Из цикла "Не наши в городе". Песня перезрело-перетерпевшей тетки-еврейки, которая не захотела выйти замуж на месте из-за своих сионистских побуждений

Стёб и вольное


Проснитесь, мама: в дверь пришел Горелик,
И много сильно хочет от меня;
Ему должна каких-то пять копеек
(Они ж не цельный рубль – так, фигня).

Очнитесь, мама, что в чулане ждете? –
Горелик здесь стоит не просто так –
Об нем мы знали, как об идиоте,
Который зажимает свой пятак –

Меня он, мама, звать имеет замуж,
Устроить хочет гойский «Домострой»;
Немного непривычно это… Да, уж,
Почти, как мой внезапный геморрой.

Скажите вы ему: мы уезжаем –
Отсюда уезжаем насовсем:
Нам Хайфа послезавтра станет раем,
Без гойских шахер-махерских систем…

Скажите: мы сидим на чемоданах,
И «Тьфу!» на то, что тут творится здесь;
Особенно до хатанов незваных –
Они не галахическая смесь.

Мне душит смех, когда смотрю на поца,
В нем разум очень сильно воспален:
Все едут. Этот тембель остается,
Мол, «rодину» предать не может он.

Но, вот, что непонятно и обидно:
Зачем приперся нудный визави:
Я, мама, недостаточно фригидна,
Чтоб замуж выходить с ним по любви.

Живу в мечтах землей обетованной:
В ней много плюшек и различных благ;
Там буду жрать мацу, купаясь в ванной,
Зачем мне нужен здешний муж-дурак?

…Горелик, мама знает: ты шлимазл;
Напрасно как-то раз в меня пихал –
В Израиле сложу семейный пазл,
Рожу детей, отправлю их в Цахал.

Услышал? Мама все уже сказала;
Теперь исчезни… Впрочем, погоди.
Проводишь нас до аэровокзала,
Будь завтра в семь. Прижму тебя к груди:

Ведь ты же, как смола, настырно-клеек —
Сплошная хуцпа… Хватит нам говна:
Придешь – прощу несчастных пять копеек,
Которые была тебе должна.

6 комментариев

Вихляндр Стремглавский
Таки воскликнет Лена, что не наша:
«Имели Вы писать с мене портрет?
Так „тьфу на Вас! Я много сильно краше,
Жаль задик свой не втисну в интернет!“
Юша Могилкин
Как постоянно трындит мандам Вшивая: «Знать ничего не знаю, образ собирательный, каждый узнает в нем самого себя».

)))
Ira Vodkina
Жестко Вы с ней, но справедливо. На каждом углу кричит о любви к «године» (кто?) та самая, что давно эту «годину» покинула, причем не в самое лучшее для «годины» время. А потом стала всем доказывать, что у нее, оказывается, две «годины», в одной она купается в ванной, а по другой ее гложет тоска несусветная, как же она скучает по липкам с березками, зарослям крыжовника, кедровым орешкам и белкам. Ну, не удалось тетеньке проявить геройство к «године», так она выбрала себе роль страдалицы.
Юша Могилкин
А что делать? ))) Я, вообще, бессердечный человек, особенно по отношению к нашим фигурантам. )))

…Вшивая – сплошная фальшь. Тут виновато и воспитание, и собственное восприятие действительности.
Ложь – ее второе (если не первое), имя: когда выгодно – подстраивается под кого угодно и под всякие обстоятельства.
Но шила в мешке не утаить: то тут, то там проявляется ненависть ко всему роду человеческому, за исключением, конечно, собратьев по религиозной секте и полезным иноверцам.
Черт его знает, как можно так бездарно притворятся: одновременно рыдать насчет «оставленных березок» и фальшиво писать: «мы уехали из этой страны, потому, что опасались погромов».

)))
Ira Vodkina
Ну, если она такая лживая, и кассиршей работает, то наверняка в магазине процветают недостачи)))
А еще мне говорили некоторые уехавшие товарищи, что они только там стали русскими, а здесь были «жидами».
Юша Могилкин
Насчет недостачи — не исключено. )))

А которые «там стали русскими», это потому, что русскими они никогда не были и нигде в них не обратятся, потому, что русским стать нельзя по умолчанию, это только в еврея можно превратиться, совершив определенный ритуал.
В общем, очередная грошовая хрень от репатриантов.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.