JB - АГЕНТ 700. Глава 1. Happy New Year.

Стёб и вольное
Всю дорогу между материками юный Джим Болт беспробудно пил. Но как-то ранним утром его растолкал боцман Джон. Старый упыханный морской волк. С неизменной трубкой в прокуренной бороде.
— Вставай, Джимка, пришли.
— Кто? – резко сел секретный агент, и обвёл невидящим оком каюту. Тут же выхватил огромные пистолеты и воткнул в голову и пузо огромному боцману.
— Пых, пых, — пыхнул старый моряк. – Ты прибереги пукалки, сгодятся ещё. Собирайся, Беллинсгаузен, Антарктида. – И вышел из каюты.
Следом заскочили английские моряки в форменных беретах с бумбонами, вынесли все вещи агента на берег, вывели самого, ледокол гуднул и скрылся за безбрежным паковым ледяным горизонтом.

— Какая такая Антарктида? – Чернокожий Болт в шортах и майке поднял опухшие веки. Вокруг, насколько хватало нешироко распахнутых глазищ, лежал снег.

Как-то в их племя забрел русский путешественник Юрий Сенкевич и показал малышу фотографию горы Фудзияма, покрытую снегом. Потом, съежившись, бегал и кричал: «Бр! Бр!», и трясся, как в тропической лихорадке. Так потом и оказалось.
Путешественника есть не стали, вылечили, откормили, а он, выменяв на фотку у мальчиша рубиновое ожерелье, ночью смылся.
Утром в погоню никто не побежал, подумали — другие съедят. Но незаконнорождённый сын дочери вождя картинку спрятал. Впоследствии, на выборах нового вождя, она стала главным и существенным аргументом в том, что он видел снег. Никто ему не верил, да никто, в принципе, и не знал, о чем вообще речь, пока юный Болт не показал фотографию.
— Теперь мы тоже видели снег! – закричали пигмейские евреи, и призвали всех к революции. Мальчиша схватили и приковали к жертвенному столбу, чтобы съесть на завтрак. Но звезды сложились так, что ночью прибыли агенты спецподразделения британской разведки, пацана выкрали, а деревню сожгли.
В Англии абориген впервые увидел снег alive. А когда его уложили мордой в белую холодную кашу, и он отморозил благородный подбородок и широкий нос, то понял — снег – это враг.


— Эй! – Обернулся он, но там, до самого горизонта, простиралось мертвое море льда. В руках, на холодном ветру, трепыхнулся листок бумаги.
«Антарктида. Инопланетяне. Пингвины», — прочитал агент.
– Бредятина какая-то. – Он хотел было выбросить листок, но его порывом ветра перевернуло, и мелькнула надпись — «Билет №13».
— Маза фака! – Взвыл агент на одном из африканских диалектов, и бросился напяливать на себя теплые кальсоны, свитера, пуховые штаны, куртки, шапки и капюшоны. К тому времени весь хмель внутри замерз, а черный агент посинел от холода.
Наскоро выдолбив во льду блиндаж, ДжиБи перетаскал в него свой скарб, но сам не поместился. Пришлось долбить еще один. Там он сел, покурил и задумался. Затем сбегал в соседний, вещевой, притащил снятый с подводной лодки перископ ПСПЛ-М(п) – модернизированный (походный), установил и заглянул в окуляры. Вдали все было, как вблизи. То есть, вообще, нихуя не было видно. Непроницаемая бело-ватная мгла.
ДжиБи повернул перископ на 360 градусов. Ноль эффекта. «Запотел что ли», — выбрался агент из блиндажа. Стрела перископа уходила в единственное высоко висящее кучерявое облако. Он вернулся и уменьшил вертикаль. Осмотрев ярко белые искрящиеся просторы, обнаружил цветной лоскут. Сфокусировал окуляр и навел резкость. Так и есть. Над занесенным снегом домиком развевался флаг Великой Британии. Ощутив гордость, агент втянул живот и выпятил грудь. Толстый свитер лопнул по центру, но жрать все равно хотелось.
Поев сухой лапши «Досирак», замочив её в желудке пинтой «Чивас Ригала», бесстрашный агент двинулся в сторону строения.

Подойдя ближе, он обнаружил целый жилой комплекс, по крышу занесенный снегом. Накинув маскхалат, осторожно залег в тридцати метрах. Как учили — против ветра.
Из одного сугроба пахнуло дымком. Тонкий нюх аборигена уловил ненавязчивый запах конопли. «Индийка» — внюхивался и внюхивался Джим Болт.
— Бах! – хлопнула дверь этого сугроба, аж соседний с агентом торос пошатнулся. На мороз выскочили пять голых мужиков, и, покувыркавшись в снегу, убежали обратно. — Бах!!! – Снова хлопнула тугая дверь.
Соседний торос не выдержал, и поднялся во весь свой рост огромного белого медведя, который безмятежно принялся приседать и хлопать себя по бокам. Потом вытащил откуда-то трехколесный велик, оседлал, хотел прокатиться, но завяз в снегу, и засунул его себе куда-то обратно. Джим Болт, отступая, в ужасе смотрел на громадного зверя.
— Не стреляй!!!
— Бах! – хлопнула дверь домика. Медведь плясал, а от жилища к агенту бежал полицейский.
— Даже не думал, — спрятал пистолеты 700.
— Пошли в дом! – Махнул запыхавшийся полицейский, и побежал обратно.
— Бах! – хлопнула опять в клубах пара дверь. Медведь плясал, а Болт посмотрел на часы: -500 С. Лицо покрылось ледяной коркой. Он припустил за копом. — Бах!

В доме было тепло и уютно. В углу стояла новогодняя ёлка. На столе дымилась горячая пища, и стояли холодные закуски. Алкоголь, тоники, ликеры, эль.
— Проходите, присаживайтесь, — ласково улыбнулся полицейский и, подмигнув, представился: — Бобби.
— Томми, – откинул капюшон ДжиБи. Что-то его в этом гостеприимстве не совсем устраивало. – The Who слышал?
— Конечно, — разулыбался коп. – Люблю старый добрый рок. Роджер Долтри – красавчик.
— А что, Новый год до сих пор? – Становилось жарко. Болт снял пуховые вещи, оставшись в шортах, кедах и бейсболке. Огляделся.
— Какая прелесть, — хлопая в ладоши, захихикал коп.
Стены хибары изнутри были обклеены постерами группы «Village People», некогда популярной в нетрадиционных кругах. Коллектив позиционировал себя в образах — байкера, строителя, ковбоя, индейца, копа. Копа. Опа!
Болт оделся обратно, сняв лишь варежки и куртку.
— Что-то холодно, — посетовал он. – Хотя июнь все-таки. – И улыбнулся.
Бобби, умиляясь, блестящими глазками пожирал агента. Это выпускнику разведколледжа не понравилось. Не к этому его готовили. Но вспомнился экзаменационный билет №13. Первое, можно сказать, серьезное и ответственное задание. И первое лоховство с югом. Первое нелепое попадалово в нелепую ситуацию. Первое самостоятельное принятие решения. Он боковым зрением узрел за ширмой огромную кровать. Мышцы напряглись.
— Бах! Бах! Бах! – В комнату ввалились три румяных с мороза здоровых мужика. Выход был один. Но за их спинами.
Опережая события, Джим Болт сел за стол напротив, и медленно выложил перед собой два больших блестящих пистолета. Достал гранату, вынул чеку и спокойно положил её (чеку) на скатерть. С гранатой и пистолетом отошел к стене. Голые мужики, замерев, молча, следили за каждой манипуляцией незваного гостя.
— Бах! Бах! — Туго отдалась снаружи дверь бани.
«Ббу», – плюнул «Манлихер».
— А-а-а!!! – Заорал один полярник, и упал с раздробленным коленом.
— Не входить! – Выкинул вперед руку с гранатой ДжиБи и, как учили, пошевелил пальцами.
— Не входите!!! – Заверещали во весь голос голые мужики, и примкнувший к ним Боб.
— А-а-а-а! – Орал раненый.
— Холодно, блин!!! – кричали с улицы.
— Наверное, и, правда, холодно, — поиграл пальцами на занесенной гранате Болт.
— Холодно, уроды!!! – Донеслось с улицы.
— Антарктида. — С поднятыми руками, прошептал самый здоровый, в рыжей пластиковой каске.
— А-а-а! – Раненый.
— Задубели! – Улица.
— Это Север или Юг? – Предпринял последнюю попытку восстановления статус кво чернокожий студент.
— Юг, юг, — нестройно ответили мужики.
— Да, откроете вы или нет, пидарасы!!! – Вопили снаружи. – Холодно!!!
— А-а-а! – Истекал кровью раненый.
— Снег откуда? Ббу! – Болт застрелил раненого.
— Был, — пожал плечами полицейский.
— Сами кто будете? – водил пистолетом ДжиБи.
— Полярники.
— На юге. Хм. Ббу!
Коп, с дырой во лбу, рухнул замертво.
— Да, да, да, — закивала оставшаяся парочка.
— База, приём! – Донеслось с улицы.
— Впустите их, — указал дулом пистолета Болт, держа гранату на вытянутой руке.
В домик запрыгнули еще два накаченных пупса. Негр-гамадрил и индеец в перьях. Агент, не раздумывая, бросил гранату. «Маскарад», — промелькнуло в голове.
Один, два, три. Индеец ловит гранату. Три с половиной. Он сжимает её в руках, и в панике глазами ищет улетевшую чеку. Но уже поздно. Четыре. Доля секунды, и … ВЗРЫВ!!!
Серпантин и конфетти разлетелись по всему помещению. А маленькие салютики распетардились по углам. Голые мужики упали на пол.
— Happy New Year! – Взял агент со стола второй пистолет. – Полярники, говорите?
— Вот те — крест!!! – Расцарапал себя самый здоровый в каске.
— Ладно, — сел на угол стола Джим Болт. — Одевайтесь.

24 комментария

Юша Могилкин


Похож? Или так лучше:



)))
Говард Уткин
))))

Нее. Долго рылся в архивах, где-то у меня были зарисовки, не нашел. Воссоздал согласно описанию. "… лежал огромный аллигатор, на котором восседал зловещий мальчуган с круглой копной черных кудрей, как у Майкла Джексона в детстве. Что-то до боли знакомое промелькнуло на его голове под пышной шевелюрой. Уши!
Джеймс Бонд стал разминать сердце. Несомненно, это его сын. И такая знакомая ямочка на подбородке."

Но это уже более зрелое фото.



)))))
Юша Могилкин
Нужно было определять по прическе «афро» на лобке и подмышками.
А то ее на башке накрутить – каждый может:



)))
Говард Уткин
Человек, негр-людоед, идёт спасать инопланетян, куда там ещё накручивать? ))))) Читаем.
Юша Могилкин
Путен тоже людей ест. Оптом, между прочим.



Верит в бога, а, следовательно, и в инопланетян.
Бывший краб на галерах, однако.

)))
Говард Уткин
А ты про пуя получил? А то про доску принял, но промолчал про другое письмо. Каг там дела?
Юша Могилкин
Получил и сразу ответил.
Там — все нормально: осталось только найти время, чтобы хватило на большее, чем обычно.

)))
Говард Уткин
Отстал. Не тороплю. ))))

У самого с Антарктидой не завершается никак. То времени не хватает, то вроде сел писать, тормознулся. Некуда трех человек деть. Вроде нашел выход, но пока писал, вскрылись новые подробности, и один остался. Вот чё с ним делать, ума не приложу. Ладно, буду дописывать дальше, пусть сам с собой разбирается. )))))))
Юша Могилкин
Дааа, отсутствие свободного времени – тяжелая штука. Тут накувыркаешься, потом дома посидишь перед монитором пару часиков, и все – сил ни на что не остается. А скоро тепло, совсем другие прерогативы намечаются…

Об третьем лишнем.
Мне это напомнило эпизод из личной творческой биографии.
Я когда-то в детстве сочинял роман насчет жизни во Франции в середине-конце шестнадцатого века. Тот самый, где было «36 мая».
Персонажей в повествовании было – Брантом отдыхает.
А когда кто-то из них мне надоедал или мешал происходящему – его просто-напросто убивали на дуэли, в быту или в сражении.
Таким образом я выкосил процентов пятнадцать-двадцать всего французского населения, а, в качестве компенсации за причиненный урон, отправил им свою бывшую жену по прозвищу «Холера», но, тем не менее, французы смогли хоть как-то разрулить демографическую ситуацию только после того, как пригласили к себе пожить русских дворян-эмигрантов, пострадавших от Октябрьской революции, и всяких прочих арабов.

)))
Говард Уткин
Хых! У тебя там целая Франция была, а у меня богом забытая Антарктида. Где я там столько французов для покоса наберу? ))))))
Да и, честно говоря, мои тоже не щадят себя особо.

)))))
Юша Могилкин
Да, с французами сейчас проблема…
А как тебе китайцы? Их много, они компактные, триллионом больше – триллионом меньше – никто не заметит, вали – не хочу. В художественном смысле, разумеется.

)))
Говард Уткин
Чёта вспомнилось, как мы индуса искали для иллюстрации экспромта. И за неимением оного, пришлось на подлог пойти. )))))))



))))
Юша Могилкин
Восемь китайцев… Это сколько будет в хохлах или в англичанах?

)))
Говард Уткин
Меньше, чем число Пи, после запятой. )))))
Юша Могилкин
Это что-то необозримое…

)))
Говард Уткин
Я там ваще один стоял. Прилипло. ))))
Орлуня
Мдаааа… Ну и супергерой… Пострелял в закаляющихся в Антарктиде голых мужиков и… сел передохнуть от тяжкого труда. И что, действительно, только один выжил после этих «бахов»? Как же он будет искать подземных жителей?))) Одного помощника в каске будет мало...☺
Говард Уткин
Герой, герой. Это ж только начало. А то, что перестрелял, так этого правила разведки всего мира требуют: «Всех убивай, а задание выполняй». Так и путен действует. Но вопрос закономерен, об этом размышления дальше и знакомство с оставшимися персонажами. Их 4, кста, осталось. ))))))
Анастасий Паниковский
"
— Что делают gringo?
— Занимаются половыми извращениями.
— Хулио, дай бинокль.
— Держи.
— Действительно. Это maricon!* Karamba! Они недостойны жить!
— Тише, Родриго, ветер в их сторону!
— Хулио, там негр!
— Ну что же, в Англии много негров.
— Я убью их всех! Прах погибших на «Хенераль Бельграно» стучит в мое сердце. А Антарктида — аргентинская! И здесь не место для maricon!
— Латиноамериканская, Родриго! АНТАРКТИДА — ЛАТИНОАМЕРИКАНСКАЯ. Мы, чилийцы, тоже кое-что значим.
— Тогда помоги мне.
— Что ты хочешь сделать?
— Кинуть в них атомную, нейтронную или вакуумную бомбу.
— Родриго, где это всё а Антарктиде?
— Атомная точно есть на базе у русских.
— Ты уверен, что они её тебе продадут?
— За рюкзак текилы продадут.
— А если там, на базе, все идейные марксисты?
— Против нашей текилы не устоит никакой марксизм.
— Ну что ж, желаю тебе в этом удачи.
— Мне нужна твоя помощь, Хулио. Идти до русских далеко, Надо разгрузиться на двоих.
— Родриго, на нашей базе каждый второй — агент DINA и смотрит за соседом. Я не хочу, чтобы
мне водили зажигалкой по подбородку.
— Хулио, я замерзаю. Пока расходимся, а что делать с maricon, я ещё подумаю."
Анастасий Паниковский
* — maricon: гомосексуалист (исп.).
Говард Уткин
Прям Карлос Монсивайс, йоптыть. )))) Но всё уже написано, Сазонов. Без вас.
Юша Могилкин
Моника захотел постоять в тени великого…
Тень его случайно раздавила.

)))
Анастасий Паниковский
"Тень его случайно раздавила."

Да нет, Lize, я жив-здоров и имею что написать о том о сем.
Юша Могилкин
Могли бы и не напрягаться, оно тут всем как-то без разницы — Ваши уведомления об собственном бытие.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.