Солдат и дверь

Стёб и вольное
сказка

Посадил солдат дверь. И пока она росла, росла, он поливал её из пульверизатора охрой. Вроде дверь – золотая, но не «металлик».
К вечеру зачастили к нему два паренька и девушка из благополучной семьи. А благополучие семья девушки получила со сберкнижки прадедушки Ротшильда. Который с другими жидомассонами «Титаник» потопили. Продав перед этим уйму билетов, отпечатанных в типографии Кириломефодия. Фамилия девушки была Онасис. Да это и не важно.
Ну, так вот. Сидеть на земле было скучно, решил солдат зайти в дом и почитать на ночь «Бхават Гиту» с комментариями Бхактиведанты Свами Прабхупады. А двери-то в дом и нет. Она хоть покрашена охрой, но не выросла ещё. А нет двери, — нет и проёма дверного.
Закручинился солдат, пошёл в лес за янтарным мёдом, а убил медведя голыми руками.
А тут и война закончилась. Сдал солдат кокарду с пилоткой в каптёрку, и на рейсовом автобусе домой вернулся. Накормил кур просом просеянным, напился водки с водой колодезьной, даже в клубе успел подраться, как дождь прошёл, и радуга разноцветная на небе появилась. Красотища.
К обеду почтальон к нему на оранжевом мотороллере из Липецка приехал. А это, не много ни мало – 8 тыс. километров по бездорожью. Привёз заметку про нашего солдата: «Нашла героя награда».
Снял солдат майку, чтоб не треснула, набрал в грудь воздуха, надул дирижабль, почище «Гинзбурга» размерами, и полетел в штаб Липецка за наградами. Но там лишь руками развели, мол, ошибочка вышла. Награда — деду солдата предназначалась; ну и что, что все они в роду Ивановы Иваны Иванычи, Советский союз то уже не вернёшь. «Будешь заместителем!» — хлопнул военком по груди солдата, и военкомат на обед закрылся.
Долго ли, коротко, горевал солдат на крылечке военкомата, но водки не одну бутылку выпил. А папирос, так две пачки скурил.
Наконец, вернулся солдат в родное родовое гнездо, где ещё пацаном на велике трёхколёсном в пыли гонял, и стрелял по грачам из рогатки. А в доме, какие-то бандиты, вырезали весь дверной проём, и срезали дверь с куста. Охотники петли на дверь поставили, а механизаторы засов прикрутили. Даже девушка, по фамилии Онасис, предоставила наличку, дабы проём облагородить.
Видя такое дело, солдат понял, что дом построил, куст посадил, и дверь вырастил. Прикрутил он табличку, что ему в липецком военкомате выдали. И всё.
Охотники вот, неправильно петли поставили. Дверь только наружу открывалась.

18.4.12

6 комментариев

Юша Могилкин
Отменно! )))

А вот совсем новая байка:

Эпиграф
История — это гвоздь, на который я вешаю свою картину
Сэр маркиз Александр Дюма Дави де Ла Пайетри

Однажды многомиллионная чучунская орда, возглавляемая ханами Дудай-баем и Кадыр-беком, напала на молодую РСФСР. А тамошний царек, Вольдемар Первый Аквалангист, аккурат перед нападением, растратил все казенные деньги на свои личные нужды и остался, как говорится, на бобах.
Стрельцы пьянствовали, крепостные колхозники давно спились, пролетариат ушел в подполье, а говно нации – ее научно-творческая интеллигенция – плела интриги и заговоры.
Были у Вольдемара дружки закадычные, но они, при первых симптомах тревоги, бросили его и убежали в разные страны – кто в Израилевку, кто в Канаду, а иные – в Нижний Тагил.
Тогда царек позвонил своим компаньонам по международной политике – японскому президенту Миномету Мусаси и принцессе Бурунди Неолампрологус и попросил их прислать войска.
Однако, компаньоны потребовали слишком много: японец — Окурочные острова, а принцесса – поход в ЗАГС и первую брачную ночь.
Расстроился Аквалангист, хотел было покончить в себя, бросив на произвол судьбы вверенное ему государство, но тут открылась потайная дверь, и в кабинет торжественно вполз духовный лидер всех алкоголиков, обездоленных и сумасшедших – попка Гундяйка. Попкой его прозвали не из-за природной схожести с пернатым попугаем какаду, а потому, что очень он любил мальчуковые попки и хорошо в них разбирался.
«Не время впадать в уныние, – сказал Гундяйка, – ладно я: мне при любой власти будет хорошо, а тебе думать нужно, как свои личные миллионы с миллиардами спасти. А за совет мой ты отныне и присно запретишь аборты по всей стране, бо дело это богу неугодное, тем более, когда бесплатное, по страховому полису сотворяемое. А еще подаришь мне свой Кремаль, ибо кто, как не я, имею на него полное право?»
Согласился Вольдемар, расхотел покончить в себя и стал думу думать: как ему одолеть Дудай-бая и Кадыр-бека. И придумал.
Послал нарочного к татарцам, с требованием, чтобы они встали грудью на защиту его, царевого интереса.
Но только Аквалангист очень плохо знал этнографию, точнее, даже не был в курсе, что такая наука существует. И отправил гонца не в Казань, а в Крым.
А в Крыму – какие татары? Так, одно название.
Крымчане бумажку получили, репу почесали и заговорили промеж себя: «Мы всего пять лет, как добровольно присоединились к царевой вотчине, а он уже нас на войну отправляет?». Но делать нечего – оседлали лошадок, собрали у кого чего было из вооружения – сабли, копья, луки-стрелы и отправились в поход. Дошли до Биробиджана, где их уже поджидало несметное чучунское полчище. Там и дали бой. И поэтому многие из них погибли. А которые не погибли – те выжили и отступили к финляндской границе.
А чучунцы за ними по пятам пошли, добрались до самой линии Маннергейма.
Вот там-то их казаки и встретили. Под руководством Алексей Петровича Ермолова и Якова Петровича Бакланова.
И не имелось у казаков никакого оружия, акромя напалма и веревок.
Напалмом они землю и дома жгли, а на веревках вешали интервентов. За всякие причинные места, чтобы впредь неповадно было.
Зато татарцы оторвались по полной: самый главный ихний вождь Соломон Рюрикович Рабинович-углы ибн Иванов ибн Корыто вызвал на дуэль Кадыр-бека и в кровавом поединке отстрелил ему из аркебузного пулемета левую тестикулу, голову и среднюю заднюю лапу, отчего бек тут же скончался в расстроенных чувствах. А обгорелый трупик Дудай-бая рассеяли по ветру безо всякой похоронной музыки.
Вольдемар Первый очень обрадовался чужой победе и даже закатил скромный пир по пригласительным билетам на всю Красную Площадь.
Но оказалось, лиха беда начало.
У Кадыр-бека на высокой горе остался сынок, Кадыр-бек-junior, воспитанный кентаврами. Младший Кадыр-бек, с рождения, любил кататься на танке, облачившись в древнюю кольчугу-хауберк, поддоспешник, оплечья, поножи, наручи, шлем с бармицей, подшлемник, налокотники, латные рукавицы и шоссы.
И вот он, немного повзрослев, сам, без какой-либо помощи, сочинил письмо на чистом русско-корявом языке и отправил его почтовым переводом на имя царя Вольдемара Первого. И вот что он написал::

«Э…, дань плати, да. 80-десят милиарда каждый год, да. Иначе я тэбя зарэжу, бабушку тваю зарэжу и савсэм всэх зарэжу, понял, да?!»

У Вольдемара не было бабушки, но, получив послание, царек сильно испугался. И быстро отправил своих дочек куда подальше из РСФСР, чтобы их никто не зарезал, как было обещано.
А потом вызвал к себе старика Ермолова и зело матерно обругал его за жестокосердие и вообще.
Но генерал был не лыком шит, тут же подал рапорт об отставке, а, уходя, сказал:
«Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее, неизбежной смертью. Снисхождение в глазах азиата — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены».

Царек рапорт подписал, а младшему Кадыр-беку трусливо ответил со всей своей откровенностью: «80 миллиардов? Пожалуйста, все будет исполнено в лучшем виде. Если покажется мало – готов заплатить еще. Целую. Ваш Вольдемар Первый».

И потекли в аул-сити арбы с деньгами.

А тут и бывшие царевы дружки вернулись. Обрадовались, что все для них хорошо закончилось.
Зато у пролетариев тоже закончилось. Только «не хорошо», а спиртное. А на новое денег не оказалось – их Вольдемар все Кадыр-беку отдал.
Тогда пролетарии взяли в руки вилы да топоры и пошли штурмовать Кремаль. Но Вольдемар Аквалангист тоже был не лыком шит – выставил он на стены своих вернувшихся дружков – Кириенко, Козака, Шувалова, Дворковича, Сечина и Лаврова, Авдеева, Сердюкова, Фурсенко, Христенко и Мутко, Коновалова, Чубайса, Менделя и всех прочих, которые русские только по пачпорту.
И стали они успокаивать восставших, рассказывать им сказки об прекрасной жизни в этой стране.
А тут еще и попик Гундяйка нарисовался.
«Вся власть от бога! – говорит, – Чучунская, иундейская, али какая другая – все оно сниспослано вам госпидом нашим Иеговой Вездессущим. Смиритесь и не безобразничайте!».

Пролетарии пошумели-пошумели, да и разошлись.
А потом они набрали кучу кредитов и купили на них телевизоры-радиоприемники, чтобы быть в курсе всяких великих событий и обсуждать их в своих пролетарских кулуарах.

А Кремаль Вольдемар Гундяйке не отдал, зажал потому что. Но дань Кадыр-беку платить не перестал, только не за свой счет, а из личных пролетарских денег, которые рабочие и крепостные колхозники, выкарабкиваясь из кредитов, оставили себе на Яшину тюрю.
Говард Уткин
— Нихуя себе байка, — прочитал ГУт, и свернул из монитора цигарку. Он сидел в окопе сутки, прижимая к себе трёхмерную трёхлинейку.
— Ваши документы, — представился на бруствере клоун, в форме полицейского росгвардейца. В перьях, стрингах, макияже, блёстках.
— Вот. – Протянул Говард портмоне. – Там разрешение на оружие, ОСАГО и КАСКО на шинель, каску, ботинки, онучи, окоп и медицинская справка о прививках.
— Угу, — полистал документы клоун. – Где разрешение на интернет?
Говард прекратил скручивать самокрутку.
— Я его сейчас скурю.
— Что курим? – Строго спросил росгвардеец.
— Интернет, йоптыть, — показал ГУт свёрнутый монитор. Чиркнул зажигалкой.
— У нас в стране курение разрешено в строго отведённых местах.
— Я его строго отвёл, зарегистрировал в БТИ, сам выкопал; вот даже огнетушитель есть. – Помахал Говард бутылкой 0,8 красного Вермута, 40-летней выдержки.
Бутыль мгновенно, незаметно скрылся в стрингах полицейского в виде хуя.
— Смотри у меня! – Погрозил пальцем страж, и ушёл к другому окопу. Где курила семья из интеллигентов.
— Ваши документы.

— Ахуенный хуй. — Подумал ГУт, сам себя простив за тавтологию.

)))))
Юша Могилкин
)))

Из той же серии.
Меня тут, аккурат, во вторник, впервые за долгие годы слегка накрячили. Сам виноват, конечно, но из байки слов не выкинешь.
Рано-рано утром выезжаю с дублера на главную, а там на въезде-выезде двусторонне движение и две сплошные.
Решил сэкономить топливо ()))) и немного срезать. Метра полтора всего, через сплошные. Темно, никого нет, да и все там всегда так делают, чтобы поворачивать не под острым углом.
Не снижая скорости, совершил маневр, выправился, еду дозволенные 99,9, слушаю… бля, не поверишь, Александра Пожарова, ага. ))) И тут за мной погоня с мигалками: «Юм Адонаевич, прижмитесь к обочине, Юм Адонаевич, прижмитесь к обочине». Оказывается, стражи спрятались за деревьями и тайно пасли дорожку.
Прижался после них, жду. Подходит. «Здрасти-здрасти, документы и т.д.», а сам носом в салон – чем от меня пахнет? А чем от меня может пахнуть? Только сигарами и виски да одеколоном «Шипр».
Визуально убедившись, что я трезвый, аки стекло, чувак предъявляет мне видео моего нарушения.
Посмотрел киношку, спорить вообще не стал, что конечно, его поразило дальше некуда. На радостях он пригласил меня к себе в гости в патрульную машину.
А там еще один чувак. Точно такой же, как первый, только заикается.
После штатных вопросов и пробивания моей авто-биографии, они оба-два поинтересовались насчет того, когда и во сколько мне будет удобно посетить наш самый справедливый суд в мире. На мой ответ: «Никогда», блюстители Закона честно и открыто заявляют: «Здесь можно говорить свободно, мы готовы рассмотреть все альтернативные варианты, которые вы можете нам предложить вместо вашей экскурсии в суд».
«Спасибо, отвечаю, за службу, а вот оно вам: по тысяче рублей на нос – выпить за мое здоровье». Они такие: «Вообще-то, это стоит пять, но ради вас, Юм Адонаевич, мы готовы понести любые убытки».
И сразу стали такими ласковыми, заботливыми, аки любящая супруга, отдали документы, пожелали счастливого пути и отпустили на все четыре стороны.
А сами вернулись к себе в засаду.

Но это лирика.
Знаешь, что мне больше всего не понравилось в ментовской машине? Грязь.
Пепел, использованные салфетки, пустые пластиковые бутылки и вообще.
И вот в такой бардак они меня пригласили. Фу, бля.

)))
Говард Уткин
Менты апухли фкорень!!! Мне тут адин штраф пришел – за стоп линию заехал. (снежной зимой, ночью). Проходит неделя, ещё один – носился по городу со скоростью 63 км/ч. ))) И чёт какие-то письма щастья. Штрафы оплатил он-лайн. Сёдня выехал, дел скопилось, и сигареты закончились, заскочил на почту России, отстоял 30 мин, (был 3-м), подаю квитки, тётка: — Чёта поздновато вы пришли, по первой письке 13 числа срок заканчиваецо.
— Скажите спасибо, что ваще пришёл.
А она мне квитки возвращает: — Заполняйте.
— Я не умею писать, — говорю. – 21 век, йоптыть. Всё компьютеризировано.
Взяла со скрипом мой паспорт, забила в комп + телефон.
— Теперь вам будут СМСки приходить.

Бля, а чё так нельзя всем людям сделать? Ща все с телефонами. Пришёл, показал СМС, забрал чё причитаецо, и ушел. Просто я обратил внимание, что как им поставили компьютеры, они стали обслуживать в два раза дольше. Ибо, помимо обычной бумажной заполняемости, они это всё ещё в машину забивают. Нахуя? (пожимает плечами) Или/или.
Я ей так и сказал: — Сцуко, я автомобиль за миллион рублей брал в аренду в Европе, всё оформление, со всеми страховками, заняло в 2ва раза меньше времени, чем вы 2 бандерольки на 2 тыщи рублей выдавали девушке.
Сидит, бля, мило улыбаецо.

Почта России, кароче.

)))))

ПС. Извещения были о штрафах, которые я уже оплатил.
Юша Могилкин
Вообще-то, основная задача органов охраны правопорядка – профилактика правонарушений.
В большинстве случаев – в рамках закона – вполне можно ограничится воспитательной беседой, ведь большинство граждан – ну ни фига не преступники.
Однако, и рядовые гайцы хотят жить не только на зарплату, и все их руководство по восходящей – тоже.

А насчет мороки с оплатой оплаченного… )))
Сегодня получаю СМС:



Удивляюсь, захожу на портал госуслуг, читаю:



Я оплатил штраф еще почти полгода назад, а мои деньги дошли по назначению только сегодня. И по этой причине оне решили меня обрадовать.
Хуйня хуйней.
И так оно здесь везде и во всем.
Россия, ептыть.

P.S. Помнится, как фискальные органы подали на меня в суд на оплаченный мной штраф за оплаченную мною же платную парковку…

)))
Говард Уткин
Ой, эт у меня ваще больная тема. Я в бытность работы на местном уровне, регулярно задавал этот вопрос на всех ментовскИх сходках (брифингах) нащёт профилактики. Ведь отсутствие штрафов, как раз говорит о вашей интенсивной профилактической работе в сторону самосознания водителей. Почему в Зимбабвске меня штрафуют за то, что я не нарушал (было неоднократно), у вас же есть к каждой статье комменты, которые я знаю; а выезжая в Хараре, меня отпускают с предупреждением?
На что всегда следовал трафаретный ответ узбека-хлопкороба. Ниачём.

)))))

А щас штрафы поступают в местный бюджет, и наполнение его стало главной задачей гайцов.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.