Вселенная дураков-2. Возвращение концессионеров. Продолжение 10

Наша Кунсткамера
ПРЕДЫДУЩЕЕ: domstihov.org/nasha_Curiosities/2018/10/26/vselennaya-durakov-2-vozvraschenie-koncessionerov-prodolzhenie-9.html

— Всем стоять бояться! – закричала жертва зоотехнического эксперимента, врываясь в каюту «Дредноута», — сезон сбора контрибуции за холокост открыт. Деньги и еду на бочку! Остальным построиться вдоль стенки. Кто дернется – съем без предупреждения!

— Это что такое из области психиатрии нарисовалась на моем корабле? – оскалилась Тимофея, поигрывая поленом.

Максимусасс в ответ зарычала, обнажая клыки, истекающие ядовитой слюной. Из пробоины вылезли все остальные концессионеры, но накал страстей оказался так велик, что никто не обратил внимания на мелкие подробности, сосредоточившись на главном – противостоянии двух великанш.
И там было на что посмотреть.
Огромная Максимусасс, в бешенстве разорвав гимнастерку на груди, приняла левостороннюю стойку, подпрыгивая, топала сапожищами вокруг Тимофеи. Ее небритые пейсы развевались от собственного тяжелого дыхания, могучий зад колыхался во все стороны, совиные глаза налились кровью и жаждой убивать.
Старшая Логорея, наоборот, нацепив на свою лысую голову немецкую пехотную каску образца 1935 года, с внимательным спокойствием следила за движениями противника, своевременно поворачиваясь в нужную сторону, поигрывая бревном.

Обменявшись несколькими малозначительными атаками и контратаками, предварительно прощупав возможности противоборствующей стороны, Максимусасс и Тимофея наконец-таки сцепились друг с другом под бурные аплодисменты обеих команд.
Первым пострадавшим оказался Грыжа Пипец, на которого обе богатырши умудрились шлепнуться сразу четырьмя ягодицами.
— Это произвол! Я буду жаловаться! – закричал расхититель нижнего белья, но никто не стал его ни слушать, ни перевязывать.
Битва, тем временем, разыгралась нешуточная: Максимусасс отгрызла верхнюю половину Тимофеи, съела ее мозг вместе с каской и оторвала правую ногу.
В ответ старшая Логорея измочалила бревно о голову Елены Троллянской, выбила ей три клыка и высосала глаз.
В апофеозе сражения обе противницы проглотили друг друга, слиплись в единый комок и пали замертво.

— Здравствуйте, товарищи! – поприветствовал бывших соратников Воняй. – теперь я здесь главный! Характер у меня, как обоссанный сахар, прошу любить и жаловать.

— Ура! – закричал верный Пенисюк, — славься, славься, русский царь!

— Мы считаем, что это расовая дискриминация! – заявили сестры Морды-Раторы. – Ты никто и звать тебя никак. Главными будем мы!

— Зато у меня есть искривитель и еще один приятный сюрприз! – развязано заявил бывший Старикашка.

— Сразу видно, что дурак. – усмехнулись сестры. – наш химик Фекалецкий приготовил чудесные клизмы, нейтрализующие действие твоей пукалки. Мы их принимаем три раза в день, зря ты нам грозишь!

— Тогда… вот! – Воняй открыл коробочку из-под леденцов. – это Тени эротических фантазий Лено Максимусасс, они мне подчиняются, и сейчас всех вас поставят на место.

— Дважды дурак. — снова усмехнулись Морды-Раторы. — Тени живы, пока жива их ипостась. А она нынче не в форме.

— Сейчас соображу… — Воняй взял тайм-аут. – Лорафея! Твой выход! Примени свою волшебную палочку!

— Пс! Пс! – младшая Логорея потыкала рыбочисткой в сторону сестер.
– Как всегда не работает… — опечалилась неудачливая фея, — но я и не надеялась.

— Теперь понятно, чья магия тут самая сильная? – победоносно поинтересовались Морды-Раторы и сами ответили:
— Наша!

Воняй сник. На него стало жалко смотреть. Он зарыдал, уткнувшись в потное плечо Профессора.

— Не будем ссориться на новом этапе развития наших отношений, — предложили сестры. – Воняйка, у нас есть прекрасный стекломой… Выпьешь за дружбу?

Алкоголик сразу перестал рыдать и, предчувствуя блаженство, радостно согласился.

— Ты только про заветную дверь им не разболтай! – успел шепнуть Пенисюк в ухо друга, — а то мало ли что…

Но Воняю было уже не до двери, он присосался к банке с заветным напитком.

— Давайте познакомимся и расставим приоритеты, — обратились Морды-Раторы к Лорафее и вылезшему из мусорной кучи Даст-Всем-в-Заду.

— Продажные твари! – завопил гном, — путинские служки! Велика Россия, но моем навозе жить лучше!

— Буйный, что ли? – вяло поинтересовались близнецы Татьяны, оторвав гномику голову. – И ты тоже так хочешь? – Спросили они у младшей Логореи.

— Не хочу. Я смирная. Как мне скажут – так все сделаю. У меня нет ни гордости, ни самомнения. Только резиновые ласты на ногах.

— Какая стеснительная фурия… Но ничего, у нас и не такие на сковородке плясали. Как зовут?

— Лорафея Логорея из Галактики Головастик. Самая близкая родственница только что невинно убиенной рабы божьей Тимофеи-уголовницы…

— Молодец. А это твои новые коллеги! – сестры начали представлять концессионеров поштучно. А когда очередь дошла до пострадавшего Пипеца, из-за угла раздался радостный вопль:

— Грыжа! Братик мой единственный! Это я, твоя сестра Печальная Дусенька! Я тут скрывалась, пока тетеньки дрались, поэтому мы друг друга не видели столько лет!
— Нет у меня никакой сестры! – оскорбился каканадский помоечник. — Был только шестиметровый портрет Хрущева с автографом Бенвенуто Челлини…
— Правильно! Хрущев – это для конспирации. А на том портрете изображена я! В шестимесячном возрасте. Не сомневайся, братец! У меня есть еще одно неоспоримое доказательство нашего родства!
Дуся Пипец нагнулась, спустила юбку и раздвинула тощие ягодицы.

— Фуу! – сказали все, а ранимого Пенисика тут же вытошнило от вида огромного геморроя.

— У тебя он точно такой же, один в один. Это наша фамильная отметина и традиция! – распрямляясь, сказала Печальная Дусенька.

— Покажи! – потребовала Хуйсельникова у Пипеца. – мне терять нечего, я и не такое каждый раз в зеркале вижу.

— Может, лучше я на гармошке сыграю? – попытался отвертеться Грыжа.
Но любопытные концессионеры набросились на него, скрутили, обнажили зад и предъявили Говоруну на опознание.

Илана долго рассматривала изучаемый предмет, нюхала и ощупывала его, а потом заявила:
— Один в один!

— Ладно, ваша взяла. – мрачно согласился ревнивый к чужой славе Пипец, — пусть она будет моей сестрой. Но что я с этого поимею?

— А тут, Грыжа, у нас все родственники, — рассудили Морды-Раторы. – Мы,
Хуйельникова с Номерным, ты с Дусей, сестры-Логореи…

— И у меня есть брат! – заметил Воняй, отрываясь от банки со стекломоем. – Этот самый… Который невеста Профессора… Метатрон Гадминусович Магваейр. И еще он Мотылек.

— Видишь, как складываются обстоятельства? – продолжали увещевать Пипеца Татьяны, — даже Пенисюк в этом мире не один. Скоро и Фекалецкий с Яебкой тоже обретут свое счастье, ведь у них что-то нарисовывается совместное…

— Нет! – гордо заявила Яебка – на мне обещал жениться Воняй! После того, как воспользовался! А не какой-то там варщик стекломоя, которому я никогда не дам!

— Я всем всегда все обещаю. – согласился алкоголик, ему уже было все равно. – Подумаешь, воспользовался разок-другой-третий. Все бабы дуры.
Онанизм и стекломой
навсегда везде со мной!
Гы!

Яебка заплакала от обиды и прижалась к Фекалецкому.

— Что мы говорили?! – торжествующи заявили сестры Морды-Раторы, — все, как по написанному!

— Значит, ничего не поимею… – расстроился Грыжа. – Ты, сестра, хотя бы, кошерная? Умеешь воровать нижнее белье, у тебя есть личная помойка?
Теперь, когда моя заступница погибла, нам придется рассчитывать только на свои силы…

— Погодите! – Профессор прервал красноречие осиротевшего Пипеца и обратился ко всем, — кто из вас умеет управлять космическим кораблем? Кто может проложить курс? Никто? Значит, вы обречены. Сначала съедите и выпьете все запасы, потом начнете питаться плотью самих себя.

— У нас есть заветная дв… — шепнул ему нетрезвый Воняй.

— Молчи! – оборвал его Пенисюк, — тут нужно мыслить масштабнее. С одной дверью мы с тобой не сможем поработить Землю, нужна команда…

И Доносюкович снова воззвал к обществу.

— Я способен существовать в безвоздушном пространстве, вы – нет. Предлагаю оживить Тимофею и Максимусасс…

— А можно заодно и нашего гнома Даст-Всем-в-Зада? – попросила сердобольная Лорафея.

— Можно, — согласился Пенисюк. – Оживляем погибших, сестрам Морды-Раторам это под силу. Мирим бывших врагов и на двух звездолетах летим завоевывать ненавистную планету.

— Какой ты умный! – в один голос восхитились Яебка и Лорафея.

— Да, — согласился Профессор, — не напрасно моя фамилия Пенисюк!

Татьяны Морды-Раторы поскрипели зубами от досады, но поняли, что другого выхода нет и приступили к разделению и воскрешению слипшейся кучи.

Но ничего не получилось – куча, как была кучей, так ей и осталась.
Попробовали привлечь джинна Падлушку, он долго кряхтел, бормотал заклинания, но все закончилось огромной горой наколдованного говна, которую пришлось убирать вручную.
Зато с Даст-Всем-в-Задом все сложилось, как надо – гном быстро ожил, у него выросло новое тело. А старое выбросили в открытый космос.

Концессионеры заскучали, и только пьяный Воняй не терял присутствия духа. При помощи Фекалецкого он умудрился расцепить космические корабли и заделать пробоину пластиковым стеклопакетом.
Грыжа попытался развлечь товарищей игрой на гармошке, но тут же был побит и залез под рейтарский шлем, прихватив с собой Печальную Дусеньку.
Родственники строили планы мести сразу всем членам шайки и каждому по отдельности. Но планы упирались в один незначительный пункт: члены не боялись носатых заговорщиков.
Хуйсельникова чувствовала себя плохо, ее не успевали ощипывать, так как потребность в стекломое возросла в разы.

Пенисюк был мрачен, он искал выход из ситуации, периодически теребя в руках воскрешенного Даст-Всем-в-Зада. Бросить здесь своего шурина он не мог, и не хотел подвести новых друзей. Профессор начал подумывать о том, чтобы воспользоваться заветной дверью, но неожиданно ему в голову пришла очередная идея.

— Послушайте, — обратился Доносюкович к Лорафее, — у вас должны быть какие-нибудь волшебные книги, учебники или пособия. Может быть, в них мы отыщем способ оживить погибших?
— Есть, есть книги! – обрадовалась младшая Логорея, — только их нужно найти, они где-то здесь, среди мусора.

— Все срочно ищут необходимую литературу! – скомандовали Морды-Раторы, пинками понукая концессионеров.

Искали долго, но не нашли ничего похожего, до тех пор, пока не вспомнили о Пипеце.

— Вылезай. – сестры постучали по рейтарскому шлему, — нам нужны твои навыки помоечника и чутье твоего носа.

Грыжа понял, что все дальнейшее зависит только от него и заупрямился.

— Сначала я хочу оговорить условия нашей коллаборации, — сказал он, — шестьдесят процентов мне, сорок Дусе, остальное вам.

Татьяны рассмеялись, засунули руки в шлем и выковыряли из него обоих Пипецов.

— Ты с кем торговаться вздумал? – спросили они у Грыжи и зловеще прищурились.

Расхититель нижнего белья тут же растерял весь гонор, встал по стойке смирно и раболепно отрапортовал пионерским салютом:

— Приказывайте. Всегда готов!

— Лезешь в мусорные кучи и приносишь нам все колдовские книги, которые найдешь.

— Это я легко! Мусор – мое призвание! – обрадовался Грыжа, ныряя в ближайшее нагромождение бытового сора.

Несколько суток Пипец не ел, не спал, а работал, как фокстерьер в поисках лисы.
Он прыгал и скакал по кучам, погружался в них с головой, рыл ходы и прокладывал тоннели, появлялся то здесь, то там.
Даже всегда недовольный Воняй одобряюще удивился его профессионализму.
Периодически Грыжа приносил к ногам Морды-Раторов свитки, ученические тетрадки и фолианты.
Татьяны тут же отдавали их Пенисюку, который немедленно начинал изучение добытых энхиридионов.

— Все! Это последняя! – самодовольно заметил Пипец, вынеся из мусора очередную книжицу.
— Молодец! – похвалили своего крестника Татьяны и разрешили ему удалиться обратно под шлем.

И потянулись часы томительного ожидания…

— Кое-что нашел. – устало сказал Пенисюк.

— Что?! – окружили его концессионеры.

— В мануале сказано: разъединить и оживить наших погибших практически невозможно…

— Мы попали! – забилась в истерике Дуся Пипец.

— …Практически невозможно своими силами. Но если вызвать дух Двуполой Рапсодки, задобрить его человеческим жертвоприношением, тогда он сможет это сделать.

— Вызывай! – потребовали Татьяны Морды-Раторы.

— Позвольте! – подал голос Пипец, — а кто из вас будет жертвой?

— Как это «кто»? Либо ты, либо твоя сестра – самые бесполезные члены нашей команды, — удивленно ответили близнецы.

— Самый бесполезный член – это Яебка! – оказал сопротивление Грыжа, — она здесь только для массовки!

— Неправда! – возмутилась бывшая воняевская собутыльница. – я теперь вдохновляю Фекалецкого на приготовления стекломоя. Лишитесь меня, Андроид больше не сварит вам ни капли! И не забывайте, рецепт спасительных клизм тоже в его руках!

— Поэтому мы утверждаем, — торжественно провозгласили Татьяны, — кандидатур всего две, и обе они – Пипецы. Взять их!

Но семейка оказалась проворнее – брат с сестрой не стали дожидаться плена, прыгнули в мусорные кучи и были таковы.

— Ничего страшного, потом их выкурим. – успокоили подельников Морды-Раторы и кивнули Пенисюку:

— Давай, заклинай дух Двуполой Рапсодки!

— Тут написано, что нужен бубен…

— Эй, Грыжа, найди нам бубен! – потребовали Татьяны у беглеца.

Пипец пошуршал в помойке и выкинул из норы требуемое.
Доносюкович выбил дробь и страшным голосом произнес вызывающее заклинание «Стася!».

Настала тишина.

— Это что, весь ритуал? – удивился Воняй.
— Да, — подтвердил Профессор, — тут так написано. Сразу на трех языках – украинском, китайском, русском. Надо подождать.

Ждали долго. Так долго, что даже Хуйсельникова смогла источить весь свой словарный запас, после чего обиженно замолчала, углубившись в изобретение неологизмов.
Наконец, в шлюзовую камеру постучали.

— Открыто, не заперто! – радостно закричали концессионеры.
В помещение сползло странное существо, с ног до макушки замотанное в серый хитон. Предполагаемую голову украшал пластиковый кладбищенский венок, что несказанно обрадовало Лорафею, а на месте глаз и рта в хитоне были прорезаны отверстия. Из-под нижней кромки одежды выглядывали голеностопные суставы, облаченные: правый – в мужской ботинок «прощай молодость», левый – в красную женскую туфлю на высоком каблуке.

— Здравствуйте. – тяжело вздохнул хитон. – Я дух Двуполой Рапсодки!

— Что так долго?! – возмутился Воняй.

— Вы ничего не понимаете! – расплакался дух, — слишком много вызовов. Только и слышу ото всех команду «Стася!» и удары в бубен. Игнорировать их не могу, работа такая. Говорите быстрее, что вам от меня нужно, и я пойду дальше.

— Вот, — сестры Татьяны подвели Двуполый дух к слипшемуся комку сожравших самих себя богатырш. – Их тут две. Погибли от любви к лидерству. Нужно разделить и оживить.

— Главное, найти у них задницы, — озабоченно застонал дух, ощупывая комок через хитон.

— Ты какой-то извращенец! – снова возмутился Воняй.

— В моих действиях не злого умысла, — обиделось двуполое существо, — я воскрешаю через отверстие. Вдыхаю в него жизненные силы.

— А ну-ка, покажи документы! – потребовал бывший Старикашка, — мало ли вас, некрофилов, бродит по Вселенной.

— Вы мне не доверяете? – удивился дух Рапсодки, — я хороший, честный и праведный. Но иначе, как через задницу, оживить никого не смогу. А документов у меня нет, я ведь из потустороннего мира… Кстати, вы мне жертву приготовили?

— Конечно приготовили! – ответили Морды-Раторы, — да еще какую! Пальчики оближешь! Красавец мужчина в полном рассвете старческого маразма. Или его аналогичная сестра-близнец. Выберешь, что понравится. Только они очень стеснительные, придется тебе самому их оприходовать.

— Оприходую, как положено… — пообещал гость и обрадованно вздохнул: — Есть! Вот они, задницы!

С этими словами дух Двуполой Рапсодки припал к одному из отверстий и начал делать ему искусственное дыхание.
Концессионеры с трепетом наблюдали, как из бесформенного комка сначала отделилась Максимусасс, воспарила под потолок и тут же грохнулась рядом с останками Тимофеи.

— Одна готова, сейчас оживим вторую. – сказал дух и проделал над отверстием старшей Логореи аналогичную операцию.

– Все срослось, раны затянулись, мозги восстановились, одежда заштопана, каска запаяна, зубы, как новенькие. Но есть большая вероятность того, что пока воскресшие были мертвыми, они обменялись некоторыми частями своего сознания. Минут через десять обе придут в себя. Напоите их горячем чаем и дайте отдохнуть.

— Чая у нас нет… — расстроилась Лорафея.
— Стекломой подойдет? – спросил находчивый Фекалецкий.

— Если только пермский. – согласилось ирреальное существо. – а теперь попрошу оплату.

— Вот там, в мусорных кучах. Можешь взять обоих – брата и сестру. – кивнули головами Морды-Раторы.

Дух Двуполой Рапсодки принюхался, разбежался и нырнул в горы отходов, а воскресшие потихоньку начали оживать.

Лено села, оглядела помещение мутным глазами, столкнулась взглядом с очухавшейся Тимофеей и благодушно заявила:

— Эй, это с тобой мы недавно мутузились?
— А с кем еще? Разве у таких, как мы, могут найтись достойные соперники кроме нас самих? Кругом сплошная мелюзга. – в тон ей ответила бывшая покойница.
— Ох, и крепкая ты баба, подруга!
— Да и ты не из слабаков.
— Обнимемся на радостях?
— Давай! Если только сможем друг друга обхватить!

И бывшие враги, довольные собой, зашлись в диком хохоте.

— Пить будем, гулять будем! – скомандовала Максимусасс.
— Все, что есть в печи, на стол мечи! – приказала Тимофея Даст-Всем-в-Заду.

Концессионеры радостно засуетились, предвкушая предстоящее пиршество.

И только дух Двуполой Рапсодки, горестно вздыхая, ползал по норам, проделанных в мусоре семейкой Пипецов.
— Где вы, обещанные мне жертвы? Выходите сами, а то я до вас доберусь!

Но с воскрешением атаманши, Грыжа вновь почувствовал себя защищенным от всех бед. Он представил ей свою сестру, которую Лено благосклонно допустила к целованию сапога, и, как и прежде, занял законное место у ног Елены Троллянской.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

26 комментариев

Амалия Исильда
Класс, Лиза! Описание боя двух великанш особенно понравилось!)))
Лиза Биянова
Спасибо, Амалия! :)
Вятич
Великолепная инсталляционная выразительность теста, Лиза!
Лиза Биянова
Спасибо, Вятич! С детства обожаю печь пироги. :)
Вятич
Ой, букву к пропустил — текста.
А я с детства блины пеку.
Лиза Биянова
Я так и поняла:) Блинчики тоже пеку и начиняю их разными вкусняшками.
Вятич
Меня моя бабка Арина в деревне под Рязанью научила каравайцы печь.
… Прекращаю хвалиться.
tigron67
Молодец, Лизавета! Классно!
Лиза Биянова
Благодарю, Тигрик.:)
Dfyz
Лиза, смеюсь и плачу
Сестры Диареи, потом эти парные группы фигурантов
А определение родства Грыжи и Дусеньки просто шедевр
Очень смешное и увлекательное произведение, БРАВО!

Лиза Биянова
Спасибо, Ванечка. Дуся — клон Пипеца, которого он долго скрывал
stihi.ru/avtor/dunyasha
а потом саморазоблачился. Никто не рассмеялся, не удивился. Клон оказался скучным и пресным. :)
Юша Могилкин
Увы, в битве «титанов» не хватает кровищи и анатомических подробностей.
Хотя, с учетом того, что обе ГГ неадекватные, все могло произойти за секунды. А там – уже не до подробностей. )))
Все остальное, кака бычна – высший пилотаж: раздвоившийся липец, претензионные срушные модераторы, буйный алкоголик Воняй, бледная Лориса и прочие.
И развитие сюжета — непредсказуемая «песня». (Говорю тебе это, как твой «клон».))) Поэтому с тебя причитается). )))

«Дух Двуполой Рапсодки» по вкус похоже на что-то из ботаники – есть в ней какая-то аналогичная увеселительная хрень в названии – не помню какого – растения.

В общем, молодца!

)))

P.S. Не зря для писателей когда-то были построены специальные дачные поселки подальше от городской суеты – единясь с природой, пишется куда как лучше, нежели чем среди выхлопных газов мегаполисов. )))
Dfyz
А откуда взяться кровищи в стекломое
Юша Могилкин
Ну, там, это, брызги всякие. )))
Не, я прикалываюсь на само деле, все описано замечательно.

)))
Dfyz
Мне даже иногда кажется, что они на самом деле летят на землю
Просто жуть какая, интересно наши их собьют
Где наши ракетчики, не дремлет око, надо их уничтожить на подлёте к орбите

Лиза Биянова
Не бойтесь, Ванечка, все закончиться хорошо!:)
Lidysik
Про Юшин P.S. — я тоже об этом подумала :)
Юша Могилкин
Об чем и речь. Вдохновленный примером, нынче сам, этой ночью, поеду на лоно природы, там речка и печка, авось что творческое в голову взбредет…

)))
Лиза Биянова
Я не такая кровожадная, как Вы, дорогой мой клон Юм Адонаевич! :) За городом хорошо! И дышется и пишется…
Спасибо за Ваше мнение, я им очень дорожу! :)
Юша Могилкин
Ага, а оторванная нога у Вшивой и аналогичная голова Даст Всем в Зада — это, что, из серии «Приключения Барби на нудистском пляже»?

)))
Mokriza
то, что Вы про ботанику, лично мне это напомнило «двудомные» и «однодомные» деревья. Похоже на это ))))))
Лиза Биянова
А я представляла себе не растение, а нечто, похожее на средневековое приведение, мрачное и вечно ноющее, которое перепуталось эпохи и вышло из царства древнегреческого Аида.:)
Lidysik
Когда читала, то представляла, что это происходит на самом деле :)))
Лиза Биянова
Привет, Лида! Представляешь, каково мне это писать, с моим воображением? :):):)
Mokriza
когда дошла до «двухполой» уже рыдала...))
Лиза Биянова
:) Рапсодка, наверно, тоже… Только не от смеха. :)
Спасибо, Мариш!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.