Вселенная дураков-2. Возвращение концессионеров. Продолжение 14

Наша Кунсткамера
ПРЕДЫДУЩЕЕ: domstihov.org/nasha_Curiosities/2019/01/03/vselennaya-durakov-2-vozvraschenie-koncessionerov-prodolzhenie-13.html

На станции техобслуживания одиноко томилась Садистка-Паразитка.
Она съела весь металлолом, поглотила заветный силумин, выла по ночам от тоски, за что неоднократно была оштрафована участковым с Голубого Икара.
Наконец, ей надоело ждать. Распахнув бульдожьи ноздри, верное животное понюхало вакуум. Запах хозяина чувствовался, но он заглушался каким-то сильными меркаптанами. Вспомнив, что обладатели этих меркаптанов были среди тех, кто увез ее любимого Сраньцырева, Садистка-Паразитка взяла след и колченого поспешила в глубь звездного пространства…

— Профессор, мы где? – оказавшись в неизведанной Галактике, тревожно спросил Воняй. Грунт под ногами был каменистый, серого цвета, растительность представляла собой странные деревья, увешанные всяким мусорным хламом, признаков звезды, аналогичной Солнцу, в небе не наблюдалось – вместо нее виднелся огромный сверкающий плакат с надписью «Планета блядебилов – крупнейшая в космосе планета, предоставляющая всем блядебилам возможность свободного существования и поведения на планете блядебилов. Если вы блядебил – приглашаем вас к нам, ведь вам самое место только здесь. Бесплатно зарегистрироваться на планете можно, заполнив соответствующую форму регистрации».

Пенисюк облизал ближайший камень, причмокнул, посмотрел на плакат и быстро ответил:

— Это Андромеда III, планета Стухирия, или, как ее еще называют, планета блядебилов. А вот, кстати, и они самые… Очень вредные существа, во много раз тупее самого Грыжи Пипеца.

И действительно, на вершине холма показалась кучка гуманоидов.

— Я требую жертв! – совершенно ни к месту проявил себя Дух Двуполой Рапсодки.

— Сейчас мы сами превратимся в жертв, — успокоил ее Доносюкович, – до активации двери еще ждать и ждать.

— Парочка залпов из искривителя, и они станут шелковыми! – кровожадно закосил глазом Воняй.

— Ты совсем дурак? – одернул друга Пенисюк, — он же блядебилы, на них не действует никакое оружие, кроме полного уничтожения. И коробку с тенями эротических фантазий можешь не доставать, аборигены покажут тебе такие фантазии, которых ты ни в одной своей белой горячке не увидишь.

Воняю поплохело. Он еще не отошел от празднования Нового года, стекломой и салат Говнолье просились наружу — сверху и снизу, но опытный алкоголик стиснул и сжал в себе все, что только можно было сжать и стиснуть, а затем приготовился к обороне.

На самом деле блядебилы были не такими страшными, какими их описал Пенисюк.
Внешне серо-одинаковые, они отличались друг от друга только именами, разнообразием амбиций и гендерной идентичностью (у блядебилов было не меньше шести полов). Блядебилы считались мирными существами, воевали лишь сами с собой, активно промышляли каннибализмом и воспроизводством себе подобных. Стать стухирийцем мог каждый желающий инопланетянин, подписав соответствующее соглашение и принеся клятву верности главному блядебильному богу. После чего неофит лишался своей индивидуальности, брился на лысо, ему выдавалось новое одеяние – хитон, колпак и тапочки. Через некоторое время он превращался в одного из членов многочисленных кланов-общин планеты. Общины, возглавляемые вождями, конфликтовали между собой, заключали военные и торговые союзы. Вожди обирали своих приспешников, денно и нощно заставляя их работать на себя.
Каждый клан имел определенный цвет одежды, который самостоятельно менялся при переходе блядебилов-ретроградов из одной общины в другую.
Стухирийцы были очень религиозны – они денно и нощно молились своему главному богу и его подручным – мелким богам. Бог блядебилов действительно существовал. Вместе со своими обслуживающим персоналом он обитал на вершине самой высокой горы планеты, но лицезреть его могли только избранные, для остальных стухирийский бог оставался недоступным существом, чьим запретным именем пугали врагов и начинающих блядебилов.
Жители планеты, даже не будучи объеденными своими соплеменниками, часто болели и умирали, но население постоянно росло за счет активного размножения и прибытия прозелитов.
Иногда некоторые, внезапно просветленные аборигены, в поисках лучшей доли, покидали Стухирию. Оставшиеся сыпали им вослед проклятья и грозились отомстить, но они были трусливы и мстили не дальше собственного носа.
Планета пребывала в неряшливом запустении первобытнообщинного строя. Электричество, канализация и душевые работали только по вторникам и восьмого марта – в день рождение главного стухирийского бога. Фауна представляла собой опустившихся и одичавших аборигенов, полностью утративших человеческий облик. Вместо флоры росла серая травка и странные деревья, плодоносящие свалочным мусором – пустыми консервными банками, дырявыми ботинками, яичной скорлупой и другими никому ненужными отходами.

Пенисюк, во время своего заключения в лечебнице, нашел подшивку журнала «Вокруг света», в которой подчерпнул некоторые познания о Стухирии. Поэтому он принял приветственную позу блядебилов – благоговейно выпучил глаза, высунул язык и завистливо сжал кулаки.

Отряд стихурийцев окружил троицу, а возглавлявший его вождь, заметив ужимки Доносюковича, снисходительно поприветствовал путешественников.
— Здравствуйте, странники! – сказал он, вытирая нос рукавом, — я – наивеличайший и непревзойденный блядебил — маэстро Олёша Ибальный, вождь конкурсного клана конкурсантов, прославившийся тем, что однажды вступил в противоборство с великим богом и проиграл ему. Рядом со мной – мои люди, а вы кто такие и зачем прибыли на нашу планету?

Пенисюк спрятал язык и открыл рот, чтобы отрекомендоваться, но тут случилось то, что должно было случиться… Воняй устал стискивать и сжимать, его прорвало прямо на Олёшу и его людей. Опытный Профессор вместе с Духом Двуполой Рапсодки успели спрятаться за дверью, остальным присутствующим досталось много и обильно – струи, брызжущие изо всех воняевских кингстонов, сбили с ног несчастных стухирийцев.

— Какой знакомый вкус! – поднимаясь, произнес Олёша, — чувствуются нотки Хуйсельниковского стекломоя и аромат салата говнолье от Грыжи Пипеца…
Вы, случайно, с ними не знакомы?

— Это наши друзья! – проникшись важностью момента, гордо заявил Пенисюк, — мы с ними недавно отмечали Новый год, а потом, волей обстоятельств, оказались здесь.

— О! – растаял непревзойденный блядебил, а его свита радостно зааплодировала. – Я когда-то тоже их хорошо знал. Пойдемте к нам пещеру! Мы примем вас в общину, годик-другой побудете на побегушках, а потом, возможно, ваш статус поднимется на целую ступеньку карьерной лестницы, и вы займете место рядовых пехотинцев.

Троица переглянулась между собой, и Дух Двуполой Рапсодки, вырвавшись вперед, откусил Олёше голову. И проглотил ее, не жуя.

— Место рядовых пехотинцев, значит? – закричал рассерженный Профессор, нападая на опешивших стихурийцев, — а вы знаете, кто я такой? Я – сам Пенисюк! Гроза здравого мышления и логики, я тот, чья безграмотность известна даже в самых дальних уголках бесконечной Вселенной! – Доносюкович в гневе разорвал на груди костюм Снегурочки, отчего волосатые профессорские сиськи стали метаться из стороны в сторону, в точности соответствуя амплитуде колебаний самого Профессора.

Двусторонне высвободив кишечник, Воняй присоединился к своему верному другу, и втроем, с помощью Двуполого Духа, они избили и искалечили весь клан конкурсных конкурсантов.

— Дверь готова к телепортации, — между делом объявил соратникам Дух, но бывший Старикашка и разозленный Профессор, покорив обезглавленный клан, приняли решение временно остаться на планете и утихомирить свои кипящие страсти.
Так на земле стухирийцев впервые за все время существования планеты, появились интервенты.
К своему счастью, Пенисюк, перед тем, как троица сбежала с «Дредноута», украл из концессионных запасов несколько бочек стекломоя и целый контейнер грыжиного салата. Салат со временем протух еще больше, и это обстоятельство Доносюк использовал в интересах своих компаньонов – он поил и кормил Воняя только перед очередной битвой с аборигенами, выставляя насытившегося алкоголика на передовую перед самым пиком его кишечно-желудочного расстройства. Эффект превосходил все ожидания. Иногда даже Профессор и Двуполый Дух не вступал в бой, им достаточно было победы, одержанной заблевавшимся и обдриставшимся Воняем.
Подчинив своему влиянию все кланы планеты, троица подошла к подножью той самой высокой горы, на вершине которой обитал блядебильный бог.
Но гора оказалась слишком крута для восхождения, траволатор был заблокирован, к тому же друзья порядочно устали, и они решили разбить лагерь для отдыха и приведения в порядок своего внешнего вида.
Костюмы Деда Мороза и Снегурочки сильно истрепались и запачкались, а другой одежды у Воняя и Пенисюка не было. Хитрецы обязали каждое стухирийское племя принести им по лоскуту ткани. Все лоскуты были разного колера, в соответствии с цветовой принадлежностью клана. Дух Двуполой Рапсодки проявил недюжинные способности в умении кройки и шитья, и вскоре бывший Старикашка и Доносюкович щеголяли в красивых арлекинских трико.
Как следует отдохнув, троица занялась покорением божьей обители. Основательно напоив и накормив Воняя, Профессор раздулся от незаслуженной гордости за самого себя, зафиксировал друга между ногами, привязал заветную дверь к седалищу и воздушным шаром взмыл к самой вершине недосягаемой горы. Двуполый Дух полетел вслед за ним своим ходом.
Но их давно ждали. Громы и молнии обрушились на захватчиков, сам стухирийский бог вышел на линию огня и обильно плевался в атакующих. Воняй выпустил в него весь свой кишечный заряд, но бог засмеялся в ответ и ловким плевком продырявил Пенисюка, заставив его грузно шлепнуться на жадеитовый утес. Мелкие божки окружили одиноко порхающий Дух Двуполой Рапсодки, потыкали его пожарными баграми и заставили опуститься на место падения Пенисюка.
И тогда победивший блядебильный бог явил себя поверженным. Взору несчастных представилось худосочное существо в облике порочного юноши размером с курицу, чье прыщавое лицо никогда не знало бритвы. В плечах оно было узко, задом велико, пахло анальной смазкой «MEN SEX MEN» и говорило голосом кукольного тенора.

— Сколько вас было таких, вставших на пути моего могущества! – пискляво заскрипел бог, — я уже устал городить пантеоны для урн с прахом бунтарей.
И почему вам спокойно не живется под моей демократичной пятой?.. Но хватит рассуждений. Эй, кто-нибудь, прикончите этих оборванцев и принесите мне их печень –что-то я проголодался после сражения.

Мелкие боги, обнажив скальпели, подскочили к обреченным и…

…Садистка-Паразитка долго блуждала среди космического пространства. Через сотню парсеков она поняла, что взяла не тот след. Однако новый показался ей гораздо приятнее аромата ее хозяина. Он был терпче, благоуханно смердел, и поэтому помесь крокодила с бульдогом приняла решение во чтобы то ни стало отыскать его обладателя и поступить к нему на службу.
Запах становился все сильнее и сильнее, и наконец взору истомленного животного представилась описанная выше картина. Садистка-Паразитка быстро определила источник полюбившейся ей вони и, не раздумывая, напала на тех, кто угрожал ее будущему хозяину…

На следующий день троица пригласила к себе на вершину горы всех блядебильных вождей. Был включен траволатор и вскорости руководители общин собрались в тронном зале божественного дворца. Воняй сидел на коленках Пенисюка, поглаживал урчащую от удовольствия Садистку-Паразитку и выдавал наставления.

— Мы свергли власть вашего бога. Сам бог, к сожалению, сбежал, но отныне он объявлен вне закона, каждый встретивший его, может расправиться с ним безо всяких последствий. Зато мы перебили всех мелких божков. Вот лежат их трупы, ешьте на здоровье.

Вожди радостно захлопали в ладоши, упали ниц и тут же провозгласили троицу диктаторами.

— Мы вынуждены отклонить ваше лестное предложение, — сказал Пенисюк, — наша главная миссия – захватить планету Земля. Может быть, потом мы вернемся к вам и будем здесь править, но сейчас вынуждены откланяться.
А чтобы вы не теряли время даром, поставьте мне и моим друзьям огромный памятник. И даже не один, а несколько миллионов памятников. И все огромные, чтобы отразить всю суть моего непревзойденного величия. – Профессор поглядел на Дух Рапсодки и на Воняя, — и величие моих товарищей… Прощайте пока!

Воняй соскочил с профессорских коленей, открыл заветную дверь и смело шагнул в ее проем. За ним прыгнула Садистка-Паразитка, вспорхнул Дух Двуполой Рапсодки и степенно последовал Пенисюк.
И все они исчезли вместе с дверью.

Стухирийцы некоторое время безмолвно смотрели на то место, где недавно стояла дверная конструкция, затем возбужденно набросились друг на друга.
Планета, даже лишенная бога, зажила своей обычной жизнью.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

4 комментария

Вятич
Хотел, Лиза, написать про Вашу незаурядную фантазию, но осознал, что это реальность! Существа о которых Вы пишете — настоящие мутадонты. То, что происходит в мире — это реальная борьба миров! Ваша повесть — это путеводитель по сортироязычному анклаву дебилов.
tigron67
Лизавета, молодчина! Талантище!
Юша Могилкин
Жесть. ))) Ладно там всякие Вшивые, Воняи, липцы и Пенисюки, но такого отвязного стеба над блядебилами-стухирийцами©я еще нигде не видел. Молодца!

)))
Dfyz
Нет слов, Лиза я апплодирую!
Да тут смеяться не пересмеяться
Все дебилы как живые, а сайт Сру прямо в точку показан
Лиза ты талант!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.