Габой

Стёб и вольное
Шли по прерии индейцы,
Мелкий скарб несли с собой:
Огурцы и помидоры,
луки, стрелы, и ГАБОЙ.

Был габой в бою отобран,
У испанских партизан,
Вождь немного переделал
Инструмент себе в кальян.

Напихав травы и углей,
Словно паровоз дымя,
Ехал Чингачгук весёлый,
В одного габой долбя.

Расширялись горизонты,
Появилось три луны,
Проносились черепахи,
Осьминоги и скатЫ,

Электрические, звёзды,
То ли Cure, то ли Цоя,
Чингачгук в нирване слушал …
Как, — скурил трубу габоя.

Он, ещё крутя педали,
Долго ехал на коне,
Догоняя свою жажду,
И пустоты в животе.

После этого был съеден
Племенной запас еды:
Помидоры и БигМаки,
Луки, стрелы, огурцы.

Он развел в канистре Юпи,
Залпом выпив, сбил сушняк,
Без воды оставив племя,
Чувствовал себя ништяк.

Облака курчаво вились,
Вдалеке паслись бизоны,
Конь и грустные индейцы:
Кечуа или гуроны.

Семинолы или юта,
Шауни или дакота,
Могикане, делавары …
Думать было неохота.

Краснорожие, и в перьях,
Как Киркоров на банкете, —
Улыбался вождь, мечтая,
Как летит он на ракете …

***
Но недолго горевало
Племя, глядя на вождя,
Зарубили и сожрали
Чингачгука и коня.

14.8. 2019

7 комментариев

Юша Могилкин
Шли по полю конармейцы,
Все – бойцы РККА,
Впереди шагал Чепаев
В серой бурке на коне.

Он курил кальян из тубы,
Пыхал, шашкою махал,
Пил «Текилу», ел трефное,
Песни матерные пел.

Солнце красное вставало,
В небе плавала луна…
Шел отряд красноармейцев
По Австралии родной.

)))
Говард Уткин
… и пенгвины, и коалы,
тигры в тундре и кроты,
В воздух чепчики кидали,
Славя родины сынов!!!

И не важно, что вставало,
И что плавало тогда,
От Канберры до Сиднея,
Были вжопу все пьяны.

Патамушто водку с пивом,
Круглосутошно дают,
Будь ты левый, будь ты правый,
Или даже радикал.

))))))
Юша Могилкин
Вождь пингвинов Че Гевара,
Вождь коал старушка Цеткин,
Вождь кротов товарищ Ленин,
Вождь сантехников Петрович —

Раскурили потный чепчик,
Задымили атмосферу;
Слой озоновый нарушив,
На коров косяк свалили.

Тут Чепаев появился —
На тачанке с пулеметом;
Он вождей поставил к стенке,
Отобрал у них кадило,

И сказал: «Приму вас, братцы,
Я, пожалуй, в пионеры;
Повяжу вам красный галстук
На откормленные шеи.

А кто будет недоволен —
Тех в капусту порубаю».
Так в пустынях австралийских
Появились ВПОвцы…

)))
Говард Уткин
прачепая

… они лазали гурьбою,
По садам и огородам,
Дыни пиздили, и брюкву,
Ананасы с маракуйей.
Били Квакина с Фигурой,
Гейку в геи записали,
А ночами дули в горны,
И стучали в барабаны.

Пионеры-изуверы,
В красных галстуках савецких,
Распугали всех пигмеев,
Отобрав трусы и бусы.
И теперь пигмеи ходят,
Хуй прикрыв одной соломкой,
Папалям и папампасам,
В мелкий скот кидая копья.

Кака днажды к ним приехал,
Наш танкист – владимер путен,
Разагнал всю шайку-лейку,
И себя везде назначил.
Патамушта он в России,
Нахуй был уже не нужен,
А вафстралии быть может,
Даже очень пригодица.

Но, директор пианеров,
Храбрый вождь Чепаеф Вася,
Сжаф в зубах тротилу ящег,
Под танк путена пробрался.
Папластунски темной ночью,
(даже песня есть такая,
Марк Бернес её пел часто),
И тротил приделал к днищу.

И уполз. Но шнур бикфордоф,
Разматал аж до акопа,
Где паджок, а сам съебался,
На лашатке махноногой.
Что ему с тачанкой вместе,
Сам Махно прислал открыткой,
зДнем геолага поздравив,
Видно, не нашел другую.

Дым рассеялся падутро,
Когда танк, внутри с танкистом,
Догорел, и превратился,
В чорный скомканый комочег.
Прицепив комок к тачанке,
Здал его он в переплафку,
И наплавил себе сабель,
Чтобы, сцуко, не канчались.

А ебучих пианероф,
Разагнал нагайко-плеткой,
Те, патом в слезах к пигмеям,
Где-то в прериях прибились.

))))))
yadashuk
Для рифмы лучше бы не скаты, а слоны)
И ГОбой, ващета, а не габой)))
Жалко Чингачгука (
Говард Уткин
Главное не рифма, а правдоподобие, — Слоны не бывают электрическими. ))))
И гОбой, с определенной тесситурой своего сопранового регистра, не может служить вождю кальяном, как гАбой, отобранный в бою у партизан. Там разная специфика, не стал углублятся. )))))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.