет, — развёл руками Фридрихэнгельсович.
— Что значит: Знамением себя осеняет? – не отставал Большой Змей.
— Это молитвенный жест, представляющий собой изображение креста движением кисти руки, — промямлил крестоносец.
— Ты, таким образом, на себе, как на человеке, крест ставишь? – нахмурился настоящий вождь.
— Что, Вы, — заюлил главпоп. — В православии крестное знамение характеризует телесное выражение христианских догматов, исповедание христианской веры в Святую Троицу и Богочеловека Иисуса Христа, выражение любви и благодарности Богу.
— Это он ща с кем разговаривал? – Повернулся к хозяину таверны гость.
ГУт пошёл налить пива. Алибабаич ведь ушёл валигархи.
Могилкин по-своему пытался добить тупого папуаса христианскими бреднями, но тот оказался более прозорливым:
— Почему сами евреи оказались от незаконнорождённого еврея?
— Почему его приняли русские, отказавшись от своих богов?
— Почему на плакате, рядом с распятым Иисусом, люди с автоматами?
И:
— Кто залил вождю ноги бетоном?

Пьяный Ильич, в это время встал: — Пора в шкатулку.
И упал навзничь.



— Мафия. – Йомко объял необъятную историю Юша.

)))))))
Юша Могилкин
К утру Ленин очухался.
— Я везде! – сказал он, — и меня очень много.
— Ильич Вездесущий, — усмехнулся Могилкин, приступив к опохмелке.
— А я, а мне? – потребовал свою порцию Гундяйка, не переставая вентилировать себя крестным знамением.
— Ха-ха-ха! – рассмеялся Дубль-вождь, — перед нами — чистый клерикализм. Церковь выше государства, как вечное и божественное выше временного, земного. Церковь не прощает государству секуляризации церковных имуществ. Церковь требует себе первенствующего и господствующего положения»?.. обойдется! Товарищ Юша, вместо ему, налейте мне.
Гайка Митрич, поковыряв трубкой в зубах, вынул из-за пазухи томогаук и равнодушно воткнул его в гундяевский лоб.
— Ой! – воскликнул Гундяйка, — это дает мне возможность подумать об истории нашего Отечества, о трагедиях нашего народа, еще раз вспомнить о духовном подвиге государя императора Николая II, его семьи… этот подвиг был явлен в принятии смерти таким образом, как надлежит ее принять любому христианину — в незлобии и спокойствии, прощении врагам, полном смирении и предании души своей и тела в руки божьи…
— Сейчас мы увидим естественную реакцию современной мумии, — подмигнул Говард Юше.
И точно, не прошла и одна десятая йоктосекунды, как Ильич вцепился в гундяйкину бороду и жестоко стал избивать попа своей кепкой, отлитой из железобетона.
Гайка, тем временем, вытащил томогаук из гундяевской головы и вернулся на место.
— Чугунная башка! – прокомментировал он, осматривая пострадавшее лезвие топорика.
Гундяйка, успев подставить под ленинскую кепку не только другую щеку, но и все прочие наружные органы, включая внутреннее ухо, заверещал:
— Я богу пожалуюсь на этот произвол! Если бог мне не поможет, тогда напишу заявление самому прокурору Крыма!
— А мне похуй, – равнодушно ответил Ильич, не прекращая экзекуции.
— Отставить! – раздался шепелявый голос с нарушенной артикуляционной дикцией. И в дверях ларька нарисовалось новое действующее лицо.
— Who are you? – отрываясь от пива, поинтересовался Уткин.
— Qui es-tu? – точно таким же образом спросил Могилкин.
— Я — прокурор. И никаких няш-мяш не допущу!
— И? – саркастически прищурились друзья.
— Я вернула Крiм России!
— Че, бля?!
— Сама глава Российского Императорского Дома Государыня Великая Княгиня М.В. Гогенцоллерн-Романова наградила меня знаком Императорского женского Ордена Святой Анастасии за участие в возвращение Крiма России!
Ленин, подустав мутузить Гундяйку, загнал последнего под стол, и ласково посмотрел на вновь прибывшую.
— Гогенцоллерн-Романова? Это не та, что учредила «Премию «Наследие»» на сайте с.ру?
— Она самая, батюшка, — подобострастно ответил таракан кравчук, вылезший из паркетной щели.
Ильич мимоходом развали таракана привычным движением туфли, и взял инициативу в свои руки.
— Что вы, барышня, знаете об истории братских народов?
— …История делает сама себя. Нам надо помнить ― нет будущего у того, кто не помнит и не извлекает уроки из истории своей. Украина и Америка ― это не братские народы. Но братский народ ― это мы все. Вместе веками, поколениями. Мы одно целое.
— А что у вас в голове творится?
— Это просто хаос! Каждую ночь ложусь очень поздно, но с мыслью о том, что я паспорт отвезу, сдам, буду уже гражданкой Российской Федерации.
— Вас Путин в пупок целовал?
— Моя биография тщательно скрывается от правосудия. Потому что, имея девичью фамилию «Дубровская» (по бывшему мужу – «Клименко»), я вдруг ни с того ни с сего, стала «Поклонской».
— Гора? – переспросил Могилкин, уже достаточно опохмелившись.
— Нет, гора – это Поклонная. А «Поклонская» — существо блядовитое, заработавшее свою должность соответствующим дуплом. Так говорит великий Маниту, — пророчески изрек Гайка и крепко затянулся из трубки.
— Я знаю, что на Украине в отношении меня возбуждено уголовное дело, я объявлена в розыск… — начала верещать новоявленный прокурор.
Говард достал тамтам и стал по нему барабанить. А прокурор зудел свое:
— …Меня это не пугает, моя совесть чиста. Я всегда действовала по закону и только по закону.
— Бум-бум-бум! – отстукивал Уткин.
— Пусть боятся возмездия те, кто пошел против волеизъявления народа и захватил власть…
— Путин, что ли? – глотнув из кружки, спросил Могилкин.
— Бум-бум-бум! – протарабанил Говард.
— А вот это в любой стране мира является тягчайшим государственным преступлением. – Резюмировала прокурор. – С нами бог!
Лини хмыкнул:
— Редкая идиотка. К тому же, идея бога всегда усыпляла и притупляла социальные чувства, подменяя живое мертвечиной, будучи всегда идеей рабства.
Гундяйка вылез из-под столика, спрятался за плоской прокурорской задницей и заверещал:
— Давайте научимся разговаривать не как питекантропы друг с другом — жестами и матом, а нормальным, человеческим, русским языком. Я неоднократно говорил о том, что самым убедительным доказательством существования бога является то, что люди молятся на протяжении тысячелетий. Если бы небеса молчали, если бы бог никогда не отвечал на молитвы, кто бы стал к нему обращаться на протяжении тысячелетий? Мы что, суперменов облачаем в форму полицейских и направляем их туда, где гниль, где разложение, где духовная гангрена, где холера и чума, передающиеся гораздо легче, чем физические холера и чума? Мы молодых мальчиков и девочек туда отправляем…
— Пошел на хуй отсюда, пиздобол! – Небрежно махнул рукой Уткин.
— Это Статья УК РФ 243.1! – возмутилась прокурор.
— Ты тоже иди на хуй! – посоветовал прокурору Могилкин.
Ленин радостно вытащил свою любимую опасную бритву и приветливо помахал ей в сторону посланных, как бы намекая им о радужных последствиях.

)))
Говард Уткин
Поклонская. 36+ порно

На распутье у камня Поклонская остановилась.
— Чё-чё там написано? – Слез с неё, слепо щурясь Гундяев.
— Одно и тоже, — фыркнула прокурорша.



— Тогда нам по пути. – Блеснул глазёнками главпоп.
И они, мирно взявшись за руки, вприпрыжку двинулись куда надо.

В Крыму, у её дома,



она поцеловала попу руку, и поднялась к себе в пентхаус.

Дома сняв копыта с рук и ног, провентилировала помещение истовым крещением. Поцеловала все плакаты с Николаем Вторым, густо населёнными в квартире с первого по 5-й этаж, и, раздевшись донага …



… взлохматила, никогда не знавшую бритвы Ленина, шахну.*
— ХАСЯ!!! – Плюхнулась она голая на раскладушку, лишь волосы густым веером прикрыли ляжки.
Прокурорша занялась самосознанием, читая книжку А.М. Коллонтай «Большая Любовь».



Чтиво:
«… Мучительно-повторное объяснение между мной и мужем происходило в саду. Мое последнее и решительное слово сказано:
— В среду я уезжаю в Москву.
Ухожу… от мужа навсегда. Он повернулся ко мне спиной и, молча, зашагал к дому. Четко прозвучал выстрел в ночной тишине удушливой ночи. Я интуитивно поняла, что означает этот звук, и, охваченная ужасом, кинулась к дому… На террасе лежал он, мой муж, с револьвером в руке...»
Так рухнул самый романтический брак эпохи революции, союз, объединивший двух министров первого советского правительства, первый брак, заключенный вне церкви и вне государства, казавшийся образцом свободной любви свободных граждан нового общества.
О романе Коллонтай и Дыбенко шушукались по всему городу. Она была дворянкой, дочерью генерала, он — простым матросом из крестьян. Александре Михайловне было 45 лет, Павлу Дыбенко — 28.
Александра Михайловна Коллонтай, член ЦК большевистской партии и член Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, с первого взгляда влюбилась в матроса. Она нашла мужчину, которого искала всю жизнь. «Люблю в нем сочетание крепкой воли и беспощадности… Это человек, у которого преобладает не интеллект, а душа, сердце, воля, энергия...»
Они не стеснялись своих отношений. Накал политических страстей только усиливал их любовные чувства. Ночи любви проходили под возбуждающий аккомпанемент стрельбы, звона разбитых витрин и чьих-то криков. Они оба были склонны к красивым жестам и драматическим фразам. Коллонтай, знакомая с ужасами войны лишь понаслышке, с горящими глазами декламировала: «Какой это красивый конец, смерть в бою. Да, это то, что нужно делать: победить или умереть...»

Поклонская закрыв глаза, отложила книгу, положив в промежность руку. Образ матроса, любовника Коллонтай, сопрягался с её любовью к Николаю 2-му и В. Путену.
Один санкционировал расстрел мирной демонстрации в С.-Петербурге 9 января 1905 года. Другой же садил и садит всех, кто был на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года.
Николай втянул Россию в ненужные, но кровопролитные войны, в ходе которых погибло около 3 млн. человек. Владимир Владимирович не отстаёт.
Царь неумелой и близорукой политикой поверг страну в кризис с последующим хаосом. Здесь ВВП ваще красафчег!!!
Тело прокурорши крыма замёрзло от сладкого оргазма.

ПС. Облизав вкусные пальцы, Наташка одела чулки, кожаную тужурку, повязала красный платок, сунула в кобуру маузер «от президента РФ», и так, без трусов, пошла в порт искать знакомых матросов.
«Ночи любви проходили под возбуждающий аккомпанемент стрельбы, звона разбитых витрин и чьих-то криков». (Млечин).

Совинформбюро.
ТАСС. «Крымские татары под руководством запрещённого в Российской федерации Мустафы Джемилева сегодня ночью кричали, били витрины и возбуждающе стреляли».

Официальный Кремль: (Дм. Барханов) Нам мало что известно, но выстрелы возбуждающими быть не могут. Витрины побили бойцы Правого сектора. Прокурором Крыма уже возбуждены дела. Что касается криков, то они касались всеобщего ахуения от референдума: «Крым – наш!» А Мустафа Джемилёв, прямо с гастролей, сам пришёл на границу и заявил: «Крым – наш, сцуки». И исчез. И опять его объявили в федеральный розыск.



))))

____
*Шахна (муз.) – «беляш», «устрица». )))))
Юша Могилкин
Все очень мутно. Но мы-то знаем, как куются легенды.
Почему у впопуклонской нарушена дикция? А это потому что ей бандиты пизды дали. Сплошная героика… Так обычную травму от минета можно превратить во служение путинской rоссии.
Меня, как гражданина этой страны, очень интересует вопрос: почему Наташку – коли она такая активная, непримиримая и правильная, – не привлекли к делу об потасовке на Хованском кладбище? Там же ведь, в тяжелом бою за дележ русских покойников, сошлись две неизвестных науке национальности – северо-кавказцы и среднеазиаты.
Запутанное дело!
Обладатель самого дорогого в мире спортивного костюма Рамазанка Кадыров утверждает, что чеченская нация есть, но преступников чеченской национальности не существует. Ибо потому что толерантность. И ебанное российское СМИ покорно вторит этому шакалу и потомку шакала бандиту и сыну бандита.
Русь преспокойно себе проживет безо всяких нохчи, жидов и прочих присосавшихся элементов. А, вот, они без Руси – никак.
Не, ну если ты, малый народ, хочешь быть в составе, так и веди себя соответственно. Кто тут старший брат? Русские. Ну и веди себя соответствующим образом с доложим пиететом и уважением.
А не то придет Коллонтай, возьмет старпон и так вдует по самые свои ненатуральные помидоры, что никакой Аллах не поможет. И покойный Никоалай II тоже.
Забавно вот еще что. Криворотая Наташка по любому хоть как-то, но живет половой жизнью (в одно рыло, или периодически посасывая).
Но если ты прокурор республики, то будь честна перед всем народом. Выйди и скажи с трибуны: «Вчера еблась/дрочила/мечтала о сексе/, а сегодня этими же самыми руками (или ртом) не только поддерживаю путина, но способствую вынесению лживых обвинительных приговоров».

Вот. А теперь без лирики.
Была у меня одна знакомая судья. Она мне говорила, что вынесение приговора основывается на трех «китах»: на команде сверху, на разнарядке, и на собственном настроении. А все фигуранты – это лишь материал, типа безликого пиломатериала.
Понятия Россия и «справедливый суд» в корне несовместимы.
Говард Уткин
Ну, ты в курсе про мои тяжбы с российским судопроизводством. Они продолжаются. Приходит ебло, больше моей двери, а у меня крупногабаритная сталинская квартира, 3 метра потолки, протискивается, пригибаясь: — Я — пристав.
Так же жопой назад, как из берлоги и выперся.
Я пиво пил тогда.
Пушкинд-Оглы
Юша Могилкин
В данном видео присутствует одна явная историческая неточность: на самом деле Ленин был длиннее Пушкина на целых четыре сантиметра.

u.to/Egi_Dg

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.