Современная российская поэзия

Эстетика и критика


Эпиграф
Культура… это… как бы сказать попроще… это… эээ… знаете… квинтэссенция… эээ…основ… вот… стержень! Стержень государства!
Мединский, министр «культуры» РФ.

***
Нынешнее российское общество прекрасно обходится без поэзии.
Что, конечно, странно.
Еще Арнольд Беннет, в своей книге «Как жить 24 часа в сутки», говорил:
«Изучение поэзии, именно поэзии, а не прозы, заставляет наш ум работать на порядок более эффективно».
Оно и правда.
Например, маленьким детишкам поют песенки и читают стихи, а не зачитывают, скажем, ресторанное меню или сводки происшествий.

Поэзия развивает мышление, память, лексику, заставляет чувствовать и анализировать.

Очень неправильно утверждать, что поэты – творцы поэзии – существа не от мира сего.
Прагматичный менеджер В.В. Маяковского – Осип Брик – весьма точно выразился по этому поводу:
«Поэт — мастер слова, речетворец, обслуживающий свой класс, свою социальную группу. О чем писать, — подсказывает ему потребитель. Поэты не выдумывают тем, они берут их из окружающей среды».
Т.е., о каком бы своем личном не сочинял поэт, в любом случае, он является конъюнктурщиком и популистом.
Как там оно было у Некрасова?

«Я лиру посвятил народу своему.
Быть может, я умру неведомый ему,
Но я ему служил — и сердцем я спокоен…
Пускай наносит вред врагу не каждый воин,
Но каждый в бой иди!
».

Поэты, разумеется, служили не только «народу своему», но и тем, кто этим самым народом управлял. Патриотизм, «жизнь за царя», «За Родину, за Сталина», прочая политическая и бытовая идеология в поэтическом творчестве – очень приветствовалась государственными управленцами.
И, соответственно, если идеология поэтической направленности того или иного поэта не соответствовала чаяниям властьимущих, поэты получали по шапке и, даже, по голове.
Особое внимание стоит обратить на требования, которые все стороны предъявляли к качеству поэзии.
Ни один любитель сочинять детские обзывалки не мог стать поэтом: из всей многочисленной массы желающих, в реестр Истории заносились только избранные единицы – естественный отбор никто никогда не отменял.

Нужно отдать должное поэтам прошлого: они легко справлялись с возложенной на них задачей и – своими произведениями – могли манипулировать сознанием народных масс и внушать какие-то здравые мысли государственным деятелям.

В современной России поэт – совершенно чуждый обществу элемент.
Не правда ли, странно: благодаря развитию коммуникационных технологий, любой желающий может настрочить кучу всякой хрени, разместить ее в местах общественного пользования, и гордо назвать себя «поэтом». Но никому он – со своей хренью – не будет нужен, разве что за исключением десятка-полтора таких же хренописцев, страдающих от своей лирической невостребованности.
Бывает, сочинители встречаются лично, устраивают всякие междусобойчики, зачитывают друг другу себя любимых, но дальше этого дело не идет – никому они, вне пределов своих границ, – на фиг не нужны: ни народонаселению, ни его правительству.

Дело вовсе не в ужасном качестве современных «стихов», выдаваемых на гора большинством современных писак, дело в отторжении и невосприятии обществом поэзии, как таковой.

Некультурная и политически безграмотная власть, в силу своей необразованности, не может, не хочет и не умеет использовать в своих интересах гигантский ресурс с многовековым опытом; более того, современная российская власть боится поэзию – не захотев и не сумев ее приручить, ей приходится иметь дело с необузданным валом жестких политических пасквилей, высмеивающих эту самую власть.
Но даже и вышеупомянутые пасквили не обрели популярность в народе – народ их не цитирует, не передает «из уст в уста» и не испытывает никакого желания вдохновиться случайно прочитанными текстами.

Единственное место, где современное примитивное стихотворчество заняло свою нишу – это песенная эстрада. Певцам нужно что-то петь, иначе они умрут с голоду. И не только они.
В результате, круглые сутки напролет, в уши и мозг граждан вливается такая несусветная чушь, что дальше некуда.
Но граждане не заморачиваются, халтура идет нарасхват, и никто даже не парится об ее истинной культурной ценности.
Как оно там оговаривается вначале? – ««Вальс «Пистон», музыка(?!) Пупкина, стихи(?!) Залупкина, в сопровождении симфонического оркестра песни и пляски, сполняет автор».

А что писал В.И. Даль об поэзии и поэтах?

«ПОЭЗИЯ – жен. изящество в письменности; все художественное, духовно и нравственно прекрасное, выраженное словами, и притом более мерною речью. Поэзией, отвлеченно, зовут изящество, красоту, как свойство, качество, не выраженное на словах, и самое творчество, способность, дар отрешаться от насущного, возноситься мечтою, воображеньем в высшие пределы, создавая первообразы красоты; наконец зовут поэзией самые сочиненья, писанья этого рода и придуманные для сего правила: стихи, стихотворения и науку стихотворства. Одни считали поэзию рабским подражаньем природе; другие — видениями из духовного Мира; третьи видят в ней соединенье добра (любви) и истины. Поэт муж. пиита, человек, одаренный природою способностью чувствовать, сознавать поэзию и передавать ее словами, творить изящное; стихотворец. Поэтичный, -ческий, относящийся к поэзии, ее содержащий; изящный»
(Толковый словарь живого великорусского языка).

«…все художественное, духовно и нравственно прекрасное, выраженное словами…».
Как же!
Почему, за исключением очень и очень маленького количества людей, проживающих в РФ, никого нынче не прельщает «духовно и нравственно прекрасное»? Потому что не до поэзии сейчас, да? Не те времена? Но времена случались и похуже, а поэзия и поэты, все равно, были в фаворе у общества.
Ах, да, поэзия заставляет думать и анализировать, а кому оно сейчас надо?..
Никому?

17 комментариев

Lidysik
В моём реальном окружении и правда никому поэзия не нужна. Печально, но факт.
Люди больше на материальном зациклены.
Юша Могилкин
Согласно статистике, Московский Зоопарк посещается народонаселением гораздо больше, нежели чем все российские музеи вместе взятые (при этом Зоопарк еле выживает, но не суть).

Недавно слушал радио в машине. Взял, включил от нечего делать.
Попал на какую-то опросную передачу с обсуждениями.
Разговор шел об зарплате педагога.
Ведущие выкатили статистику: в России учителя получают от 54 до 100 тысяч рублей.
Народ стал звонить и возмущаться.
Запомнилась преподаватель русского языка и литературы с многолетним стажем (кажется, из калужской области):
«Я получаю, за вычетом налогов, 4330 рублей + надбавку за стаж 250. Итого 4580 на руки».
ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ПЯТЬСОТ ВОСЕМЬДЕСЯТ РУБЛЕЙ! В месяц! Бля!
Учитель русского языка и литературы! Основы основ воспитания гражданина страны (вкупе с преподаванием Истории).
О какой любви к поэзии может идти речь?
Лиза Биянова
Злой Вы, Юм Адонаевич!
А как же всем известный rусский поэт гришка-ево-величество-липец? Носом не вышел? Его поезы в России так востребованы, так востребованы, аж жуть! :)


:)
Юша Могилкин
Очень, кстати, правильное замечание.
Потому что нынче в Русской Культуре происходит процесс замещения.
Истинное подменивается контрафактным суррогатом.
Это первое.

Второе.
Возьмем, для примера, сайт с.ру.
714 498 авторов.
Русских в мире — около 129.969.100 человек. Плюс всякие красивые чувашки, короткостриженые башкиры и космонавты Говарды Уткины.
И прелестные еврейки, конечно, – куда ж от вас деться в русской литературе-то?
Итого, 129.969.104 человека и еще чего-то там.
Т.е., грубо говоря, на 130 миллионов – один миллион поэтов.
Сила? Да еще какая.
Почти равная статистической силе гомосексуалистов – тех (официально, +-) 780.000 штук среди русского народонаселения.

И чего?
А ничего. Сравнительная статистика очень неутешительная:
педики рулят, поэты – в жопе.

)))
Лиза Биянова
Педики рулят, поэты – в жопе©. Звучит! Но как-то недвусмысленно :)
Витя Ран
В первую очередь она нужна тем, для кого написана Ваша статья.
Юша Могилкин
Поехали.

«Власть» [название одного из СМИ. – Ю.М.] изучила литературные вкусы главы государства.
Одно из первых упоминаний о литературных пристрастиях Путина появилось в его интервью французскому изданию «Paris Match» от 6 июля 2000 года. Не называя конкретных произведений, он сообщил, что «недавно читал» Набокова, и выделил из русской классики Федора Достоевского и Льва Толстого. Также президент признался в любви к Эрнесту Хемингуэю. Увлечением юности были названы «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери (его Путин «учил наизусть») и «множество томов» Александра Дюма. Тот же набор классиков — Набоков, Достоевский и Толстой — российский лидер использовал в программной статье «Полвека европейской интеграции и Россия», опубликованной 25 марта 2007 года в европейских СМИ.

18 сентября 2001 года в интервью газете «Bild» Путин отдал должное немецкой литературе. Он рассказал, что со школьных времен помнит «Лореляй» (вероятно, имелось в виду стихотворение Генриха Гейне) и ценит Гете. Президент констатировал, что с современными немецкими авторами «знаком не так хорошо, как бы этого хотелось», упомянув Патрика Зюскинда.
В интервью американскому журналу для охотников и рыболовов «Outdoor Life» от 18 мая 2011 года Владимир Путин назвал писателей, чьи герои повлияли на формирование его характера,— Джека Лондона, Жюля Верна и Эрнеста Хемингуэя. К любимым произведениям у последнего Путин отнес «Прощай, оружие!», «По ком звонит колокол» и «Старик и море». Читателям журнала он порекомендовал «Записки охотника» Ивана Тургенева и «Зеленый шум» Михаила Пришвина. Кроме того, отвечая на вопрос о рисках при активном отдыхе, он сослался на «Премудрого пескаря» Михаила Салтыкова-Щедрина.
Среди поэтов у Путина есть явный фаворит — Омар Хайям. На пресс-конференции 1 сентября 2007 года президент рассказал, что получил от жены в подарок сборник его стихов, и рекомендовал присутствующим обращаться к этой книге при плохом настроении.
Нехудожественная литература также не обделена вниманием главы государства. На пресс-конференции 6 марта 2001 года президент рассказал, что читает «Историю правления Екатерины II» (книги с таким названием нет в каталоге РГБ, возможно, речь идет об «Истории Екатерины Второй» Александра Брикнера) и «Раздумья о России» Дмитрия Лихачева. В выступлении в Пекинском университете 3 декабря 2002 года Путин сообщил, что прочитал труд тогдашнего председателя КНР Цзян Цзэминя «О социализме с китайской спецификой». В посланиях Федеральному собранию в 2005 и 2006 годах глава государства приводил цитаты из работы белоэмигрантского философа Ивана Ильина «Наши задачи» и книги «Как нам обустроить Россию» Александра Солженицына. На церемонии открытия года Китая в России 26 марта 2007 года он продемонстрировал знакомство с классическим китайским трудом «Книга перемен». А в послании Федеральному собранию 12 декабря 2012 года он обращался к «Этногенезу и биосфере Земли» Льва Гумилева.
www.kommersant.ru/doc/2386556

Президент России Путин рассказал, что книги русского поэта Михаила Лермонтова помогают ему отвлечься от дел. Об этом глава государства заявил на встрече с лауреатами Всероссийского конкурса «Учитель года России» 2016 года, передает «Интерфакс».
На вопрос одного из участников встречи, какие книги он любит читать, президент ответил, что обычно читает то, что «не любит».
«А вообще из того, что люблю, у меня на столе лежит постоянно Лермонтов — для того чтобы подумать о чем-то, отвлечься и вообще попасть в другой мир — полезный, красивый и интересный», — сказал президент.
При этом, если «современным сленгом изъясняться», то Лермонтова «можно назвать диссидентом», добавил Путин. «Он очень критично относился к родине», — добавил президент (цитата по ТАСС). На встрече учитель русского языка и литературы из лицея №11 Ростова-на-Дону Андрей Барашев пригласил Путина на свой урок по Лермонтову. Путин приглашение принял.
Также Путин поддержал идею ввести в школах общий культурологический курс, который будет направлен на повышение духовно-нравственной культуры учеников.
www.rbc.ru/rbcfreenews/57f4f3599a7947355f60ea71

Понимаем, да?
Совершенно стандартный набор книжек общеизвестных писателей и поэтов по случаю.
И с Гейне косяк вышел – не «Лореляй», а «Лорелея»:

«Погубит его Лорелея
Чудесною песнью своей!..»
(пер. Майкова).

А об «томике Лермонтова на столе» пусть даже не заливает. В кабинете Ельцина была собрана огромнейшая библиотека, так и что, разве Боря оттуда хоть что-то читал?
Поэтому, как говаривал Константин наш Сергеевич Станиславский: «Не верю!».

Ежели нашелся какой-нибудь смельчак и попросил Пуя вживую процитировать Лермонтова или Хайяма – в ответ услышал бы только «ммм… ммм… а вы знаете, у нас в стране намечаются большие перспективы в сельском хозяйстве».

Я где-то здесь писал, что в Москве существует всего лишь одна государственная школа с поэтическим уклоном. И находится она в каких-то ебенях – в Южном Бутово.

Говорят, Медведев тоже любит почитывать книжки. Чехова, Бунина, Пелевина, Мураками и самого Эф Эм Достоевского.
Сидит и постоянно читает. Особенно Достоевского, его «Дневник писателя» и «Преступление и наказание».
Как же! Вранье все это.

Культурный и образованный человек по умолчанию не может быть вором и негодяем.
Все просто.

Вот он, постоянно «читающий Лермонтова и других»:
www.youtube.com/watch?v=Eg3O7q3lKEA
«Надо создать такие условия, чтобы и компании наши, и не только государственные компании, но и частные приходили бы в наши учреждения и туда бы вносили деньги. А они шакалят по сторонам, просто, понимаете. Я это знаю просто, и переплачивают, и результата часто не получают, и никакого страхования рисков для них нету. Нам нужно вместе выработать такую систему».

Там совсем другие приоритеты:





)))
Говард Уткин
Президент России Владимир Путин рассказал, что книги русского поэта Михаила Лермонтова помогают ему отвлечься от дел.

Лермонтов и путен.

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
Залезу в Ладу жёлтую, Kaliny,
И прокачусь один туда-сюда.

*
Светает — лишь в одном сортире,
Гора замоченных, как будто в тире.
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.

*
Гляжу в окно: весь чёрный небосклон,
От виселиц народных и ворон.
На куполах, на трубах и крестах
Висят, с надеждою в очах.

*
Ревет гроза, дымятся тучи
Над темной бездною морской,
Я командир подводной лодки,
И памперс мой всегда со мной.

О нет! — летай, огонь воздушный,
Свистите, ветры, над главой;
Я здесь, холодный, равнодушный,
И трепет не знаком со мной.

*
Скажи мне, ветка Палестины:
Где ты росла, где ты цвела?
Надеюсь, где-то в Вифлееме,
На стрите имени меня?

* О жене
Куражусь я в веселье шумном,
Не отличая никого:
Делюся с умным и безумным,
Живу для сердца своего.

*
Я видел юношу: он был верхом
На серой борзой лошади — и мчался
Вдоль берега крутого Клязьмы. Вечер.
В итоге, я, он, абасрался.

*
Я верю: под одной звездою
Мы с вами были рождены;
Мы шли дорогою одною,
Нас обманули те же сны.
Я позабыл в борьбе бесплодной
Преданья юности моей.
Спасибо, до свиданья, россияне!
Теперь вы нахуй не нужны.

*

Здесь хотелось бы сказать поэту Лермонтову: ПАШОЛтыНАХУЙ сам!!! Не отвлекай чувака от работы!!!

На што, тот сразу ответил словами путена:

Безумец я! вы правы, правы!
Смешно бессмертье на земли.
Как смел желать я громкой славы,
Когда вы счастливы в пыли?

(это я так подумал)

А пуй всёпишет, пишет, пишет …
Юша Могилкин


Хуйло не любил Пушкина. Просто не любил. Потому что единственное стихотворение, которое Хуйло знал почти наизусть, было написано Александром Сергеевичем:

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

За эти стихи Хуйло Пушкина ненавидел, а не просто не любил.
Потому что Хуйлу очень не хотелось быть удавленным гундяевской кишкой. Да еще прямой.
Хуйло тогда жил в Ленинграде и мог в рабочее время следить за Пушкиным.
Пушкин о Хуйле ничего не знал, поэтому чувствовал себя совершенно свободным.
Однажды Пушкин поехал стреляться с Дантесом из-за своей жены. На Черную речку. Хуйло тайно прокрался за Пушкиным и залег под кочкой, прицелившись из снайперской винтовки прямо в гениальные яйца поэта.
Пушкин стрельнул в Дантеса и попал. Но Дантес был в кольчуге. Дантес стрельнул в Пушкина и промазал. Но вместе с Дантесом в Пушкина пальнул Хуйло. Два выстрела слились в один. Хуйло тоже промазал – вместо яиц Пушкина, он попал ему в лобок с левой стороны. Хуйло очень опечалился – он планировал отстрелить Пушкину яйца и унизить Солнце русской поэзии, но у него не получилось. А Пушкин все равно умер, из-за отсутствия пенициллина.

После смерти Пушкина Хуйло невзлюбил Лермонтова. Лермонтов много чего писал на тему Хуйла, и Хуйло это очень раздражало:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона;
Пред вами суд и правда — все молчи!..

…Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

…Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь.

Поэтому Хуйло договорился со своим верным нукером Рамазанкой и выписал себе командировку в Чечню, где в это время Лермонтов исполнял свой интернациональный долг.
Дважды Хуйло пытался замочить Лермонтова в полковом сортире, но Михаил Юрьевич оказался не лыком шит и каждый раз спускал Хуйло в выгребную яму.
Тогда Хуйло, всякими хитрыми интригами (с привлечением местных жидов-шинкарей Менделя, Мединского, Говоруна, Донского, Абрамовича и др.), рассорил Лермонтова с добряком Мартыновым. Когда Лермонтов и Мартынов пошли бить друг другу морды, Хуйло залез на дерево и выстрелил в Лермонтова.
Лермонтов умер. Хуйло выстрелил в Мартынова, но Мартынову было хоть бы хны – он сломал дерево, поймал Хуйло и забросил его на самое дно самого глубокого ущелья.
Но Хуйло повезло – верный нукер Рамазанка вытащил его оттуда, смазал зеленкой и отправил домой Авиапочтой.

Так было на самом деле. Это потом Историю переписали всякие усатые Песковы, но шила в мешке не утаишь.



)))
Говард Уткин
Особенно Хуйлу не нравилось летать Авиапочтой. Потому-что на каждой пересылке больно штамповали конверты. Для это он распилил одно ведомство на два: Первое следило за памятниками культуры, второе за людьми и чтоб особо не пиздили Хуйло штампами в частных командировках. Каг то — из прошлого в настоящее, и из настоящего в прошлое. О будущем Пуй не задумывался. Зачем? Удачно вступив один раз в кооператив «Озеро», он обеспечил будущее даже своим далёким предкам с Марса.



ТВАРЬ!
Юша Могилкин
Посторонних в кооперативе было очень много. Почти полторы сотни миллионов.
Но Хуйло знал, что делает:



потому, что, действительно, было мало:
tass.ru/ekonomika/1860892

глюпый народ мечтал об иных временах, и воспоминая их, вытирал слезы умиления:



А некоторые, особо продвинутые посторонние граждане, неадекватно вопили на всю территорию кооператива:



Им жилось очень плохо, но мозгов не хватало обозначить главную причину своего бытия.

Хуйло очень не любил США. Во-первых, потому что тамошние чиновники заморозили все его личные накопления в международных банках*, а во-вторых, недавно в Штатах прошли выборы. Настоящие, честные. Без указивок, вбросов, подтасовок и прочей хутинской лабуды. И этот момент очень напрягал Хуйла: он не спал ночами и в неурочный час постоянно бегал к выключателю настольной лампы – пощелкать им с грустным задумчивым видом.
Петрович, как мог, пытался приласкать своего дружбана, но дружбан вяло реагировал на петровичевские потуги.
Хуйло не знал Истории, и при нем всегда находился какой-то прощелыга-профессор, консультирующий кооперативщика по данному вопросу.
— Иоанн Безземельный, Лжедмитрий I, Карл I, Людовик XVI, Николай II, Тисо, Чаушеску… — бубнил, как заведенный, проконсультированный профессором, Хуйло, — все они пали смертью храбрых. Чую, мне не избежать их участи. Очень хочется легкой смерти, чтобы чик – и готово…
— Хватит щелкать выключателем! Экономь народное электричество! – раздался голос из темноты.
— Ой, кто это?! – испуганно спросил Хуйло.
— Кто, кто, Дед Пихто! Я Михаил Ярославич Хоробрит – князь Московский и большой распиздяй. Точнее, его дух. Явился рассказать тебе о твоей кончине. Сначала тебя поймают при попытке к бегству и надают по шее. Привезут на суд и предварительно кастрируют. Потом будут возить в железной клетке по всем городам и прилюдно сечь… Затем снова вернут в Москву и отведут на Лобное место. Там палач снимет с тебя робу и…
Хуйло лишился чувств и свалился на пол. Не меньше получаса он валялся без сознания, а когда пришел в себя, первое, что уловили его уши – голос Михаила Ярославича, продолжавший монотонно гудеть:
-…а потом, когда палач подвесит твое полуживое обожженное тело острым крюком под ребро, народ начнет кидать в тебя нечистоты и недоеденные завтраки из Макдональдса…
Хуйло снова потерял сознание. И снова пришел в себя через какое-то время.
— …то, что от тебя останется, отдадут в зоопарк. На корм хищникам. И вычеркнут имя твое из учебников, а время твоего правление исключат из всех справочников. Сначала память о тебе станет белым пятном, а потом исчезнет навсегда.
Вот. Ты услышал правду о своей перспективе. Теперь иди баиньки. А я отправлюсь к Петровичу и другим твоим бандитам, расскажу им о том, что будет… Побледнел-то чего? С лица спал, потом покрылся? За свои поступки надо отвечать, дружок!

И бородатое привидение важно прошествовало сквозь стену.

*Хуйло недолго расстраивался по этому поводу, и за короткий период наворовал в миллион раз больше.

)))
Говард Уткин
Сначала была тьма.
Михаил Ярославич Хоробрит – князь Московский и большой распиздяй, хуячил российское правительство, депутатов, и губернаторов одной рукой налево, другой направо, третьей – секирой, четвёртой – дрыном; саблями, палашами, ятаганами; распинывая свору ногами в разные части света, аж ошмётки от них разлеталися … Как ему на плечо легла тяжёлая длань, с красной повязкой «Дружинник».
— Да, погодь ты, нахуй! – Отмахнулся князь в пылу баталий.
— Охолонись, княже! – Не отпуская руки, сказал через мегафон ему в ухо Говард Уткин.
Князь, аж присел, хотя был в каске.
— Фридрихэнгельсович, йоптыть! – обернулся он. – Чё орать-то так?!
ГУт спрятал «матюгальник».
Хоробрит распихал в «разгрузку» оружие, снял варежки со всех рук и вытер пот с литца:
— По делу, али как?
— Сам как думаешь? – ГУт достал тонкую Беломорину Super Slims White, постучал мунштуком по ногтю и закурил.
Князь потупился.
— Благи твои поступки, князь, — молвил Говард, — но тщеславны. Во-первых: Казнь должен видеть каждый россиянин. А для этого, в каждую волость телевидение провести следует …
— ну и проводите, — буркнул князь.
— Ты, о чём там? – напрягся ГУт.
— ниочём.
— Тогда меня послушай, — прошипел ГУт в мегафон.
— … УШАЙ … УШай … Ушай … ушай … — улетело эхо в даль, сорвав с насиженных мест чиновников и птиц.
— Мы живём в 21 веке. Где имеют место быть правовые институты …
— заметно. – Хоробрит напялил каску, по которой немедленно йобнул Говард. И йобнул с такой силой, что в районе коловрата



отвалился кусок, как у Царь-колокола.


— Это знак свыше, — поднял осколок Михаил Ярославович. Снял каску и примерил его на место скола: — Ладно, на «Момент» прихуячу.
И пошёл навстречу солнцу.

— Эй! – Развёл руками Говард Уткин. – Мы не договорили.

В лучах восходящего солнца силуэт князя остановился:
— За что тебя уважаю, Говард, за то, что ты веришь в русских богов.
— Обана, — ГУт отбросил папироску. – Ты чё несёшь там, Князь?! Я — агностик. И если я говорил, что Русь погубило православие, то от своих слов не отказываюсь и готов подписаться.
— И ПОКА РУСЬ НЕ ВЕРНЁТСЯ К СВОИМ ИСТИННЫМ БОГАМ, ПОКОЯ ЕЙ НЕ БУДЕТ!!! – орал Говард Уткин в мегафон.

— … НЕ БУДЕТ!!! … НЕ будет! … не будет …

***
— Это кто там, бля, так орёт? – трясся Хуйло, прижимаясь к дрожащему Медведову.
— Это кошмары.
— Тебе тоже кошмары снятся?
— И не только. – Премьер отлип от президента.

— хихихиихихи. – кака бычно мерзко издал звуки смеха ботоксный манекен, — оглядев подельника.
Всегда галантный, даже в танцах Медвед, выглядел так, будто его месяц молотили в центрифуге.
— Хы и, хы и … — рассмеялся вместе с боссом чмо.
Хотя нихуя смешного не было.

— В космос хотел слетать на выходные, — каялся Петрович. – С космодрома Восточный.
Путен ухмыльнулся.
— … мне уже ракету приготовили, скафандр подобрали, от Стрелки, говорят, из кф «Волга-Волга» остался, там не пригодился. Гермошлем не налез на голову. Вот беда. А ракета под парами. Обмотали голову скотчем, запихали в ракету. Не успел я сказать: «Поехали», каг кто-то крикнул: — Руби! Свистнула праща, и я улетел.
— Куда без спросу? – нахмурилось Хуйло.
— К Богу. Вот те крест! – Петрович весь искрестился и пошёл зажечь все свечи в Кремле.

— Что бог сказал хорошего для меня? – Первое, что спросил пуй по его возвращению.
— Он про меня сказал. – Стушевался командир правительства.
— Ну, ну, … не молчи, — пуй аж воском покрылся снаружи от натуги. — Что бог сказал про тебя?
Последние слова давались ему уже с трудом от желчи. (Бля, почему не про него, богом избранного, а про это недоразумение?!!!)
— Не молчи, скотина …
— Я и не молчу. – Скуксился Петрович. – Бог сказал: О! Али экспресс работает. Вовремя шаровый на колесницу мне пришёл.



— Какой такой шаровый?! Какой такой шаровый?!!! — Бил Пуй Медведа по башке мраморной чернильницей с бриллиантовыми змеями на фасаде. – Шаровый здесь я один!!! Я!!! Я!!! Я!!!

Ничего не раскололось.
Юша Могилкин
Об шаровом я тебе потом расскажу. Забавная история. До сих пор разъебываю.

***
Был самый обычный воскресный день. Пуй, сидя за кремлевским столом, радостно потирал лапки. Только что ему принесли отчет о личном состоянии.
— Я самый богатый человек в мире! – выскочив из кресла, затанцевал Главный Слезоточивец.
— Извините, ваше сиятельство, что прерываю… — ворвался в кабинет Песок. – на Кремаль напали!
Хуйло оперативно съежился и побледнел.
— Кто?! – спросил он срывающимся голосом, — Навальный? Уткин с Могилкиным? Глупый народ?
— Ннн… не знаю! – заистерил Песок, — какие-то страшные личности…
Хутин не доверял современным технологиям, поэтому вместо системы видеонаблюдения он пользовался перископом. Тысячи километров труб с внутренними зеркалами были установлены по всей территории страны, чтобы Солнцеподобный мог наблюдать происходящее.
Вот и сейчас он залез на табуретку, потянул специальный рычаг, вытащил оптический прибор и прижался лицом к смотровому окошку. И тут же обмочился от страха.

Вся Красная площадь была оккупирована древними русскими богами. Боги захватили Мавзолей, ГУМ, Исторический, Туалет №1, Бюро пропусков и уже штурмовали кремлевские стены. Снегурочка выгнала фесеошников из Троицкой башни, залезла на рубиновую звезду и кидалась в обороняющихся печеной картошкой.
Полкан разбил копытами ворота Спасской башни, разорвал противопехотные сетки и, совместно с Чернобогом, опрокинул выехавший им навстречу броневик. Перун вел прицельный огонь из волшебного посоха, Сирин и Стратим занимались воздушной бомбардировкой, Ярило руководил штабом, Мороз замораживал, лешие, водяные и кикиморы всем скопом навалились на стену, отчего стена рухнула; русские боги, божки и прочие сказочно-мифические существа ворвались в Кремаль.



Находившийся там по случаю старикашка Гундяй:



неожиданно уверовал в своего госпида и решил остановить нападавших крестным знамением и матюками. Не помогло: подбежавший Купала с разбегу треснул Гундяя оглоблей по куколю, от чего крестопоносец превратился в лужу протухшей грязи.
Пули, снаряды и ядовитые газы не могли причинить богам никакого вреда: боги были бессмертны. Отвоевав Арсенал, БКД, КДС и Оружейно- Грановитую палаты, боги приступили к штурму Первого корпуса, в котором засел Хуйло со свитой.
Пуй злобно упрекал своих подельников, мол, вы постоянно внушали мне, что я — шаровый царь и бог, а теперь, получается, это был сплошной обман.



Бандиты сначала хотели убежать через подземный ход, но Кащей перекрыл им путь отступления. Тогда Пуй направился специальным проходом к Москве-реке, но там его ждали русалки и водяные. А небо находилось под контролем Сирина и его команды.
Главный дзюдоист страны вернулся в свой кабинет, забаррикадировал дверь томами Омара Хайама и Лермонтова, спрятался за свиту и стал горько рыдать.
Он понял, что его правлению настал конец.



Боги, перед главной атакой, решили набраться сил и основательно подкрепиться. Все свое у них было с собой и, расставив часовых, Ярило пригласил коллег за импровизированный стол.
Неожиданно шумно появился Чур, таща за бороду какого-то очкастого гнома.
— Этот мудак присвоил себе мое имя! – негодующе возмущался Дух предков.
— Я не Чур, я Чуров! Волшебник! – оправдывался гном. – И уже ни в чем не виноват, о тех выборах никто не помнит.
— Время не имеет значения, все преступления должны быть наказаны. — философски сказала Мста, равнодушно отрезая гному голову…

)))
Говард Уткин
Юша Могилкин бешенно накручивал диск на своём сотовом, но звонок срывался и срывался. Наконец в трубке послышался серьёзный, но не совсем трезвый голос Уткина:
— Альёо.
— Говард, превед!!! Не отвлекаю?
— Превед, Адонаевич! Ну, занят немного. Говори.
Могилкин сразу представил, чем занят Уткин:



Поэтому, вкраце, но в красках описал картину происходящего у Кремля:


— Жесть! – Врубился сходу Уткин, и через час был в аэропорту. Попозировал папарацам



и улетел в Крыжопль.



В полёте Говард Уткин дул пиво и слушал в наушниках свои любимые арии и оперы.
www.youtube.com/watch?v=At2VXDr2tWQ

Жёстко приземлился на Васильевском спуске, где после лётчика Руста давно уже была нанесена соответствующая разметка, а в куполе храма Василия Блаженного установлен КДП, (диспетчерский пункт),



но сразу побежал в Туалет №1, благо было недалече, и отшатнулся от пламени. Полуразрушенный самолёт горел, а с оставшейся верхушки Спасской башни всё ещё летели камни.
— Ахуеть, размах баталий, — разинул Уткин рот.
— Бежим!!! – Схватил его за руку, невесть откуда взявшийся Юша Могилкин. – А то всё сожрут!
И они побежали.
— Ты чё, ебанулся? – тяжело дышал на бегу Могилкин: — Там посадка со стороны Исторического музея, а не с Москворецкого моста. У тебя там кто за рулём?
— Он по ГЛОНАССу садился.
За спинами друзей пиздануло так, что взрывной волной их закинуло в Кишь-Мишь.



— Уважаю. – Пожал ГУт руку потомку калмыцких князей и пролетарских генералов.
— Сам в ахуе, — почесал ухо Юша, дико озираясь.
В это время в ресторан ввалилась группа русских богов:
— Шукар, ромны!!! Мишто!!! Бахт тукэ, Эмир!!!
За ними, с воздетыми дланями, приглашающими к застолью, и бычком во рту, вошёл главный русский бох — Ярило.



— Это – Кустурица. – Наклонился к Юше ГУт.
— Вижу.
— Сам, курица, — вильнула жопой официантка.
Ничего не сказал ей Говард Уткин. Просто пнул незаметно в жопу, пока цыгане рассаживались, аж кастрюли на кухне загремели.
— Юша, Говард!!! – Эмир застыл в немом изумлении. – Братья. Вас сам Бог послал! Я как раз кино снимаю сейчас о России; ваша помощь будет очень кстати.

И надо же, в это самое время в КишьМишь завалился Чур, таща за бороду какого-то очкастого гнома.
— Этот мудак присвоил себе мое имя! – негодующе возмутился Дух предков, и отрезал ему голову.

— Валим! – Дёрнули ГУт с Могилкиным через кухню, валяющуюся официантку и тазы, гремящие.
Тут милиция, канешно, каг всегда в кино, поспела. © А. Лаэртский.
Знаменский, Томин и Кибрит.

Но это уже другая история.
Юша Могилкин
— Погоди, — отдышавшись, сказал Могилкин, едва они с Говардом оказались в близлежащем окопе, — Кустурица не может быть Ярилой, Кустурица – правослабный. Ему Гундяй медальку подарил



а еще его очень любил низлагаемый Пуй:



и сынок его Петрович:



— Что-то здесь не чисто. – задумался Говард, доставая из тайного кармана футболки трехлитровую флягу Сибирской настойки.
(Ее рецепт хранился в строгой тайне и передавался по наследству. Никто, кроме семейства Уткиных, точно не знал, из каких трав и веществ она состояла. Известно только, что при ее изготовлении использовалась колесная мазь, коньяк «Camus», кедровые орехи и растение Cаnnabis).
Прилично отхлебнув и протянув флягу товарищу, Человек-Вселенная почесал бейсболку, а затем оглядел окрестности в театральный бинокль.
— Пизда Кремлю! – констатировал Говард. – горит.



— Шашлык, свежий шашлык, приготовленный на правительственных углях! Недорого! – раздался голос Раднэра Муратова, и по окопной насыпи загрохотала тачка с поджаренным мясом.
— Ты мясо где взял? – спросил Могилкин.
— Тут его много валяется – белого, нежного, всей страной вскормленного…
— Фу, гадость какая! – возмутились друзья и глотнули из фляжки.
— Не хотите – как хотите! – обиделся Раднэр и покатил тачку дальше:
— Фрикасе из Путина, рулька из Медведева запеченая, холодец из Голодец, почки по-шуваловски, колобок с кужугетом, дворкович подкопченный… — рекламировал свой товар кулинар Муратов.
— Здорово, пацаны! – плюхнулся в окоп бесформенный кулек, в котором товарищи признали Жириновского, — теперь мы заживем! – Я стану новым лидером и наместником богов.
— На хуй, на хуй! – ответил Уткин и вытащил кастет.
Жириновский быстро закопался в булыжную мостовую.
— Был «Крымнаш», теперь стал «Кремальнаш». Че делать будем? – поинтересовался Могилкин.
— А все уже сделано, — загадочно улыбнулся Уткин, — «Аврора» пришвартовалась у Софийской набережной, революционные матросы заняли свои боевые посты, Ленина надули и купили ему новый броневик, все украденное у народа национализировано, нам осталось только пойти в ближайший кабак и выпить за нового Президента этой страны…

— За Чингачгука! – подняли кружки друзья и, выпив, приступили к закускам.



— Я вам устрою «за Чингачгука»! – из глубины Тайницкого сада злобно верещал воскресший, словно Феникс, Пуй. – Я отомщу!

)))

P.S.
У неискушенного читателя может возникнуть вопрос: а почему на фотографии событий:



имеются стрелы, пущенные из Кремля?
Отвечаю: вот главный лучник всей РФ:



он и стрелял. И, как обычно, мимо.
Говард Уткин
— Я вам устрою «за Чингачгука»! – из глубины Тайницкого сада верещал воскресший, словно Феникс, Пуй. – Я отомщу!



— Кто здесь? – Отложил Говард вилку с нанизанными свиными ушками-хе, и посмотрел в бинокль,


который всегда был при нем.
— Тебе показалось, — уминал Юша уши, запивая пивом.
— Не показалось. – ГУт передал Могилкину бинокль, который тот быстро наполнил и, с двух рук, выпил.
— Теперь слышишь?
— А погромче можно сделать, – спросил Адонаевич.
— Да тихо, ты! Слушай. – И Говард показал в сторону вертолётной площадки. Откуда ветер доносил обрывки фраз: «… мщу … чгук … ола … митич … гады … мщу …».
— Хуйло опять воскресло, что ли? – Плюнул Юша и достал пращу с тугой резины. – Ща я его сниму!
— Не надо, — остановил его Уткин. – Я ща просто пойду туда и дам ему пизды. Давно руки чешутся.
— Но туда нельзя.
— Мне можно, — сунул руки в шорты ГУт и, напевая: «-Ай-я-яй, туда нельзя. Ай-я-яй, сюда нельзя», – двинулся в сторону Тайницкого сада.
(музыкальная пауза: www.youtube.com/watch?v=CM40ND9RhDo )

Неведомыми и тайными тропами, гражданин Мира пробрался в Кремль, и дёрнул из-под земли Пуя за ногу. Тот обоссался со страху.
— Чё ахуел!!! – Не ожидая такого приёма, ГУт вылез из-под дёрна весь. Хуйло ещё и обосрался.
— Фууу!!! – прикрыл нос надушенным платочком Говард.
— А чё ты хотел? – захныкал пуй, чуя пездетц. – Можно я переоденусь? – И смылся в раздевалку.
ГУт присел на скамеечку и закурил.
— Здесь не курят. – Послышался за спиной до боли знакомый голос, он обернулся. У скамейки стоял высокий импозантный мужчина в тёмных усах и очках.



— Да я уже покурил. – Говард осмотрелся в поисках урны, не нашёл, и бросил окурок под ноги. И тут его взгляд упал на лабутены мужика – сантиметров 49 высотой.
— Хуйло? – Поднял он взгляд.
— И не мусорят …, — только и успел сказать мужик, как Уткин, ловкой подсечкой, снёс его с лабутенов. Тот, со всего размаха, и с высоты постамента, плашмя уебался еблом об асфальт, аж голова раскололась. И затих.
ГУт проверил пульс на шее, (отсутствовал), и вернулся теми же тропами к Могилкину, который тут же поинтересовался, куда запропастился будущий президент Гайка Митрич.
— Он пока в космосе прячется. Улетел по комсомольской путёвке, как первый индеец-космонавт. Разгребёмся здесь, вернётся.



Друзья хлопнули ещё по кружечке «Золотого Крюгера». Юша принялся за уши-хе, а ГУт за луковые колечки в кляре:
— Придумал же кто-то …
— Я бы попросил меня не ронять! – Со стороны Кремля послышался просто омерзительно-скрипучий фальцет. — Меня Форбс назвал самым влиятельным политиком мира, между прочим!!!



Говард замер, положил колечко лука обратно на тарелку, встал.
— Ты, это, брат, может хватит на сегодня, — заволновался Юша.
— Я ща. – Говард вытер руки полотенцем, не глядя, бросил на стол, и стремительно направился в сторону хуйла.
Тот не успел съебаццо, и ГУт долбил и долбил его уже лежачего молча, но с каким-то животным остервенением. Вкладывая в каждый удар всё народное бесправие, все украденные пенсии, всю боль детей, на которых у путена вечно нет денег, за несчастные и разорённые города и судьбы, за растоптанную Конституцию…
Юша еле оттащил кента, таким он его видел впервые. Всегда интеллигентный и весёлый друг всех пингвинов, на глазах превратился в одержимого Дьяволом МОНСТРА, с белками вместо зрачков.
— Глотни пивка, брат. – Налил Могилкин. – Всё, наверное, с ним покончено.
— Ошибаешься, брат. – ГУт выпил пиво залпом, но сразу подобрел: — Ты мне рукав порвал на костюмчике.
Говард был в новом новогоднем костюмчике морячка. Прилетел похвалиться.
— Я пришью, ты не волнуйся. — Достал Юша из-под козырька ушанки иголку с ниткой. Принялся шить.

— И я, э понимаю э, чем определяется э влиятельность э в мире. – Вдруг донеслось опять с опушки Тайницкого сада.



— Это, э экономика, э оборона, и э гуманитарные влияния. Полагаю, что, что, мм, касается обороноспособности России, мы, несомненно, являемся лидерами в мире. По качеству э нашего ядерного оружия, мы э занимаем э, наверное, реально первое место в мире. Что касается э гуманитарного влияния, это предмет нашей гордости, имею ввиду нашу литературу, живопись и так далее…

— И так далее! – Снял рубаху Говард Уткин. – Дошивай, я с ним покончу! Как он меня бесит!!!
Путь Говарду перегородил огромный, бородатый, запиханный весь и в кожу мужик на мотоцикле.
— Вот это вот, вот это, — что-то пытался он объяснить, — это вот, вот это.



— Слушай, чувак, — обошёл его Уткин, — у меня каждый определенный отрезок этапа количества времени на счету, поэтому пиздеть особо нехуй.
— А, ну, если вот это вот, оно так, вот это, это вот, то — да.
И он уехал вдаль с другими мотоциклистами. А Говард, подобрав по пути бесхозную трёхметровую шпалу, незаметно подошёл к пую с тыла. Тот лился соловьём:
— Что касается экономики, то мы отдаем себе отчет, что еще много надо сделать, чтоб занять какие-то лидирующие позиции. Хотя, в последнее время, э мы сделали внушительные шаги вперёд, и превратились в 5-ю экономику мира.

— Фю-фю, — свистнул он его сзади. И на полобороте, со всей дури уебал сверху шпалой. Шпала треснула. Запахло креозотом.
Уложив хуйло на остановке, типо во сне умер,



ГУт вернулся к Юше:
— Надеюсь, всё.
— А чё от тебя железной дорогой пахнет?
И Говард Уткин рассказал стих «Иду по жылезной дороге …»

Иду по жылезной дороге,
Считаю шпалы про себя,
И не догадываюсь, что там,
За поворотом ждёт меня.

Да сколько этих поворотов?
Куда пойти? Свернуть? Резон?
Две рельсы только – слева/справа,
Углом упёрлись в горизонт.

Иду по жылезной дороге …

— В День Рождения Ленина написано было, лет 10 назад. Не заморачиватца. разминка мозга. ;))

— Теперь мы можем спокойно посидеть? – Спросил Юша. – Я тебе тут ещё карманчик нагрудный пришил с платочком, типо. Муляж, но модно.
— Красиво. – Оделся ГУт. – Но спокойно нам не посидеть. Крысы — самые живучие твари в мире. Их очень сложно победить, они мгновенно привыкают к любому яду. Открою тайну тебе секретную. – Говард выудил фотографию. Вот.*
— Кто это? Да ну на … – ахуел Могилкин.
— Вот и я о чём.
— Откуда она у тебя?
Человек-Вселенная замялся:
— Не знаю, как тебе объяснить. Есть у меня в Космосе знакомая Чёрная Дыра, со своим временным континуумом …
— Э-э, — помахал руками гвардии подполковник: — Та, самая?
— Я не совсем понимаю, что значит «та, самая», но она. Коллапс протогалактического газа.
— Я про другую подумал.
— Не суть. Но фотография из будущего.
— То есть, теперь не останавливаться?!
— Нет. Обратной дороги нет.

Посиделки вновь нарушил мерзкий писк:
— За меня проголосовало более 63% населения. У меня есть мандат доверия народа!!! Я придумал нацию росиянцев!!!



— Нас Вован поднял с колен!!! – Кричал матом пуевый электорат.



– Абама — ЧМО!!! Мы за Вована!!!

— Извини, Юм Адонаевич. Теперь ты меня понимаешь? – Говард снял тельняшку и берет с бумбоном… Пишите письма …

… И пошёл на бой, разминая шею и мышцы.
(музыкальная пауза «Битва Говарда»: www.youtube.com/watch?v=evOGDhDPGVw )

Юше вновь пришлось отрывать кента от мяса, так он разошёлся:
— Всё, всё, брейк, брейк. Ты выполнил свою миссию.
Говард ещё в запале махал ногами и руками.
— Да, ты угомонишься или нет?!!! – сунул он ему кружку пива в руки. – Смотри!
С пивом ГУт мгновенно успокоился, дабы не расплескать янтарной влаги, и посмотрел на результат своего гормонального всплеска.



— Это ни о чём не говорит.
— ????!!!
— Хуйло уже успело принять закон о запрете продажи пива в ларьках. Стране нужна старая/новая идея и лозунг:

www.youtube.com/watch?v=axm_5KbVzJk

— *Совершенно секретная фотография из будущего, показанная Говардом Юше:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.