JB - АГЕНТ-700. Глава 2. Village People. (продолжение).

Стёб и вольное
Докурив, агент смял окурок просто на столе рядом с Гленном. Фельдшер лежал в обмороке. Упыри, источая ненависть, толпились напротив, жалобно поскуливая от боли.
— Вот — белый флаг, — помахал агент носовым платком, больше демонстрируя кобуру под мышкой. – Я уполномочен вести переговоры от имени Великой Британии. Вы являетесь гражданами этой страны, поэтому обязаны оказывать мне всеобъемлющее содействие и максимальную помощь. Родина вас не забудет, а я буду хранить вашу-нашу фотографию на груди у сердца.
Джим сбегал, вытащил из рюкзака Полароид, положил на живот Хьюза, навел объектив, пристроился к упырям, и, после вспышки, подскочив опять к столу, выхватил карточку — задул на неё, замахал.
— Вполне. — Покрутил он перед глазами.
— Закажь, — протянул руку строительный бугай в каске.
— У сердца, — поднял указательный палец студент, другой рукой спрятав картонный квадратик в кармане шорт. Но кобура мелькнула. А на бёдрах и яйцах, вообще, выглядели вызывающе, в контексте с пулемётными лентами и автоматами спереди. Сзади автоматы лишь угадывались. Не просто за Полароидом бегал гость. Грустное сообщество упырей приуныло. Особенно гамадрил:
— Ты попал, ниггер.
Остальные сделали угрожающий шаг вперёд.
— Я вас тоже буду помнить, — расцвёл Болт, наощупь роясь в медицинской сумке Хьюза, жертв больше не хотелось: — Пантенол! — Вынул он первый попавшийся баллон, и дал мощной струёй спрея в лица приближающихся полярников. Атака была отбита. Враг отступил.
— Меня послушайте, — отошёл с баллоном Болт, демонстрируя бёдра и грудь: — Я такой же гражданин Великой Британии, как и вы все. Надеюсь. (Он мельком прошелся взглядом по орангутану, а в глаза посмотрел Дейву). Надеюсь на взаимопонимание.
К его удивлению, народ получил колоссальное удовольствие от спрея. И теперь, облегченно вздыхая, сидел у теплых радиаторов, ожидая дальнейшего медицинского вмешательства. А его разглагольствования никого не интересовали.
ДжиБи облачился в теплую одежду, на случай если придется отступать в неизвестность, автоматы навесил сверху.
— Вставай, живность, — ткнул он дулом байкера. – Иначе я тебе прострелю почку. И ты, создавая ненужные телодвижения, вскочишь, вынудив меня опять стрелять разрывными. – Джим Болт дал короткую очередь в крышу, просто разнеся её в снежную пыль.
Теперь, даже пораженные гидротермической ванной полярники, мимо агента, вслепую ринулись латать в хлам разнесённый кров, дабы сохранить тепло.
— Чёй-та они? – Водил он за полярниками оружием. – Бегают, как отмороженные. – И повернулся он к ожившему фельдшеру.
— Стреляй!!! – Уцепился тот за руку агента.
«Д-ду-ду-ду», — внезапно ударила короткая очередь автоматического оружия. Три гильзы со звоном упали в ноги. Тынь Тынь. Дзынь, — отлетела одна от других.
Болт выдернул руку, а прикладом двинул сумасшедшему Хьюзу в лицо. Полярники слезли с крыши. В доме снова начало копиться тепло.

Все сидели и грелись у нарисованного камина. Хьюз был без сознания, Джим Болт слонялся за их спинами, с автоматами наперевес. Дров подрисовать было некому.
— Мужики … — наконец-то намекнул агент. Все засуетились, а Брайли быстро протянув мохнатую руку, нарисовал углей охапку.
— Теплей стало? – Подъебнул мёрзнувший ДжиБи, притоптывая.
— Кому-то надо выйти за углём, — ковыряясь в ухе, спокойно намекнул «строитель» Дэйв.
— Пошёл, — направил дуло на него ДжиБи.
Дэвид нехотя поднялся и вышел из домика.
«Бах», — хлопнула дверь.
— Ты-ды-ды-ды …. – неоправданно застрочил автомат в его сторону
— Дыу, — ушла пуля из другого автомата в новую кровлю. Вскочивший Алекс наотмашь двинул локтем в голову студента.

На плоском экране неправдоподобно огромного цветного телевизора сверху вниз падали черно-белые крестики, гробики, монументики и круглые веночки. Всё это следовало сложить в определенной пропорции и порядке, пульт лежал перед агентом, но руки были связаны за спиной. Гробики и крестики наконец-то в беспорядке заполнили весь экран и, телевизор взорвался. Разлетевшись калейдоскопом негативных фрагментов изображения в разные стороны.

Тетрис. Не лучшее изобретение человечества в области развлечений. Так подумал Джим Болт, когда после удара «лесного человека» пришел в сознание. Руки действительно были замотаны скотчем, но спереди.
Упыри сидели у радиатора. Татуированный Хьюз обрабатывал их лица, так бездарно обезображенных до этого. Было опять тепло.
— Дайте закурить, — молвил Джим, поудобнее прижавшись к нарисованному камину. Ноль ответа.
— Закурить дайте кто-нибудь, — сказал агент погромче. Безрезультатно. Упыри выли, а байкер обрабатывал их морды всеразличными снадобьями.
«Ну, и ладно», — разгрыз студент, сковывавший его скотч, достал сигареты и закурил; пуская в потолок кольца, наблюдал за вознёй эскулапа.
Когда Гленн закончил лечение полярников, и устало разогнул спину, ДжиБи уже сидел за столом, а перед ним стоял огромный пулемет «Виккерс» 1957-го года выпуска, но в полной боеготовности. Из-за станины выглядывало его лукавое лицо.
— Не стреляй, — прикрыл больных Гленн Хьюз.
— Не буду, — навёл пулемет на гамадрила Болт. — Только дай испытаю, не стрелял ещё ни разу, — в самый последний момент выдали. — Он с удовольствием нажал гашетку: — Та-та-та!
Под пехотинцем Брайли потекло.
— Не ссы, — улыбнулся агент, — не заряжено.
— Шутник, — Хьюз дрожащей рукой выудил из пачки сигарету. Пришибленный орангутан не мигая смотрел в дуло «Виккерса».
— Давайте будем человечней, мужики, — отвернул дуло пулемёта 700. – Так все чудесно начиналось.
— Чего тебе надо? – Угрюмо спросил строитель.
— Вся надежда на вас.
— Чего тебе надо? – Повторил Дэвид.
— Я бы чего-нибудь выпил. Магазин есть поблизости?
Обезображенные полярники вдруг дружно захохотали.
— Эт-то Ант-т-тарктида, — поперхнулся дымом Хьюз, вытирая слёзы от хохота
«Уф-ф, — обвел глазами помещение Джим Болт, — по второму кругу маразма двинулись».
— Чему ты радуешься, сволочь? – Взял он за бороду фельдшера и посмотрел ему в глаза.
— Да, нет. Не чему, собственно. Ты не представляешь просто …
— Не представляю, — Болт отпустил бороду. – Я здесь первый раз. Сделай одолжение, введи в курс дела.

Гленн пустился в длинный и пространный исторический экскурс южного материка, начиная с Беллинсгаузена, Кристенсена и британца Шеклтона. Рассказал про абсолютный полюс холода, трансантарктические горы и катабатические ветра. Не забыл упомянуть, что Антарктида — самый высокий континент Земли, средняя высота поверхности которого над уровнем моря составляет более 2000 м, а в центре континента — 4000. Миллионы километров составляет постоянный ледниковый покров, под которым скрыт континентальный рельеф. И лишь 0,3 % её площади свободны ото льда, и то в Западной Антарктиде. Самая высокая точка континента — 4892 м над уровнем моря — массив Винсон хребта Сентинел. В Западной Антарктиде находится и глубочайшая депрессия континента — заполненная льдом впадина Бентли, глубиной более 2,5 км ниже уровня моря.
— «Бентли» знаю, — кивнул агент. – У дядюшки был.
— Средняя толщина слоя льда – 2500-2800 м, достигающая максимального значения в некоторых районах Восточной Антарктиды — 4800 м. – Продолжал нести пургу Гленн Хьюз. — Биосфера в Антарктиде представлена на четырёх «аренах жизни»: прибрежные острова и льды, прибрежные оазисы на материке, арена нунатаков и арена ледникового щита. Растения и животные наиболее распространены в приморской полосе. Наземная растительность на лишённых льда участках существует в основном в виде различных видов мхов и лишайников и сплошного покрова не образует …
Внезапно всхрапнул, пригревшийся у радиатора Дэйв Ходо.
— Заткнись, — захлопнул Болт «говорящую энциклопедию». — Меня интересуют пингвины.
— Кто? – Не сразу переключился Хьюз.
— Где-то здесь должны быть пингвины. – Теперь Джим Болт полностью осознавал, что встрял основательно, и виной тому 13-й билет по “Mission Impossible”. – Меня интересуют пингвины.
— О! Пингвинов здесь, как тополиного пуха, — расслабился индеец-альбинос Фил.
— Да, да, — поддержал товарища эрудированный байкер. – На континенте представлены пингвины Адели и императорские пингвины. Кроме того, из наземных животных здесь обитают тюлени: Уэдделла, Росса, крабоеды; морские леопарды, морские слоны, и птицы …
— … Императорские. — Подглядел в билет студент.
— Как? Императорские пингвины? – Споткнулся Хьюз, и его опять понесло: — Императорский пингвин — это самый крупный из всех современных пингвинов. Его рост достигает до 1,3 м, а вес — до 50 кг. Колонии императорских пингвинов располагаются в естественных укрытиях за утёсами и крупными льдинами с обязательным наличием участков открытой воды. Самые большие колонии насчитывают до десяти тысяч особей … — Собирайтесь. Покажете. – Моментально застегнул пуховик Болт, бросив взгляд на морского пехотинца. Тот, отвесив челюсть, безучастно сидел в углу, сложив мохнатые руки на голове.
– Этот пойдёт первым.

Бряцая оружием, он выгнал полярников на улицу. Солнца не было, поэтому, наверное, после гостеприимного тепла было жутко холодно. Брови, щетина и торчащая шевелюра мгновенно покрылись изморозью.
— Туда на лыжах надо ехать, чтоб не распугать животину, — пытались отвертеться полярники, не догадываясь, что Джим Болт имел нигде не зарегистрированные олимпийские рекорды по биатлону. Хотя в разведколледже в этой дисциплине слыл середнячком; как и по спринту, слалому и марафонским лыжам на 243 километра. Не для африканского паренька, согласитесь, эти надругательства.
Однако, через 3 часа он был на берегу материка, наблюдая в бинокль пингвинью жизнь. Те прыгали и прыгали со скалы в черные воды океана. Выпрыгивали, и вновь сигали с каменистого утёса. Огромная масса кишела сплошным ковром среди утесов над бездной, и сложно было понять, одни и те же прыгают, или разные. Но выглядело это более чем забавно. С огромной высоты, бестолково махая крыльями, индивид «солдатиком» нырял вглубь, а навстречу ему из пучины вверх, как из помпового подводного ружья, так же бестолково махая ластами, вылетал другой. И запрыгивал ведь. И процесс этот был постоянным, безостановочным, конвейерным.
Через 40 минут на снегоходах подъехали полярники. Шум моторов породил в популяции легкую панику. Легкую, можно назвать с натяжкой. Произошло громадное телодвижение. Огромное количество пингвинов просто сползло со скалы в бездну. Остальные растасовались в расщелинах скал. Однако на скале осталось ещё достаточное количество птиц.
Сдавив виски, Болт обреченно зашипел:
— And who you asked to appear all brigade here?*
— Сам сказал. — Ответил за всех строитель, а фельдшер добавил:
— Isn’t imperial penguins.**
— I got it. We come back, — поднялся Болт. Перед ним стояли озадаченные полярники и два двухместных снегохода. — This goes on skis.*** – Передал он титановые палки Алексу, и снял лыжи.
— Кто со мной? – Прыгнул Болт за руль огромного мотоцикла. Сзади успел прилепиться Дэйв.
— Йа-хуу!!! – Вывернул шпион гашетку и, столбом поднимая антарктическую снежную пыль, снегоход умчался вдаль.
— Хочешь, я пойду на лыжах? – Как-то невнятно подошел к чернокожему Алексу ирландец Фил.
— Как хочешь, — не дожидаясь ответа, он сел на второй снегоход за Гленном, и они улетели за шпионом.
Несуразный Алекс, собрав под мышку лыжи и легкие палки, по колено в снегу, двинулся на базу, проклиная студента.

* Какого хрена, вы все сюда припёрлись?
** Это не императорские пингвины.
*** Возвращаемся. Этот на лыжах.


Ещё в пути агента настигла икота. Выжимая из снегохода всё возможное, он внезапно начал икать. Спрятав, от секущего арктического ветра лицо в высокий воротник полярной куртки при каждом приступе он внезапно выныривал, получал порцию острой ледяной пыли, и еще глубже засовывал голову внутрь. Сидевший сзади строитель был в темных и защитных горнолыжных очках. Внезапно он заорал прямо над головой:
— Куда прёшь?! Тормози!
Но было поздно. Снегоход на огромной скорости взлетел над торосом, несколько раз перевернувшись в воздухе, упал прямо в центре базы, и, завертевшись на боку, раскидав полярников в разные стороны, заелозил по плацдарму, пока захлебнувшийся движок не заглох.
Первым вскочил Дэйв. Оглядев сугробы и торосы, он обнаружил торчащие ноги студента. «Чпок!» — выдернул он его из векового снега, как пробку из дорогого портвейна.
— Ик! – Вынырнула из рукава голова агента.
— Ой! – Бросил его перепуганный Дэвид. Но тут же узнал, и занес в тепло, там вытряхнул из куртки.
— Ик, — выпал на пол с гулким стуком Болт. – Ва-а-ды дай.
Дэйв налил ему целый танкард холодной воды. ДжиБи, периодически икая, выпил громадную кружку мелкими глоточками.
— Ик. – Он набрал полную грудь воздуха и затаил дыхание.
Когда в глазах потемнело от нехватки кислорода в организме, агент с шумом выдохнул весь углекислый газ, опять икнул, и, развернувшись, стремительно вобрал в себя последние остатки свежего воздуха в помещении. Выпучив глаза, он снова замер. Теперь в глазах потемнело у здоровяка Дэйва. Словно рыба, разевая бородатую пасть, он замахал руками в сторону двери, ноги же непроизвольно сами ринулись на выход, центр тяжести сместился, и строитель рухнул навзничь.
— Эй, ик, Дэйв, ик. — Немедленно окатил его водой из обрезанной банки кулера Болт и склонился над туловищем. – Ик. Ты как?
— Нормально. — Сел и огляделся Ходо, – Ты сам-то как?
— Ик, — развел руками Джим.
— Ну, ничё, сейчас остальные подтянуться, Гленн что-нибудь придумает.
— Слушай, — встал Дэвид, — я знаю ещё один действенный способ от икоты.
— И, ик?
— Ты сводишь руки за спиной, набираешь в себя воздуха, задерживаешь дыхание насколько возможно, а я тебе заворачиваю наверх руки, пока ты терпишь.
— Я, ик, тоже знаю этот фокус, ик.
— Давай попробуем?
— Давай дождемся Гленна, ик.
«Бум-бум», — хлопнула входная дверь. В предбаннике затопали люди, стряхивая с себя снег.
— Приехали, — воодушевился Дэйв.
— Ик.
— Холодает, блин, — вместе с облаком холодного пара ввалился внутрь ирландец, на ходу снимая варежки, поочередно дыша на руки, вытирая нос, снимая пуховую куртку и протягивая руки к теплу.
— Ик.
— У-у, а кто дежурный сегодня? — В очередном облаке холода, хлопая в ладоши, нарисовался изрисованный байкер. – Сделай чаю. Температуру надо через три часа мерить. Там зусман грядёт. Сейчас уже за полтинник …
— Слушай, Гленн, — встрял Дэвид, — а как от икоты избавиться?
Тот уже положил рукавицы на батарею и, без разговоров, с разворота, двинул в широкий бородатый «бубен» товарища.
— Без обид, — напутствовал он рухнувшее тело.
— Ик, – икнул агент 700. Фельдшер посмотрел на него, и принялся разоблачаться, развешивая термобельё в сушилке.
— Офанарел что ли?! – Вдруг повернул его за плечо восставший и свирепый Дэйв, влупив кулак уже тому в лицо. Собрав кальсоны и трусы, доктор улетел вглубь сушилки. За лодыжку строитель выудил его обратно, и занес было снова кулак, но Хьюз парировал интеллектом:
— Ты же не икаешь теперь!
— Я и не икал, — сорвался цементный кулак строителя. – Это студенту надо было.
— А я тут причем?! – Вскочил байкер с уже двумя заплывшими глазами, и полярники сцепились почти по Лермонтову. На выходе – один должен стать витязем, а другой – шкурой. Пусть и барса.
Альбинос-индеец, суетился рядом, сжимая томагавк, дёргая рукой то в одну, то в другую сторону. Рубить — так наверняка!
Изначально ошарашенный ДжиБи, постепенно втянулся в шоу, и даже начал подначивать мясоруба, инсталлируя его на ставки в тотализаторе. Как вдруг взмыленные полярники, внезапно расцепившись, сели.
— Иди сюда, студент.
По «Неожиданному развитию сюжета» Болт был готов. У него в этой дисциплине всегда стоял твердый «отл». Поэтому он просто присел, подняв руки вверх. Бородатые полярники расхохотались.
— Сюда иди, — сбросил с головы кальсоны Ходо. – Икать перестал?
Внезапно, Джим Болт, с непревзойденным IQ, уникальным даром шпиона, весь обвешанный оружием, глядя на этих, вроде разных, но крепких, тертых, скованных вечной мерзлотой бородатых мужиков, — расплакался.
На удивление, никто не засмеялся, а наоборот даже витязь со шкурой приуныли. Индеец опустил томагавк.
Хлопнула дверь. Затопали ноги, захлопали руки. Внутри предбанника мог суетиться только Алекс Брайли. Но вошёл абсолютно никому не знакомый человек.
— Прив-вет! Жарко тут у в-вас, — заикаясь, он откинул капюшон и снял куртку. Оставшись в тени и комбинезоне, представился: — Тойво Лукконен. Сов-вершаю круг-госветное пут-тешествие на лыж-жах.
— Он из-здевается, — повернулся Гленн к строителю. — Или вправду Лукконен?
— А кто это?
Оценив нештатную ситуацию: Двое побитых здоровенных мужиков, плачущий негр, индеец с топором, — лыжник спешно выскользнул из хибары.
— Подожди! – Бросился за ним Роуз в пургу: — Как там наши с русскими в хоккей на чемпионате сыграли?!
Одинокий лыжник коньковым ходом нёсся в пространство. За ним – сто человек из книги Гиннеса.

7 комментариев

Юша Могилкин
Че подумал-то.

А кто на отечественных базах снег убирает?
Сами полярники – стопудово – не станут этим заниматься, у них других забот полон рот, выходит, что гастарбайтеры-таджики.
Более того, сейсмологи из Республики Конго недавно выявили странную подвижность в земной коре. Оказалось, это дворники-таджики, работающие в Антарктиде, прокопали подземный ход из Душанбе до южно-полярной станции «Восток» — так им легче перемещаться туда-сюда по одному паспорту на десятерых.

)))
Говард Уткин
Логики у тебя не отнять. )))) А аффтару — минус, за упущение важной детали в документальном произведении.

))))
Юша Могилкин
Это не критично. )))
Тут у нас во дворе, осенью, появился совсем улыбчивый юный таджик со своей молодой супругой. Назначили его убирать подъезд. Но потом, по случаю отсутствия кадров в Управляющей Кампании, перевели в дворники. Снегу в этом году навалило не хило. И таджик жаловался: «Я, говорил, снег в глаза никогда не видел, а на него так насмотрелся – на всю жизнь хватит».

Вот и остались у человека определенного рода глобальные воспоминания – будет, о чем поведать внукам и правнукам.

)))
Говард Уткин
А может и в разведку попадет иностранную, как Джимка. )))))
Юша Могилкин
Создатели всяких иностранных комиксов, книжек, компьютерных игр и киноэпопей очень хорошо устроились – они в своих трудах изобрели т.н. «параллельные вселенные», это когда один и тот же герой по паспорту, в разных измерениях может иметь другую биографию, пол и национальность, возраст, дату смерти/бессмертие и так далее.

Вот, например, негр человек-паук:



Хотя в классическом контексте он – славянин белый господин:



А наши-то дураки до такого не дотумкали.

Иначе «Семнадцать мгновений весны» можно было снять в пятнадцати вариантах (не считая количества насчет автономных республик).

Чем Штирлиц-таджик не Штирлиц?



И, между прочим, согласно Интернетовским фейковым новостям, такой существовал на самом деле – штурмбанфюрер , сотрудник VI управление РСХА – Рахим Бурханов:



(отчество товарища не знал даже сам Мюллер).

)))
Говард Уткин
А чё, таджики не люди что ли? Не могут в СС служить? Вот что там делали евреи, загадка! ))))
Юша Могилкин
Как «что»? Воплощали сионистские планы насчет порабощения мира из одного, отдельно взятого государства. )))

Достаточно вспомнить об том, кто и по каким причинам привет Алоизыча к власти.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.