back the Symbolism

Стихи без рубрики
Вот справа на Юг
Подвешен капкан
Ведет меня друг
На убой
Близ Севера мост
В подвесках кан-кан
Берут ноги рост
От ушей
И падают в райд
Возносятся иль
На сто тысяч миль
Сквозь звезды и ил
О, Воронный край!
Кошачий мой прайд
Эргрегор Трех Лун
Поставил печать
Бумаги сожгут
Молчать, Переплут!

Налево, р-равняйсь!
И падай в кусты
Свободы во снах
Свободы в пути
Не найти
Под Землю — ныряй!
Чрез Запад в Восток
Всходящий поток
Несет тебя в рай

Несет меня
Еще огня?
весна.2016.

5 комментариев

Михаил Трубицын
Октябрь. Оголтелые птицы
летят от зари до зари,
и настежь раскрыты границы,
да не на что съездить в Paris.

На звонких валдайских просторах
сияют огнем купола,
и гнева плебейского порох,
раз вспыхнув, сгорает дотла,

чтоб вырвался феникс незримый
из пепла в последний полет…
А в сердце мечта о Любимой
осеннею вишней цветет.

Ноябрь ледяные оковы
на воды спешит наложить.
Нет денег, работы и крова,
но до смерти хочется жить!

Скитаясь, в снега пеленаться,
сражаясь, урывками спать,
чтоб вишенным именем “Настя”
не речку, так остров назвать.

По-русски не деньги, а имя
поставить на карту (страны):
не все наши девушки – в Риме,
не все на игле пацаны!

Всё злее, точнее и чаще
берется за глину Гончар,
и верные
правду обрящут –
как древле, под гнетом татар.

Ещё заживём мы как шведы,
не веря ни в порчу ни в сглаз,
и лет через сто краеведы
запишут легенду о нас:

была, мол, держава святая
под знаком Полярной звезды…
Пусть птицы на юг улетают.
Мы – север
и этим
горды.
PSYHORROR
Хорош)
Умрешь
Куда цена стихам?
Уже в окне? Порхай!
Пусть крылья вымысел
Зато их как стихи —
Не выбросить
Из головы. Кисель
Из млечных берегов
Уж выплеснуть готов
Себя. Внутри — архив
Где сохранится все
До мелочей
Набор ключей
Для любящих очей
скажите, чей
там глас внутри звучит?
Ах, духочей
все глубже в пик пучин
Глядит столь тщетно
отказываешь в вере что
Себе. Себя электроток
Вдруг к жизни возвернет
Кто вспомнит, кто поймет
Когда цветов весь мед
Засохнет
Эпох гнет всех
Ох, рассмеется
Что пить и петь поэту
Ха-ха да и хи-хи-хи
Трудолюбивой пчелке
Чьи опылять стихии
Опять крыла
укладывать на полку?
И хва! Была на этом.
Что толку
Осиное врашить гнездо
Осенними томится днями
Когда не знали мы летов
Еще. Что движет нами?
Скольких тягать крестов
нам стоит цифру?
Разгадывая шифр
Зачем нам нужен мир
Когда мы в нем не больше мифа?
Сизифов труд?
Отнюдь.
Без нас он так же пуст!
(возможно ли без наблюдателя — блюдимое? -словосочетаньями другими)
Михаил Трубицын
О чём поём, о чём молчим,
куда плетёмся еле-еле?
Не в третий Рим, а в третий мир
не превратиться бы, земели…

гор.Елец
10 февраля 2017

#Trubitsyn
Говард Уткин
гляжу я в окно,
георгины цветут,
пикируют круто стрижи,
листва зеленеет,
и солнце блестит,
и слепит глаза,
где-то рай.

Котомку собрал,
положил порошок,
три яблока,
жёлтый банан,
в палате один я –
Эгрегор-сырец,
дубовый на воле
ждёт гай.

Внезапно вошёл
со шприцом санитар:
— Куда ты собрался,
пиздюк?
Я сжался в комок
И, ему показал
листочек:
— вот справка на юг.

)))
Михаил Трубицын
Михаил ТРУБИЦЫН

Елецкий шансон

Петь про землю
людям нет резона —
небо им и ближе, и родней.
Подними глаза: над «третьей» зоной
плещется десяток голубей.

Не было занятия приятней
сизарей гонять в родном краю.
Как свистит мальчишка-голубятник!
Я свистел не хуже, зуб даю.

Уходя из детства без возврата,
я не знал, что нет пути назад.
Жизнь казалась сказочным фрегатом…
Только порт его приписки — ад.

Голубей мальчишки поднимают,
чтоб братве забыться хоть на миг —
и летит молитва воровская,
словно птица, к Богу напрямик.

Припев:
Прогулка — не час, только 40 минут,
как неба глоток, обещанье свободы.
Пускай, как чудовищный сон, промелькнут
тюремные годы, убитые годы…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.