Новогоднее приключение Номерного или секрет «самогоночьки» тёти Вали Сидоровой.

Стёб и вольное


В некотором царстве, некотором государстве жили-были два враждующих рода: домиковцы и стихирцы, которые тоже были некоторыми. Многие стихирцы и домиковцы обитали ещё и в деревне Лопатино, что под городом Пенза находится. «Стрелку» в этой деревне можно было назначить на самом оживлённом месте – у памятника Владимиру Ильичу Ленину с протянутой рукой. Рука протягивала аккурат на дом Тёти Вали Сидоровой. И эта рука знала, что тётя Валя – не только единственная «паетесса» Лопатино, но и знатная самогонщица, так эта рука, будто просила дать ей самогонки бесплатно. «Самогоночька» у неё получалась превосходная, но секрет её приготовления она никому не разглашала, а некоторым стихирцам разузнать его очень хотелось. Среди этих некоторых стихирцев был и Википедкин-Номерной, недавно рассказавший доверчивым гражданам о своём способе самогоноварения, а как ему больше всех нужно было, то его туда в командировку и отправили. До этой деревни ему добираться было недалеко, а остальным страждущим было некогда – Новый Год на носу, надо готовиться.
От Ковылкино до Лопатино – рукой подать, каких-нибудь 140 км, так что решил Номерной сделать лыжный пробег. А как добрался, то не снимая лыж, залез на крыльцо тёть-Валиного дома и стал барабанить в дверь, что есть силы.
— Кто там такой неугомонный? – в сердцах спросила тётя Валя.
— Это я, Вован Номерной, леди! Хотел бы с Вами подискутировать…
Тётя Валя знала, кто такой Номерной, всегда считала, что он балабол, а потому спокойно открыла дверь в свою избушку.
— Мальчик ты мой родной! Что тебя заставило надеть лыжи в такой холод?
— Леди! Это Ваша самогонка! – начал прямо с главного продрогший лыжник.
— Ну, проходи, коли так!
И Вован пошёл через порог, не думая снимать лыжи, только в предбаннике снял с себя ватник и шапку-ушанку, когда-то принадлежавшие его отцу, но которому — уже запамятовал: то ли воевавшему на фронте, то ли пахавшему совхозные поля. Сел на табурет в кухне у печки, согнав с него кота Шаграта. Кот от невиданной наглости гостя зашипел и хотел его уже укусить за руку, но тётя Валя сказала коту «брысь, окаянный!» и тот спрятался под столом.
— Это Ленка Утятникова попросила меня присмотреть за своим любимцем, пока в город по делам поехала. Кот-то смирной, но испужался твоих лыж. Никто у нас тут так не выпендривается. Ты давай, разувайся!
Номерной с большой неохотой снял лыжи, поставил их в предбаннике, а у входа в кухню сполоснул свои руки водой из рукомойника.
— Небось, устал с дороги? В прошлом годе я много огурцов и капусты насолила, так что счас угощу под самогоночьку.
— Леди, а я своей подискутировать припёр! Ой, я хотел сказать «подегустировать»!
— А чего, и попробуем! А как ты её делал?
— А вот так! Стихами отвечу, как поэт поэтессе stihi.ru/2020/12/21/4212:
Стоят в земле Российской крик и стоны:
«Нас ядовитым травят самогоном!».
Друзья, такому чтобы не бывать,
Я научу вас, как же надо гнать.

На бражки литр кладите соли ложку.
Столовую. И грейте понемножку.
Всё как обычно. Только самогон
Уже не тот! Крепчайший выйдет он!

Решили, всё? Не все ещё вопросы
Здесь решены. Возьмите купороса,
Ну, медного, что сильно прокалён,
И положите в этот самогон.

Нет купороса? Зря вы огорчёны!
Так извести возьмите негашёной.
Но осторожней! Берегись беды!
Чтоб в самогоне не было воды,

Не жадничайте, не кладите мало.
И медицинского уже покрепче стала.
Но рано этот спирт употреблять.
Его ещё раз надо перегнать.

А для чего? Увы, не для забавы!
Чтоб не осталось никакой отравы.
Опасны, братцы, известь, купорос.
И вот вам спирт почище ваших слёз!

Спиртометр где? Сюда его подайте!
Скорей прибор в ту жидкость опускайте.
Ну как, ребята, градусы там есть?
По меньшей мере девяносто шесть!
— Ух ты! А бражку из чего делаешь? Это немаловажно. Личьно я гоню из чистого сахара. И прибор у меня есть, как в том фильме «Самогоньщики»!
— А я балуюсь засахаренным мёдом. Пчеловод я потомственный. Одному много не надо, а дети и внуки его не очень-то любят, вот и засахаривается его прилично. Не пропадать же добру!
— Оно верно, родной мой! И мне бывает жалко забродившее варенье, так и его в сусло пихаю. А дрожжи ты какие используешь?
— Спиртовые!
— И я тоже так же! Как же ты вовремя прилыжился-то! Скоро картошка сварится да вот у меня ещё колбаса докторская есть месного комбината, хотела её в оливье, да ладно уж, ради гостя не жалко.
И тут же на столе появились две тарелки с вилками, солёные огурцы, капуста, ломти ржаного хлеба и два стопарика для дегустации, а в самую последнюю очередь – большая тарелка с дымящейся картошкой. Вован только удивлённо моргал: вроде старушка никуда не уходила, а стол сам собрался, чудеса…
— А чего ты удивляесся-то? Скатерть у меня такая самобранная: что в доме есть для обеда, то и выставляет. Моя задача – запасы делать.
Номерной разлил свою «Падловку» по стопарикам. Как принято на Руси и Мордовии, после первой не стали закусывать. Зато после второй Номерного потянуло на комплименты:
— А ты, тётя Валя, ничего оказывается! Меня некоторые стихирцы до смерти запугали, говорили, что в Лопатино одни злыдни живут, загрызут тебя с потрохами, ничего о самогоне не узнаешь. Чудеса однако…
— Да ты закусывай, закусывай, мил человек! Кто ко мне с добром, к тем и я с тем же. Только маты и еротику не переношу, всячески с ними борюсь. Но твоя самогонка горчит малость. Вот попробуй моей!
И тётя Валя разлила свою по пустым стопарикам.
— Ух, проняло! Листом смородины отдаёт… А где тётя Валя?
Перед ним сидела средних лет светловолосая и сероглазая женщина с ироничной улыбкой на лице.
— Да это я и есть! Зовут Соней. Что, старой, не знал, поди?
— Ты прямо-таки вылитая Синюшка с её колодцем! Ой, не к добру!
— Да не трухай! Пей свою «Падловку» и опять меня старухой увидишь! Такое свойство у моей «самогоночьки» — омолаживать. Вот потому-то её у меня и покупают.
— Так вот в чём секрет-то! А я думал в технологии… О! Уже снова тётя Валя!
— Правильно думал, что в технологии разница. У тебя вон сколько химии намешано, а я чищу только молоком и углём да по два разу, не ленюсь и перегонять по два разу. От! Но сама я к ней равнодушна, не действует она на меня никак.
— А давай ещё твоей выпьем, хочу на тебя молодую поглядеть!
— Ой, старой! Не увлекайся! Счас Юша придёт, он тебе задаст!
И тут кто-то в сенях в костюме Деда Мороза застучал валенками, отряхивая снег.
— Вот пришёл я, Дед Мороз, и подарки вам принёс!
Это был Юша, который неодобрительно уставился на Номерного и сказал:
— А ты чего здесь делаешь?
— Самогон дегустирую. Мы с Вашей прекрасной леди пришли к выводу, что особой разницы и секрета в технологии его получения нет, хотя в Википедии много чего понаписали.
— Ну и проваливай в свою Википедию! Праздник портишь!
— Юша, да не кипятись ты так! Человек 140 км на лыжах шёл, устал, дай ему отдохнуть малость!
— Номерной – идиот. Это аксиома. А он тебя обижает?
— Нет, конечно! Разве, может меня кто обидеть? Ты лучше мой руки и к столу иди, пока картошка горячая!
— Хорошо, но дегустировать «Падловку» не буду, потому как она – отрава, а я за рулём.
— Юша, да какой руль?! Сегодня же Новый Год! Вот пригуби хоть этой моей со смородинкой!
А как пригубил, то увидел Соню и … молодого Вована со шрамом на щеке.
— Ого! Что это со мной? Соня – это понятно, а молодой Вован откуда? Не из Википедии же!
Но тут часы с боем прогремели, сообщив всем и каждому о начале Нового Года.
Юша быстро из мешка достал шампанское, молниеносно его открыл и разлил по бокалам, которые скатерть-самобранка заранее выставила. Все трое чокнулись и поздравили друг друга с новым годом. А за окном засверкал салют. Лопатинцы всегда с энтузиазмом праздновали Новый Год: все ёлки в деревне были украшены большими игрушками, повсюду горели разноцветные лампочки и даже на памятнике Владимиру Ильичу Ленину красовались ленточки из фольги. Лопатинцы выходили на крылечки своих домов и громко кричали «ура!», подбрасывая вверх не только свои шапки, но и всё, что попадалось под руку.
Вован провёл время до утра в доме гостеприимной тёти Вали. За ночь в разговорах он перевоспитался да так, что у него язык не поворачивался назвать кого-либо «фашистом». Юша предложил его, старика, подвезти до дома, но он наотрез отказался, встал на лыжи и пошёл домой.
Сказка – ложь, да в ней намёк!!! Всех с Новым Годом! Добра и мира!)))
30.12.2020 г
Картинка – с сайта тёти Вали Сидоровой tetya-valya.me/

8 комментариев

Dfyz
Нина привет!
История конечно фантастическая, ибо в реале гражданин Евграшев-Номерной
На такой демарш не решилcя бы никогда
Так как испытывает к этому большую неприязнь, что даже кушать не может:

Рецензия на «Есть некая» (Принц Андромеды)

Она нашла адекватный себе ублюденхауз.

Владимир Павлов 8 23.12.2020 19:55


В Доме стихов самая неадекватная — некая С.С.

Принц Андромеды 23.12.2020 19:41


Да ну? Самая неадекватная? Да там все на самом человеческом дне. Им друг друга уже в гадости не превзойти, некуда.

Владимир Павлов 8 23.12.2020 19:46


А на лыжах он бегает без палок и быстрее собаки!!!
И то что Вован перекуётся это миф:

так они же нехристи! Они памятники изменникам ставят. Да и я нехристь. Но к дамам, как Вы, с цветами. К амазонкам – с оглоблей. Женщина призвана давать жизнь, а не отнимать её да ещё этим кичиться.

Владимир Павлов 8 23.12.2020 11:01


Вот такой отважный Мордовский гладиатор, бык-производитель жизни!
Орлуня
Ловко ты подметил про быка!)) По всем статьям быкадоров)))☺
Орлуня
И ещё быстро сошлись во мнениях Павлов и Принц-Лириков, оба одержимые непонятной ненавистью. Будем надеяться на лучшее!))
tetya valya
Ниночька, родная ты моя! А я то дура, всё время думала, что я единственая гоню самогонку(«тётьвалевку»). Оказываеться конкуренты обьявились. Я об этом Павлове наслыхана. Тот ещё гусь.
А когда он приехал к мне, то я ему стала расказывать рецэпт своего снадобья. Но этот сволоч не оцэнил. А даже наоборот плюнул!
Обозвал ещё меня грязно. Так и сказал «ТЫ ДУРА ВАЛЯ !» А я за это тут же пошла к нашему учасковому и написала на него заевление. Всё ему припомнила. Даже то что в 2020-том он приезжал инкогнитой в Лопатино и мне в уборную на НОВЫЙ ГОД кинул петарду в тот самый момент когда не льзя было кидать. Я ж говорю что он сволоч!
Но Ленка Утятникова потом попросила меня забрать заевление. Так и сказала «На Валя тебе за это аж цэлый жбан „павловки“. А я ж добрая и тут же оттаяла и забрала. А потом ещё у Верки чюлки новые стребовала за молчание!
Ниночька родная моя! Мне и самой стыдно за то, что я такая. Вот что с людьми делает ихняя капиталестическая Америка. У них там все друг дружке волки, а у нас мы друг дружку любим. И даже Павлова. И деньги для нас не на первом месьте а на втором. Вот мне пеньсию не платют с 2007-ого года а я и не плачю почьти. И модэраторы у Крафчюка меня всегда не навидили. Чтож мне теперь лечь на диван и помирать чтоли? Я даже ещё умудряюсь цветы возлогать к пямятнику Владимира Ильича Ленину. Правда я их с кладбищя ношу но ни кто же не знает, а думают что я на рынке покупаю. И меня по этому все уважают сильно и любят и даже в столовой иногда Верка Оглоблина котлет даёт с собой и Кузьке щи. И граммота у меня возле холодильника весит.
А Павлов очень хороший и умный. Хоть и не такой умный как Стократ. Это родная моя такой филосов был в древней Грецыи. Ты наверно не знаеш. Зайьди в энтэрнет и тогда узнаеш.

Спасибо тебе большое от Сонечьки за поздраленье. С НОВЫМ ГОДОМ тебя!
Юша Могилкин
)))

Ну, ладно, спишем на жанр ненаучной фантастики, ибо, чтобы я выпил с Падловым? – такое снисхождение к фигуранту никогда не приходило мне в голову по причине того, что неинтересно ни в каком формате.

)))

С Новым годом! )))
Dfyz
Его надо усыпить, а то он всю Русь затрахает, негодник!
Таперь и на лапти перешёл, вспомнил Александру Невскому уничтожение липы
И подвел это под крах экономики медового дела на Руси:

Короткий ответ лаптелюбам
Владимир Павлов 8

Некоторых возмущает моё презрительное, неприязненное отношение к такой «национальной гордости», как лапоть. Один такой «патриот» договорился до того, что след лаптя, мол, собаки взять не могут. На это утверждение можно ответить только улыбкой. Но давайте без улыбок, серьёзно. Привлечём экономику. С одной липы за сезон пчёлы в среднем собирают 12-18 кг мёда. Сколько это будет лет, скажем, за 20, а то и более? Ну, положим, 15 кг в среднем за год. Около трёх центнеров, или более мёда с одного дерева. Но дерево за свою жизнь вполне может дать и полтонны.
Теперь рассмотрим это с другой, лапотной стороны. Липу ободрали, сгубив дерево. Из лыка сплели несколько пар лаптей. Которых в летнюю страду хватало недели на две пары. Ну, в менее горячее время на месяц-полтора. Пусть этих нескольких пар хватит, скажем, на год одному человеку. А трёх центнеров мёда? Да его и целой семье за три года не съесть! А польза для здоровья? В том числе и для лечения застуженных осенью и весной в лаптях ног? Да и зимой их многие носили кроме валенок. Не было выхода? Да нет же! Там, где липа не росла – в Сибири, на русском севере, без этой «необходимой» обуви как-то обходились и не знали её там. Необходимость или нежелание приложить умственные усилия? Мол, деды так жили! Идти по накатанному лёгкому пути, без каких либо серьёзных затрат губить деревья, которых к 1917г мало уже осталось в стране. Надвинулся «лапотный кризис», который был преодолён лишь в советские годы, когда в наших лесах снова зацвела прекрасным жёлтым цветом красавица липа. Впрочем, истребление липы всё равно заставило бы взяться за ум и решить обувную проблему не столь варварски простым и малозатратным, но разумным способом. Так что полезнее? Несколько пар истрепавшихся за месяц лаптей или несколько бочек мёда? И так ли уж всегда мудр народ? Если кому симпатичны лапти, так носите их и бегайте в них от собак. Чтобы показать свой патриотизм. А заодно проверить, берут ли собаки след лаптей. Я заранее отвечу – берут! И схватят квасных патриотов за штаны вполне успешно.
Вы вините меня в ненависти ко всему русскому? Да, я не всё русское без разбора, слепо люблю. Именно потому, что я русский и желаю моей Родине избавиться от вековых язв и предрассудков, мешающих ей успешно развиваться и идти вперёд. И особенно ненавижу защитников лаптя, прикидывающихся патриотами, но якшающихся с махровыми фашистами. По сути, злейших врагов Родины.

© Copyright: Владимир Павлов 8, 2021

Иногда мне кажется, что его даже галоперидол не возьмёт
Крепкий чухан, просто дуб!!!
Юша Могилкин
То, что Падлов – идиот, оно понятно всем. Но, чтобы идиот до такой степени… )))
Скоро он завоет об русских печках: де, они топились дровами, сделанными из березы, дуба, сосны и пострадавшей липы!
Потом расскажет об том, как местные эксплуатировали коров, лошадей и прочий домашний скот (при этом скромно умолчит насчет изъятия меда у пчел – он же, мать его за ногу, самый известный мордовский пчеловод, осовод и шмелееб), а затем последует печальная повесть насчет единственно правильного, что сделали русские в своей жизни (не все, но некоторые из них, в количестве трех-четырех штук), — это написали сколько-то там положительных отзывов Вшивой и ее липцу, тем самым показав свою истинную русскую натуру – восторженную любовь к жидам-эмигрантам.

Думаю, что Nомерной – первая, неудачная версия Буратино:



Папа Карло выкинул бракованного уродца на свалку, но уродец выжил и, пользуясь поддельными документами, перебрался в Мордовию, где и осел под чужой личиной.

)))
Александр Лириков
«Короткий ответ лаптелюбам...» А вот что про лапти писал Дмитрий Медведев — не этот, конечно:

ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%B2,_%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

а Дми́трий Никола́евич Медве́дев (10 [22] августа 1898, Бежица, Орловская губерния — 14 декабря 1954, Москва) — командир партизанского отряда, Герой Советского Союза, кадровый сотрудник НКВД СССР, полковник, писатель; соратник разведчика Николая Кузнецова.


ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%B2,_%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

militera.lib.ru/memo/russian/medvedev/07.html

«Наше местожительство оказалось обширным и удобным. Сарненские леса раскинулись на сотни километров. Но это не был сплошной лесной массив. Леса, поля и хутора чередовались довольно равномерно. Через каждые шесть-восемь километров можно было встретить отдельные хутора и деревни. Значит, и укрыться отряду можно было, и население неподалеку, а это для нас было очень важно.

В Москве командование поставило перед нашим отрядом главную задачу: заниматься разведкой в городах и на узловых железнодорожных станциях Западной Украины. Надо было узнавать и передавать в Москву сведения о враге: какие у него силы, где военные заводы и склады, где находятся штабы, куда и сколько направляется войск и вооружения, узнавать все военные секреты немцев; одновременно всюду, где это можно, наносить им ущерб.

Мы остановились в лесу неподалеку от деревни Рудня-Бобровская, километрах в ста двадцати от Ровно. Это было в августе, стояла теплая погода; землянок рыть мы не стали, а натянули плащ-палатки. Те, у кого их не было, делали шалаши из веток. Лучшим материалом для шалашей оказались еловые ветви. Уложенные густо, они сохраняли внутри шалаша тепло, а капли дождя стекали с их иголок на землю, не проникая внутрь. „Лапки“ елок были и хорошей подстилкой: они пружинили, словно матрац; чтобы иглы не кололи, их застилали сверху листьями или мхом.

Планировка лагеря была такая. В центре, вокруг костра, были симметрично растянуты плащ-палатки штаба отряда. В нескольких метрах от штаба с трех сторон располагались палатки санитарной службы, радиосвязи и штабной кухни. Немного поодаль — подразделения разведки. Затем, по краям занятого квартала, были строевые подразделения.

Весь наш „поселок“ был выстроен в один день. На другой день я уже разослал во всех направлениях бойцов — познакомиться с населением, узнать о немцах, искать верных нам людей, добывать продукты.

В первую очередь пошли товарищи, знающие украинский язык, а у нас таких было немало. Но не всех можно было посылать на разведку. У многих за длительный переход совершенно истрепалась обувь. Складов обмундирования у нас не было, а на немецкие склады в первый же день не пойдешь.

Оставшиеся в лагере „босоногие“, понурив головы, занялись „домашним хозяйством“ — наводили порядок в палатках.

Боец Королев, уроженец Рязанской области, никак не мог примириться с такой участью:

— Баба я, что ли, дома сидеть-то!

— А ты поди в Мосторг и купи себе шевровые штиблеты, — острили товарищи.

Королев пошел в хозяйственный взвод и попросил топор. Потом явился к командиру отделения Сарапулову:

— Товарищ командир, разрешите отлучиться на тридцать минут?

— Зачем и куда?

— В лес пойду, липу обдирать.

— Да зачем тебе?

— Я себе лапти из липовой коры сплету.

Сарапулов подумал минутку:

— Хорошо, товарищ Королев, идите, только не опаздывайте.

— Есть не опаздывать!

Через полчаса Королев вернулся, сел неподалеку от палатки на пенек и начал работать. Из липовой коры надрал лыка, сделал из дерева колодку и заплел лапоть.

Тут же явились шутники:

— Сапоги шьешь, товарищ Королев? В таких, брат, сапогах тебя за английского лорда примут!

Королев отмалчивался и продолжал свое дело.

Через час он уже примерил готовый лапоть. В это время подошел к нему Сарапулов:

— Ну-ка, дай посмотрю.

Взял, повертел лапоть в руках и, не говоря ни слова, унес с собой. Королев, не понимая, что бы это значило, остался сидеть на пеньке.

«Наверно, выбросит. Пропала моя работа!» — сокрушался он.

Но Сарапулов скоро вернулся назад.

— Товарищ Королев, я сейчас твой лапоть в штабе показывал. Замполит Стехов передал приказание: пару лаптей сплести ему. Потом приказал всем командирам взводов выделить по два человека и направить к тебе на обучение.

Через несколько минут начали подходить „ученики“.

— Здесь товарищ Королев?

— Я самый.

— Нас послали к тебе учиться лапти плести.

Собралось восемь учеников. Королев видел, что не все охотно берутся за работу, и начал с „агитации“:

— Вы, ребята, не серчайте, это дело хорошее. Лапоть — старинная русская обувка… Мы сейчас с вами трудности переживаем. Что же нам, мародерничать, что ли? С своего брата крестьянина сапоги снимать негоже, а до фашистов пока не добрались. А я так скажу: лапоть для партизана лучше даже сапог. К примеру, в лаптях при ходьбе нет стука. Надо к врагу потихоньку подойти — ежели в лаптях, то и не слышно. А если ночное дело, и собаки гвалт не подымут. Ну, и мозоли не набиваются. А теперича делайте так, как я. Вот, берите лыко…

На первом же уроке по одному, хотя и некрасивому, лаптю бойцы сплели, а дня через два многие ходили в новеньких лаптях. Так на первое время разрешена была проблема обуви».

Дмитрий Медведев „Это было под Ровно“.

Кстати, почему город Ровно на нынешней Украине с каким-то ослиным упрямством именуется „Рівне“ (в украиноязычных изданиях, это ещё можно понять), но — «Ривне» (в русскоязычных изданиях на Украине)? Это надоело уже.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.