Лестница в небо

Стёб и вольное


в ст демонстрируются сцены табако -инетолько курения.

В свежей ранней утренней прохладе,
Только солнца свет поднял лучи,
Замолчали бодрые цикады, —
Поливалки в городе прошли.

На огромной стройке в стропах крана,
Ветерок приветливый завис,
Машинист приехал на маршрутке.
Башенного крана машинист.

Он оделся грустно в униформу,
Рюкзачок повесил на плечо,
Посмотрел наверх из-под ладошки, —
Где-то там кабина высоко.

Поплевав на твердые ладони,
Он поставил ногу на ступень
Лестницы, ведущей прямо в небо,
И полез. Как каждый божий день.

А в пути — спел песню про Чапая,
Про Хуйло и синий Зурбаган … *
Час проспал на ватных телогрейках,
Накатив агдамовый стакан.

Снова мельтешат в глазах ступени,
Вспомнил балабановский Брат-2,
Где Бодров узнал, наверх шагая,
Что внизу – огромная семья.

Выкурив полпачки Беломора,
Машинист присел, достав кисет,
Выкурил другую папиросу,
И как Чарли Чаплин вверх полез.

Будто обезьянка в кинофильме,
Даже, словно белка в колесе,
И вот он уже сидит в кабине …
Как вдруг муэдзин на медресе,

Над столицей всех позвал к магрибу,**
Не сказал вам: машинист – таджик.
В рюкзачке его, был чётко сложен
Парашют. Колечко дёрнул – ВЖИК!

Молится внизу, у рельсов крана
Он. Чечётки теребит рука.
Но и, не смотря на этот казус,
Ширится и вверх растёт Москва.

27 июня 2014

* www.youtube.com/watch?v=sjtTrup5qNU
** вечерняя молитва мусульман.

7 комментариев

Лиза Биянова
Таджик впил стакан крепленого вина, закурил, и, не совершив фаджри, полез на кран. В кабине он еще выпил стакан, снова закурил и немного поспал до обеда. Проснулся, опять выпил и закурил. И пропустил зухр. Вечером допил остатки, дососал беломорину и забыл про магриб. Спустился с крана, купил новую бутылку и проспал до утра, не совершив ишу. А потом опять полез на кран, допивать и докуривать оставшееся с вечера.
Но Москва все равно строилась. Потому что Аллах ее очень полюбил. Не зря он перебрался в Кремль из Санкт-Петербурга…


)))
Иван Близнец
Таджик не дурак. Он и дальше будет работать по стахановски. Потому что город энтот строит для себя.
Юша Могилкин
Надо будет написать поэму «Поп-крановщик». Или «раввин-Крановщик». А то и «Мулла-крановщик». В общем:

«Служил Гаврила крановщи́ком,
Гаврила крáновщиком был»…

***

Росла и ширилась Москва,
Достигнув Франции с Китаем,
Собянин, массами сметаем,
Вздохнул: «Виновна татарва! –

Они нас триста лет… того –
Во все уста с лихвой ебали.
А Путин знал о том? – Едва ли…
Да знать ему бы от чего? –

Он – как положено – убог!
И потому абрек Рамзанка
Кран оседлавши спозаранку,
Его плитою истолок».

)))
Говард Уткин
Был недалёк Рамзан с Кадыром,
И с ним Сабянин недалёк,
Я всё давно уже исправил,
Татарцев выеб и отмог.

Русь ничего не задолжала,
Мной отработано на всё,
Какие ноги! Словно мачты!
Какое сладкое нутро.

Мальчишкой я по мачтам лазил,
Держа в руках российский флаг,
Мне скажут здесь: Ты ебанутый.
А я отвечу: Ну, вот так.

***
Я на любую бабу сразу,
Пусть не стоит, но взгромоздюсь,
И развевая лихо флагом,
На демонстрации пройдусь. )))
Юша Могилкин
Кадыр Рамзанов возмущенно
Костюм спортивный нацепил;
Потом коленопреклоненно
Плясать пустился вдоль стропил.

Шаманил, долго звал Аллаха,
Кричал, что он его вассал,
Рвал на груди своей рубаху –
Но у России отсосал.

Явился вдруг Старик Кабаев
(Оно бывает на Руси),
Сказал: «Желаешь урожаев? –
У одного меня соси!».

***
Страна решила: «На хуй надо!»,
Но Пуй пошел наперекор;
Во всю прикармливает гада,
Ему в ебало ткнув «прибор».

)))
Говард Уткин
Урбанизация. В природе,
В лесу, в полях наоборот,
Там зайчика своей морковкой,
Ты на кукан не наебёшь.

Зайчонок знает, что весною,
Растает добрый снеговик,
И он отведает морковки,
Как старый, добрый большевик.

А академику Рамзану,
Три класса школы и Герой, —
Метилурациловые свечи,
Ректально лечит геморрой.
))))
Говард Уткин
забыл картинку прилепить. ((((
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.