JB - АГЕНТ 700. Глава 5. Исчезновение Павлова.

Стёб и вольное

Джим Болт

Рано утром Павлов зашел в комнату к агенту и потрепал его за плечо:
— Вставай, поехали к инопланетянам, — и, хотел было уже выйти, но Болт хрипом заставил его обернуться:
— Иван, я не могу поднять голову. – Голова студента была словно налита чугуном.
— Бывает, — улыбнулся русский. — Сейчас поправим.
Вскоре он вернулся с огромной кружкой огуречного рассола, который Джим враз выхлебал огромными глотками. Через какое-то время тяжесть из головы пропала, оставив боль и разочарование от жизни.
— Ну как? — Заглянул опять полярник.
— Никак. – Опустив голову, Джим Болт сидел на кровати, пытаясь привести мысли в порядок.
— Может самогоночки?
Агента передернуло, перекосило, сморщило, но он мужественно прошептал:
— Наверное, да. Больше – да.
Потом он долго держал стакан, собираясь с силами и пытаясь перебороть отвращение. Наконец головная боль сама поднесла руку ко рту, но на защиту организма встало пересохшее горло. Влитый стакан пойла попытался вернуться обратно, но усилием воли Болт загнал его снова внутрь. В животе потеплело, а вскоре и в голове прояснилось. Напевая «Manowar» «power and glory», он был готов к подвигам.
— Ожил? – Вынырнул откуда-то Павлов. Это хорошо. Давай завтракать и в путь.
— А-а, — потер Джим Болт горло международным жестом.
— Слушай, у нас дальняя дорога, это будет лишним. Но я взял с собой, – заметил он разом потускневший взгляд агента.
За завтраком новый друг налил гостю ещё сто грамм и, с повеселевшим Джимом, на гусеничном вездеходе выдвинулись в сторону подземного озера.
— Жвачка хоть есть? — Спросил Болт.
— Только смола кедровая, — протянул ему несуразный фрагмент субстанции Павлов.

— Расскажи, хоть как с ними вести себя, — пытал агент проводника в пути.
— Ась?
— Расскажи, хоть как с ними вести себя, — старался перекричать шум мотора и грохот вездехода Джим.
— Что?! – Прислушивался Павлов, ему ли не знать, что советский автопром – самый надёжный, но самый громкий в мире. В уши он вставил беруши.
— Я как должен общаться с инопланетянами?
Русский полярник отмахнулся:
— Сам разберешься. – Всё равно на ходу общаться не было возможности.
А как-то между делом сам спросил:
— Фильм «Земля Санникова» видел?
— А кто там снимался?
— Вицин снимался, Даль.
— Я вижу.
— Олег Даль там снимался.
— Кто это?
— Актёр, — не отрывая взгляда от белого искрящегося пространства, ответил Павлов.
— У, — привалился плечом к дверце с замёрзшим окном Болт.
— Что «У»? Видел, или нет?
— Нет, — буркнул студент, бубня рэп доктора Дре.
— Зря. Инопланетян аборигены охраняют. Они им огонь принесли.
Вездеход трясло на незримой дороге южного полюса, но лицо спецагента вытянулось не от земного притяжения. От рассказов русского полярника, что подо льдом живёт целое племя Оралманов, которое охраняет и оберегает космических путешественников, а те им в ответ — ржавое железо поставляют.
— Откуда они там взялись?
— Понятия не имею, — пожал плечами Павлов. – Были, наверное. А может интуристы привезли с собой. Для охраны. Не знаю.
— А почему железо, именно, ржавое?
— Так папуасам надо. Как и человечкам прокапрон.
— А где инопланетяне берут ржавое железо? Пилят свою летающую тарелку? – Улыбнулся Джим Болт.
— Не поверишь, — крикнул сквозь грохот канистр полярник. — Они им тоже построили изо льда завод для производства ржавых труб и другого ржавого металлического лома, дома, поселки, города. Но оралманам нужна ржавчина и ржавчина. А вот откуда в Антарктиде появились туземцы – до сих пор факт неизученный. Поскольку живым от них никто ещё не возвращался
— Давай за подмогой заедем. За мной — Великая Британская Империя.
— Ха-ха-ха, — расхохотался Павлов, направляя вездеход в объезд торосов, вздымая пылью следом антарктический лёд: – Мы уже доехали. А тебе не жалко своих друзей?
— Нет. Я уже нескольких убил. – Просто признался агент.
— Что ж ты раньше не сказал?! – Резко нажал тормоз Павлов, Болт ударился об лобовое стекло. Слава Богу, не разбил. Стекло спасли ремни безопасности. Павлов же, разметав каленое стекло своей безмятежной тушкой, улетел вперед вездехода, который тут же упершись передком в узкую глубокую расщелину, встал.
— Ты и не спрашивал, как-то, — вылез из кабины Джим Болт.
Трескучий мороз упоминал ещё Мамин-Сибиряк. Первое, что вспомнил Болт из юнит-программы разведколледжа. И с чем столкнулся второй раз в Антарктиде, выпрыгнув из теплого вездехода. Зябко поёжившись даже в пуховом комбинезоне, он подошел к глубокому ледяному разлому и заглянул вниз. Затем излазил всё под вездеходом. Павлов пропал. Возможно, его закатало под траки, но фрагментов не наблюдалось. Болт выгреб из вездехода всё альпинистское снаряжение, привязал трос к гусенице и осторожно спустился в пропасть, медленно осматривая в процессе складки, щели, трещины, изломы тысячелетнего льда. Павлов как сквозь землю провалился. «Ну, да», — усмехнулся Болт своим мыслям, достигнув дна.
Не отпуская фала, ДжиБи прошелся по дну взад-вперёд. Лёд под ногами, слева, справа, и вверх уходит сплошная стена льда. Агент пожалел об оставшихся где-то британских полярниках. Они уже вроде стали единой командой, и помощь команды сейчас как-никак была необходимой.
«Fuckin’ Pavloff!» – Рубанул в сердцах по стене ледорубом Болт. Внезапно ледяная стена рухнула сотнями острых осколков, агент еле успел отскочить, и пред ним предстала добротная филёнчатая дверь из дуба. Агент оглянулся и посмотрел наверх. Кругом — ледник, резко уходящий ввысь своей глубиной, а изгибами закрывающий небо полярного полюса.
На двери по-русски криво было написано зеленой краской: «Инапланетяне».
Бывший сын пустынь, саван и яркого испепеляющего солнца, даже взмок внутри пуховика среди льда, которому миллиарды и миллиарды лет. Поёжился.
Самым разумным сейчас было срочно возвратиться на британскую базу и вернуться обратно с более опытными полярниками, но что-то агента удерживало, широкие ноздри раздувались в успехе удачной охоты. Он осторожно повернул ручку двери и шагнул внутрь.
Затем, немедленно вышел обратно, поднялся наверх и установил рядом с вездеходом простреленные лохмотья британского флага. И снова скользнул вниз.

***
На арктической базе UK (Соединенного Королевства) шли ожесточенные дебаты. Нет смысла переводить всё, где основными терминами, из-за скудности английского наречия были: Fuck, Fuck Off, и Fuck You!
— Закончим бесполезный трёп!!! – Громко стукнул по столу Дэйв Ходо. – Руководитель экспедиции погиб. — Здесь он сделал паузу: — Я не собираюсь брать на себя его обязанности, могу распылить в народе, могу обозначить, что всё равно подтверждение с земли ждать надо. Кто станет главным! Голосуем?
— Главным, буду – Я. — Встал закамуфлированный Брайли. – И сейчас мы все выдвигаемся на поиски черножопого. Гоу-го-гоу!!!
— А дальше? – Оглядел компанию Ходо. Все молчали.
— Кто за то, чтоб Алекс был временным руководителем экспедиции? – промолвил «строитель». Руки подняли все.

14 комментариев

Орлуня
Думаю, что Павлов просто превратился в памятник самому себе, как на картинке:

===
Даже кусок дубовой двери виден!))
Говард Уткин
Это похвально, когда работает пространственное мышление. ))))))))))) Но там все несколько сложнее.
Юша Могилкин
А где именно виден «кусок дубовой двери»? На мой взгляд, там обычная — из сосны и оргалита.

)))
Юша Могилкин
Об похмелье.
Самый первый раз я надрался в четвертом классе, точнее, в каникулах между четвертным и пятым. Дело было на даче и, упуская подробности, скажу, что домой явился не то, что в стельку, а вообще никакой. Проснулся поздно, в жестком состоянии.
Спустился со второго этажа, бабушка поставила на стол завтрак и присовокупила к нему рюмочку. Я брыкался. Но мне сказали: «Так нужно».
Морщась и давясь, выпил. Прослушал лекцию о вреде пьянства. Намотал на ус. Родители отсутствовали, но бабушка не доложила им об моем аморальном поведении.
Через несколько лет, вступая в полу-взрослую жизнь, проснулся в аналогичном состоянии у себя дома. Мой друг детства, имеющий точно такую же фамилию, каки автор «Собачьего сердца», уже колдовал на кухне, пока наши барышни спали. Видя мое состояние, он поставил передо мной стакан с водкой.

— Пей.
— Не могу.
— Подумай, что это – лекарство, пей. Выпьешь – все сразу станет хорошо.

Я выпил. Отпустило, снова стал человеком, а заодно во мне проснулся зверский аппетит, что тем же вечером подвигло меня на соблазнение любимой девушки – я сварил килограммовую пачку пельменей в двухлитровой кастрюле, доказав, что кулинар из меня – просто великолепный.

А в употребление рассолов – не верю.
Как-то где-то вычитал, что «похмелье» — это такое старинное русское блюдо, состоящее из мелко порубленной холодной баранины, квашенной капусты и соленых огурчиков, типа, спасает на все сто.
Однажды, в качестве эксперимента, приготовил его заранее.
И утром оно отлично пошло под водочку и пивко, а без них – толку никакого не было.

)))
Говард Уткин
А меня в пионеры уже пьяного принимали. Хотя, ммм …, это тоже в 4 классе было. У меня почему-то какая-то заторможенность в развитии разных коммунистических организаций происходила. В пионеры — в 4 классе приняли, в комсомол — в армии. Как-то отторгало меня социалистическое общество. Да и я не особо в него стремился. Зато красный галстук обмыл в кафе с друзьями и родственниками. ))))



Прапахмелье.
Никогда не похмеляюсь. Предпочитаю тупо отлежаться, и уже вечерком выпить пару бутылочек пивка. И то не всегда. Случается, например в НГ, когда поспишь несколько часов, поднимаешься и, понеслось по новой. Но это не похмелье, а продолжение банкета. А сон, как покурить вышел и вернулся.

))))))))
Юша Могилкин
А чего ты галстук обмывал не по Уставу?
Где у тебя на груди орден «Всегда готов»



?

А отлеживаться до вечера – это время терять. С утра выпил – весь день свободен, как гласит народная мудрость. )))

Впрочем, не похмелялся я уже лет как двадцать, а которое плавно перетекающее – оно мое самое любимое, чуть ли не больше, чем сами праздники.

)))
Говард Уткин
Нет ордена? Я чёта внимания не обратил. Мож под галстуком, или на пиджаке остался. Это же не торжественная часть уже. Где-то середина, после гопака и хороводов. ))))

Прапахмелье.
Я ж не просто так, лежу беспросветно. Читаю, смотрю фильм, какой потихоньку, дремлю. Даю шанс организму самому восстановиться. А если с утра выпить, то день превращается в новый карнавал, ну, как тебе нравится. )))) Такшта, каждому своё.
Юша Могилкин
Поэтом можешь ты не быть, но пионером быть обязан. )))

Промотал орден-то, значится. )))

А я свой до сих пор сохранил. Только сейчас лень вставать, идти надевать парадный пиджак со всеми регалиями и в нем фотографироваться в качестве доказательной базы. )))

Насчет похмелья.
У меня всю жизнь были собаки. А их – хочешь-не хочешь – по утрам нужно выгуливать в строго определенное ими самими время. И тут не до поспать по непредвиденным обстоятельствам.

)))
Говард Уткин
Наверное. Промотал или проебал. (удрученно кивает головой). А может, вырос из него. Ща прилепи на могучую грудь, никто и не разглядит. ))))
У меня и китель дембельский только на 14-летнего Костакиса налазил. Щас и он на себя не натянет.



Богатыреем!!!

))))))

Прапахмелье.
О, это замечание надо добавить в Манифест моей ненависти. Отныне второй пункт будет звучать: «Собак ненавижу – за то, что ссут на колеса, и их надо с бодуна выводить на улицу».

))))
Юша Могилкин
А у меня две фуражки сохранились – одна голубая, другая синяя. И еще погоны. В остальное я тоже перестал влезать еще много лет назад. )))

Об собаках и колесах мы как-то рассуждали. Я своего сразу отучил, хотя, говорят, при наличии собачьей мочи на колесах, сцепление с дорогой лучше, особенно зимой. Не знаю, не экспериментировал.

)))
Говард Уткин
У меня из окон с одной стороны дома путь в природный парк. Роща. Памятник чернобыльцам. Табличка: Не срать. Вопрос: Что я вижу из окна регулярно?
Юша Могилкин
Ответ очевиден, к сожалению.

…Километрах в трех от нашего крыжопольского дома имеется недостроенное строение советских времен. Точнее, там из всего возведенного – только много-много столбов где-то в см 40х40х50, и расстоянием около метра друг ото друга. Мож, универсам какой возвести хотели, но территория, занятая столбиками, весьма нехилая.
Идеальная собачья площадка – туда водят гадить всех окрестных псов.
Рассказал бы кто Босянину – тот сразу же выделил миллиарды под ноу-хау, а то, говорят, путенский пес засрал все правительственные дачи.

)))
Говард Уткин
Мне только интересно, какая сабака вынесет в себе 3 километра груза. Разве только проснуться раньше птиц, и досыпать на столбах, пока сабака не сделает все свои интимные делки. ))))))
Юша Могилкин
Местные, которые в домах вокруг недостроенного здания существуют – там спальный район.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.