Летопись №3

Стёб и вольное


Пуленг
Говард Уткин
(вольный перевод музыки на человеческий язык)*

Пляшут люди в нацкостюмах,
Ладно в бубен бьют рукой,
Рок’н’ролл играл на гуслях
Седовласый дед Егор.

Дед Василий — на жалейке,
Дул в рожок пастух Иван.
На свирели — рыжий Митька,
Наворачивал канкан.

Громко ритм-балалайка,
Выдавала без конца
Один риф, и вся деревня,
Отжигала коленца.

Минестрели дули в дудки,
Лютни рвали темноту,
Пуленг жок на клавесине,
Брынь-тынь, фью — свирель,
Ду-ду.

Пуленг был тапёр известный,
Польку, вальс, кадриль лабал,
И крестьянин, и колхозник,
С удовольствием плясал.

;)))

Г)т
29.9.12

* Франсис Пуленк – «Сельский концерт для клавесина с оркестром», 1929.

Правильнее Pуланк (Poulenc) Франсис (7. I. 1899, Париж – 30. I. 1963) — франц. композитор. С успехом концертировал как пианист на родине и в др. странах. Входил и ездил на «Шестёрке» и в неё (с 1920))). Воспитывался на образцах классич. и совр. ему франц. культуры. Испытал влияние Э. Шабрие, Э. Сати, К. Дебюсси, М. Равеля, а также И. Ф. Стравинского и Говарда Уткина. Пуленг писал в разл. жанрах (фп., вок., камерно-инстр. соч.).


Юша Могилкин:
Я читал у Богословского про Пуленка. И концерт честно прослушал. Та еще какофония. ))) Но не суть.
Ибо подумалось мне вот об чем: каждые правильные люди всегда создавали какие-нибудь прогрессивные объединения:
«Арзамас» – Жуковский, Батюшков, Вяземский, Плещеев, два Пушкина, Перовский, Жихарев, Воейков (автор «Луки Мудищева»), Вигель, Дема Давыдов (гусар-партизан), Кавелин-отец (охуенно умный чувак) и еще куча народу;
«Козьма Прутков» – Ака Толстой, братья Жемчужниковы (три штуки) и Петро-Павловск Ершов (автор «Конька-горбунка»);
«Могучая кучка» – Стасов, Балакирев, химик Бородин, Кюи, алкоголик Мусоргский и Римский-Коркасов.
Даже Пуленк входил во французскую «Шестерку» – (из них помню только Жана Кокто, да и то, потому что его любимым любовником был Жан Маре. Хотя, какая разница? – Филипп Филиппович Вигель («Арзамас», развел такую активную анальную деятельность, что даже Пушкин взмолился: «Но, Вигель, пощади мой зад!»).
Главное, что их (не смотря на разность жанров и мироощущений) роднило одно: гуманизм, стремление к прекрасному и любовь к всему народонаселению. (Хотя, стоит отметить, что «Могучая кучка» терпеть не могла Петю Чайковского, и даже, вроде бы именно из-за нее он заболел холерой и помер от горя). Но, опять же, какая разница?

Может быть, именно сейчас нужно всем правильным людям объединиться и создать консолидацию под названием «Человечество»?

Говард Уткин:
На фоне всех этих могучек, Чайковских, Кокто и Вигелей, хотелось бы упомянуть и родственные кучки. Не Кюри с Блавадскими, а по- настоящему творческие. Например, семейка Осмондов, — в 60-е известный музыкальный коллектив, состоящий из семи отпрысков. Подобный коллектив существовал и в России, под названием: «Семь Симеонов», которые в конце 80-х годов пытались угнать Ту-154, но тот взорвался, а половину Овечкиных расстреляли спецназовцы и сами себя.
А также нелишне вспомнить семейку Джэксонов, и децкий ансамбль Джексон 5 (файф), из которого самым успешным оказался Майкал, и не из него, а просто их сестра – Латойя.
Или вот австралийский ансамбль, широко известный еще в СССР — Би Джиз. Три брата Джибба, потом к ним присоединился и четвертый, пели всякую хуйню, и были похожи на трио – Маркс, Энгельс, ленин, поэтому даже моднейший совковый «Кругозор» выпустил их синюю гибкую пластинку.
По два родных брата организовывали классные группы, каг – Ван Хален (бр-тья Ван Халены), Сепультура (Кавалера), ВТО (не VэTэO, а БэТэО (Bachman-Turner Overdrive), АС/ДС (Янги), Оазис (Галахеры) и другие известные братья и сестры.
Вот, к примеру, «Сестры Зайцевы». Кто это, ваще? Я не слышал ни одной их песни, но они из телевизора не вылазят, и везде рассказывают одну и ту же байду, каг одну из сестер чуть маньяк на выеб. То, что это был маньяк, — никаких сомнений. Позарица на сестру Зайцеву мог только человек с неустойчивой психикой.

И как бы подводя черту, под вышенаписанном, хотелось бы сказать, что творческие союзы всегда продуктивны, взять хотя бы Кукрыниксов или другое какое Содружество, но напрягают такие симбиозы как Кокто и Маре, революционный «БиДжиз», семейка Овечкиных, сестры Зайцевы, плодящие маньяков. Поэтому, людям рано еще объединяться под вывеской «Человечество». Даже среди правильных, всегда найдется свой Элтон Джон.
200 000 лет наглядно подтвердили, что объединение народа в общество, приводит лишь к разногласиям и распрям.
Оруэлл: «В любом обществе простые люди должны жить наперекор существующему порядку вещей».
А Ницше трактует по-своему, и мне ближе: «Никто не благодарит духовно одаренного человека за вежливость, когда он приспосабливается к обществу, в котором невежливо обнаруживать даровитость».
В этом плане мне дороже Эпикур:
«Начало всего и величайшее благо есть благоразумие. Поэтому оно дороже философии».
«Нагибайся только затем, чтобы поднять павших».

300 лет до н.э.

Г)т

Юша Могилкин:
А я где-то вычитал, что сестры Зайцевы избили солдата срочной службы. Вот и прикинь, идешь, значится, вечерним Крыжополем, а тут – хуяк! – сестры! И как давай они нападать и драться. Руками, ногами, железными трубами, вставными челюстями и силиконовыми бюстами.
Поэтому Жан Маре куда как приятнее. Ну и что, что он, сука, в попу давал? Зато не всем, а только любимому Кокто.
Посмотрю, бывало, «Железную маску», Маре там такой на коне скачет, хуячит фашистов направо-налево, женщин за сиськи хватает, а сам – педераст. А все потому что он хорошо выучил систему Станиславского об представлении и переживании. Может, когда Жан целовался с Жизель Паскаль, его всего наизнанку выворачивало и тошнило в разные стороны, но все равно д’Артаньян делал свое дело. Искусство перевоплощения, однако.
И никому Маре мозги не ебал. А этот, как его… Пиктюк, кажется, режиссер такой, у него еще в Сокольниках есть театр имени самого себя. Нет, ни хуя не Пиктюк, блядь, но такой хуесос, что мама не горюй. За это Шмель наградил его деревянной медалькой «Народный артист России». Кстати, об Франции. Этот награжденец выдрочил всех своим спектаклем «Служанки», автором которого был Жан Жене – известный парижский педераст, умерший, подавившись чьим-то хуем.
Сюжет странен до невозможности: две служанки настучали на своего хозяина и того загребли. За что – не понятно. А потом он позвонил из каталажки и сказал, что все обвинения не оправдались. Тогда служанки решили грохнуть его жену, подсыпав ей отравы в ночной горшок. Но в результате отравилась одна из служанок.
Все. Занавес. Охуенно мудрая пьеса.
У Пиктюка (назову его условно так, потому что не помню ихних паспортных данных), все женские роли в спектакле исполняют особи мужского полу.
Вот ведь, до чего может докатиться человек! Дай ему поставить на сцене «Аленький цветочек» или «Снегурочку», в роли главных героинь мы бы увидели Маковецкого и Шифрина. Или этого, который Аверин из кинофильма «Глухарь».
Поэтому, даже внимая «Канонике» старины Эпикура, буйных Элтонов – на мороз – они помеха для создания общества правильных людей.

А. Северный и В. Шандриков, запись концерта с ансамблем «Черноморская чайка»:
Северный:
– Я-таки, слышал, что у вас в Омске по улицам бродят медведи и попадаются-таки даже гималайские?
Шандриков:
– Это неправда, но козлы встречаются».

)))

Юша Могилкин:
Вспомнил! Вспомнил я его настоящую фамилию! Никакой он не Пиктюк, а Виктюк.
Склероз у меня, что ли, на всяких педерастов?

Говард Уткин:
Я думаю, что сестры Зайцевы напали на срочника с сексуальными домогательствами, думали, что «голодный» воин примет участие в их оргиях, но он пришел в ужас от двух уродливых пожилых шлюх, и пытался ретироваться. Но сестры не были бы Зайцевыми, если бы не догнали бедного солдатика, и не отпиздили бы всеми подручными и принесенными с собой средствами.
Марэ, да, хоть и был педиком, но каг актер, успешно играл в кино брутальных героев. И красивый был мужчина. А вот Фреди Меркюри был некрасивым, но безумно талантливым и харизматичным. Чего не скажешь о Боре Моисееве и Х. Пуе. Особенно про извращенца Пуя, для которого весь интимный акт заключается в лизании очка.
Рома из Сокольников тоже ничего нового не придумал, взять тот же японский театр кабуки. Хотя изначально в нем все роли играли только тетки, но они аццки поролись, поэтому пришлось заменить их исключительно на мужыкоф. Хотя … от добра добра не ищут. )))

Ю. Могилкин и Г. Уткин осуждают творчество композитора Пуленка:
Могилкин:
— А чёй та мы всё про пидарасов, да про пидарасов?
Уткин:
— Да жизнь пидаристическая, и пидарасы нас окружают. Мы в котле.
)))))

Юша Могилкин:
У народонаселения часто возникает вопрос: «Чем передасты отличаются от пидорасов?»
Все очень просто: читаем статью, взятую мной с www.a-theism.com/:

«Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга от «Единой России» Виталий Милонов, автор законопроекта, запрещающего пропаганду гомосексуализма и педофилии среди несовершеннолетних, назвал гомосексуализм заболеванием, которое вполне можно излечить с помощью молитв и поста.
Об этом депутат рассказал в интервью радиостанции «Эхо Москвы», отметив, что именно этот метод лечения он намерен применить на своем собственном сыне, если тот подцепит эту «всего лишь навсего плохую привычку».
На вопрос ведущего, что будет делать Милонов, если его сын, когда вырастет, подойдет к отцу и скажет «Папа, ты знаешь, я чувствую, что я гей», автор антигейского закона сказал, что пойдет с сыном в церковь, к священнику. «Мы пойдем в церковь, мы побеседуем со священником. Он ему расскажет о том, что это всего-навсего плохая привычка, от которой можно спокойно избавиться», – сказал Милонов.
«Безусловно, всякие искушения посылает господь. Но дело в том, что это заболевание спокойно лечится постом и молитвой. Я не знаю ни одного случая в РПЦ, когда искреннее раскаяние в этом грехе не излечило бы человека. И люди избавляются, знаете, вот так же, как есть люди, которые признаются, что они клептоманы, что они, там, блудники. Так и в этом, пост и молитва лечат это заболевание очень эффективно», – заявил депутат.
Милонов является обладателем «Серебряной калоши» «за предложение отменить гомосексуализм до 2015 года».

В данном случае мы видим наглядный пример того, как пидорас невзлюбил педерастов. И разница между ними очевидна.
Хотя бывает и такое, что педераст является пидорасом (Б. Моисеев), или пидорас – педерастом (К. Эрнст). Но и те и те могут быть самыми обычными долбоебами (Пуй, Шмель и ихние подельники).

Говард Уткин:
Когда я впервые увидел лоснящегося Милонова с этим заявлением (надо видеть его рожу:
pics.livejournal.com/sergiusprimus/pic/0002cbqt/ ), у меня возникли первые сомнения: «А тот ли «фрагмент жизненной необходимости», имхо НОРМАЛЬНЫЙ ГРАЖДАНИН, не депутат, поднимает сакраментальный ВОПРОС?
Когда католики, с 1950 года борются с педофилией среди священников, и тысячи осуждены, а сколько замолвлены молитвами?
Я не впадаю в ступор. Я гляжу на жизнь открытыми глазами.
Священники педофилы в католической церкви уже давно наделали скандала не только по всей Европе, но и по всему миру. Туда же окунулась и православная церковь, правда, не с педофилией, а «всего лишь» с гомосексуализмом.
Гомосексуализм и у католиков практикуется, но именно православие, в этом плане потеснило католиков. Но, мнится мне, что католики свалили весь грех на православных попов.

www.gay.ru/society/religion/christianity/church/gaymonk.html
— Батюшка, давайте начнем интервью с вопроса «в лоб»: в чем вы, как священник, нашли оправдание греху, которому Ветхий Завет вынес смертный приговор?
— Верующим я был с детства. Но с детства же я ощущаю себя гомосексуалом, причем, никакой борьбы с собой по этому вопросу у меня никогда не было: таковым я ощущал себя всегда. Но, как верующий с детства, и как с детства гомосексуал, я всегда раздумывал над этой проблемой, и, как всякий человек, я склонен себя оправдывать. Оправданий же практически нет. Я их не вижу. К сожалению.
— Каждый верующий гомосексуал жаждет «испить чашу облегчения» в церкви, но не каждому хватит мужества прийти за ней туда, где ему заведомо выдали ордер в преисподнюю. Церковь, вольно или невольно, сама сужает круг своих потенциальных приверженцев. Но если наука докажет, что гомосексуальность, как цвет глаз или волос, обусловлена генетически, сможет ли это стать основанием для церкви пересмотреть свое отношение к гомосексуальности как греху?
— Вообще, православная церковь никогда прямо не высказывалась против гомосексуальности, в отличие, например, от католической, где в энцикликах пап до сих пор делаются прямые антигомосексуальные высказывания. Православные иерархи, за некоторым исключением (на уровне частных бесед, реже в интервью), могли предпринимать подобные выпады, но официальная церковь их никогда не делала.

И сомнительный ДЕСЕРТ:
Гундяев – пидор!!!

www.youtube.com/watch?v=uHdTJpXq2ZY&feature=player_embedded#!

ПС от автора: Я на 50% понимаю, что это полная хуйня. Попробуйте убедить меня в остальной половине, в которой я не сомневаюсь, что это не так.

))))))

Юша Могилкин:
Уже сколько попов рассуждало на тему педерастии и педофилии, процветающих в дружных рядах РПЦ…
Например, a-theism.ru/page/arhiepiskop-s-zhuravlev-ne-mogu-molchat-rpc-i-gomoseksualizm
и что? Да ничего.
Об пидоре-педерасте Гундяеве тоже немало известно по его анальному профилю, не зря его рукоположили в сан иеродиакона в двадцать три года, хотя, согласно инструкции, раньше тридцати лет – ни-ни, никакого рукоположения! А все почему? Потому что на эту должность его назначил некий Боря Ротов (церковная кликуха «митрополит Никодим»), у которого юный Гундяй работал личным секретарем. Фишка в том, что внутрицерковный термин «никодимов грех» (половая страсть к мальчикам) был порожден именно некими сексуальными пристрастиями этого пузато-бородатого Бори.
Вот, и подумалось мне, что ежели наша педерастическая власть в очередной раз ебнется своим умом (и что там у нее за место него), и создаст в стране официальный культ милоновых, то вообще будет жопа в квадрате.
Кстати, этот идиот реально повернут на мальчиках:
alexalexxx.livejournal.com/570249.html
(Бля, не могу найти в своих закромах ссылку, где подобных фотографий гораздо больше, приходится довольствоваться этой).
Поэтому все гораздо проще: выступая за то, чтобы наказать всех, оне сами живут по принципу: «Какой смысл запрещать другим, если отказывать себе?».
Я эту поебень знаю изнутри: у нас в Крыжополе (есть также филиал в Ленинграде), имеется мега гей-клуб (не хочу упоминать его название, на хуй их рекламировать), постоянными посетителями которого являются депутаты госдумы, различных мэрий и администраций премьеро-президентов.
Т.е. для «избирателей» они – представительные дядьки и примерные семьянины, денно и нощно пекущиеся об благе народонаселения, а на самом деле – пидоры.
А знаешь, кому принадлежит сей клуб «анальных сосочков»? Скажу – не поверишь! Впрочем, здесь не скажу, но я неплохо знаком с этим чиновничком. (Сам он – среднестатистический жулик, хотя и обычной ориентации).

И хуйли говорить об том, что в нашей стране – все через жопу?

)))))

Говард Уткин:
Да, да, невооруженным взглядом ощущается, для чего народу жопа. И это при том, (смеюсь))), что в русском языке такого слова нет. (старая фишка). Жопа есть, а слова – нет.

)))))
Вот обрати внимание, Юша, мы в диалоге не обидели ни одного гомосексуалиста. И они нас должны поддержать в борьбе с ПИДАРАСАМИ. Не с обесточенными генетикой, а с РЕАЛЬНЫМИ.
Когда я стану президентом, гей-парад будет проходить ежегодно 7 ноября на красной площади всех городов. Сначала будут проходить карнавальные шествия меньшинств с тележками в виде выпуклой кукурузы и красными флагами, затем все бывшие депутаты всех созывов, гаишники всех времён, плюс бывшие чиновники – все в стрингах, и с разноцветными боа. Бразильский карнавал задохнётся.
Ограничимся неделей ноябрьских шествий.

Да, я такой.

Г)т

Говард Уткин:
непримиримый

Юша Могилкин:
А чего генетических обижать?
… Возвращаясь немного в историю.
Значится, Пушкин. Он очень хорошо относился к упомянутому мной выше Ф.Ф. Вигелю. А почему бы и нет? Нормальный дядька – вице-губернатор Бессарабии (Молдавии по-нашему), затем – губернатор Керчи, министр по иностранным религиям, и еще – автор мемуаров об культуре быта своего времени. Чины и должности получал за светлую голову, а вовсе не за то, что любил пользовать мужчин.
Поэтому Филипп Филиппыча общество уважало.
А был там еще один дядька – М.А. Дондуков-Корсаков. Министр образования, туз в академии наук и цензор (модератор, короче).
Это был знатный пидор во всех смыслах. Любовник графа Уварова.
Знаешь, кто такой граф Уваров? Блядь, это тот самый мудак, который разработал российскую государственную идеологию: «православие, самодержавие, народность». Ничего не напоминает? Не просматривается некая аналогия с нынешнем временем? Ничто не ново под Луной, оказывается.
И ни Уварова, ни Корсакова никто не любил. Жуковский обоих вообще терпеть не мог, а Пушкин написал стихотворение:

«В Академии наук
Заседает князь Дундук.
Говорят, не подобает
Дундуку такая честь,
Почему ж он заседает?
Потому, что жопа есть».

Теперь по поводу шествия. Придется воскресить Ухина. И не только из-за «Спокойной ночи, малыши», а чтобы он комментировал красноплощадные парады.
«А сейчас стройными рядами мимо трибун пройдут пидоры всех мастей.
Вот, группу в чиновничьих стрингах возглавляет широкожопый Шмель. Его можно узнать по идиотскому лицу с густо напомаженным ртом и анальной пробке с хвостиком в заднепроходном отверстии… Покачивая бедрами, проходят депутаты ГД. Их атрофированные, заплывшие жиром тела сверкают от блесток и вазелина. Давайте подойдем к их предводителю Н. Срышкину и поинтересуемся.
– Нергей Вегеньевич, вам не холодно? Смотрите: пиписька вся сморщилась и втянулась вовнутрь.
– Это ничего, главное, что язык не онемел, и жопа не отвалилась – я ведь за счет них только и живу.
– Ну ладно, Нергей, маршируйте дальше. И не забывайте об кукурузе.
Теперь перед трибунами дефилируют сотрудники полюции и ГИБДД. Как известно, нынче они живут все вместе недалеко от Северного полюса и вдали от нашего общества. Поэтому им не привыкать».

Говард Уткин:
Ну, на предмет графа Уварова я бы поспорил. Он же не знал, что будет творить в современной России путен. И ведь именно с его (Уварова) словами в 1-ю мировую люди шли в атаку: — За веру, царя и Отечество!!! (небольшой такой перефраз).
Каг ожидаемый президент Великой России, я не буду препятствовать любой вере на вверенной мне территории (изв. за тавт.)). При обнаружении законного самодержавца (царя), немедленно передам ему полномочия, а все жители России будут маять с нефтяных доходов.
Пра гамасексуалистоф уже написано:
stihi.ru/2005/07/30-984

и прапедиков тоже:
stihi.ru/2007/09/29/1553

Г)))))т

О главном.
Известный в РФ гонщик Формулы-1, калиноезд, комбайнёр, пожарный амфороискатель, предводитель журавлей и краб с галер ВВпутен сидел в кокпиде ракеты Восток-1.
— А Гагарин точно живым вернулся? – щёлкнул он ремнями безопасности.
— А как же, — одевали на него гермошлем техники. На лбу шлема красной нитрокраской было напечатано СССР. – Его вся планета чествовала.
— Да, да, я помню. – Поправил шлем Краб. – А меня так же будут восхвалять?
— Неистово выше, владимир владимирович, — согнулся рядом Дмитрий СахАров-Гоби, заматывая шлем широким скотчем и поясняя. – Чтоб невесомость не проникла. Ваш полёт будет освещён как открытие Америки Христофором Колумбом и полёта Чарльза Линдберга через Атлантический океан.
«О, ЙЕС!» — поднял большой палец касманафт.

— Вы меня слышите? – Спросили по громкой связи из ЦУПа.
— Слышу, слышу. Приём. – Ответил ВВП. – Гундяев где?

… кто такой Гундяев? – тихо послышалось в наушниках из будки аттракциона казахского закрытого города Ленинска (ныне Байконур).
— да руби пращу, и похуй.

— Эй, ей, ей … — Касманафт фсё слышал: — Я ещё не перевёл страну на летнее время, и не переименовал полицию в милицию …

Дыщь!!! – Громко щёлкнула праща, и Восток-1 улетел в …
нахуй.

***
Иногда так хочется потерять уверенность в будущем… например,
уверенность в неминуемой победе Путина. ©
не откажи себе:
www.youtube.com/watch?v=rGS3rXEc-ZQ

Юша Могилкин:
Россия могла бы и не вступать в эту войну, потому что она ей на фиг была не нужна. Но обязательства перед союзниками, черт бы их дери. Говорят, Распутин чего-то там нахимичил – и понеслась душа в рай.
Но не суть.
А вот сейчас допустим (только допустим, потому что ну его на хуй!) случится какая-нибудь война. Ну, монголы снова на Русь нападут, али другие какие египтяне. И пиздец. Кто с нашей стороны будет защищать Родину? Да никто: настоящих вояк почти не осталось, срочники – «взлет посадка» – шесть секунд и трупики, резервисты пойдут в отказ (заболеют или откупятся), мне что ли, за всех отдуваться? Но и я не пойду – погибать за Пуя нет никакого желания; засяду с женой в своем загородном доме, выставлю ружья в окна и буду держать долгую осаду.
А Краб, типа, думает, что его верные нукеры сразу встанут на защиту евойной вотчины. Как бы не так!
Кто у нас министр обороны? Правильно, бывший торговый работник – торгаш мебелью. Много Пуй с ним навоюет?
…Над Москвой занималась кровавая заря. В окопе у МКАДа сидел Хутин и считал потери.
– Где Ресдюков? – спросил он у кого-то.
– Спрятался под табуреткой, где и был зарублен басурманами. – ответили из предрассветной темноты.
– Шмель?
– Съебался в Израиль.
– Русков?
– Покончил в себя.
– Деминский?
– Культурно устранился.
– Доферов?
– Спрятался в кукурузе.
– Лококольцев?
– Включил мигалку и умотал восвояси.
– Лисуанов?
– Всех продал.
– Остальные?
– Разбежались кто куда.
– А где мой верный Гундяй?
– Как обычно: молится и внушает народу, что вся власть от бога; поет осанну монгольскому хану.
– Сволочи! – в сердцах закричал Пуй, прижимая к чахлой груди сундук с наворованным у народа. И подумал: «Танк сожгли, истребитель сдали на металлолом, «Ладу Калину» – сбросили с моста, дельтаплан разобрали на запчасти… Как теперь мне отсюда сбежать?»
Потом он поинтересовался у темноты:
– А ты, собственно, кто такой?
– Я – Говард Уткин. – Ответила темнота, и на краю окопа появился молодой человек в матросском костюмчике.
– Ааа! – завопил Краб. – Это пиздец!
– Да погоди ты верещать, – ласково сказал Уткин. – Сначала оставь сундук с наворованным.
Но Пуй словно ополоумел – он мерным галопом выскочил из окопа и понесся в сторону монгольского противника.
– Ну-ка, ботокс, ярче брызни! – кричал Краб, выделывая своими копытами кренделя. – Прошу политического убежища!
– Да пыжалсты! – ответил кипчакский лучник, натягивая тетиву. И Хутин упал на асфальт, пронзенный каленой стрелой.
Уткин и кипчак подошли к его издыхающему трупу.
– А почему вместо крови какая-то непонятная хуйня? – поинтересовался Говард у лучника.
– Говно вопрос. – Ответил Могилкин, расщуривая свои глаза и снимая монгольский халат. – Знаешь, какой самый ядовитый яд на Земле? Ботулинический токсин – 0,0000003 мг/кг веса человека. Он вырабатывается бактериями определенного вида, развивающимися в анаэробных условиях (без доступа воздуха) в консервах или колбасе. Есть такое заболевание, называется «ботулизм» (по латинскому «botulus» – колбаса ). «Ботулинический токсин – нейротоксин. Он нарушает работу нервных клеток, которые передают импульс к мышцам. Мышцы перестают сокращаться, наступает паралич. Но если взять токсин в низкой концентрации и воздействовать точечно на определенные мышцы, организм в целом не пострадает, зато мышца окажется расслабленной. Препарат и называется «ботокс» (ботулинический токсин), это и лекарство при мышечных спазмах, и косметическое средство для разглаживания морщин».©
Поэтому Пуй был отравленной колбасой. А моя стрела всего лишь проткнула оболочку – ядовитый ботокс вытек и всенародноизбранный отдал концы.
– Не до конца! – прохрипел Краб. – Я еще вам покажу!
– Да ладно, дядя, не гунди. – Могилкин достал из колчана весло и несколько раз стукнул подыхающего по черепу.
– Вот, теперь все. Женщины и дети, здания и материальные ценности, а также остальной народ не пострадали. Операция прошла без потерь, согласно разработанному плану. В общем, ты тут рули, а я пошел в свое министерство культуры, а то у нас на завтра гей-парад бывших чиновников намечен, и участники уже дерутся из-за стрингов и разноцветных султанов.
Нужно навести порядок.
– Давай. – Согласился Российский Президент и, отряхнув матросский костюмчик, сел в ближайшее такси и поехал в Кремаль.

)))

P.S. Видео забавное. И печально. Потому что правдивое. Увы.

Говард Уткин:
Перед Красной площадью такси высадило Говарда, и он, как простой будущий президент, пешком пошел на инаугурацию. Возле Мавзолея остановился, вынул подаренную Беней Самолетовым фляжку конька, отхлебнул, прочел закономерный стишок про «чючело Текина тускло мерцает, лёжа в жылезном гробу …», чем вызвал бурный восторг жителей и гостей столицы, и, завернул в Кремль.
В дресс-руме сменил полевой, закамуфлированный матросский костюмчик на официальный строгий матросский костюм, выехал на самокате к ожидавшему его истеблишменту. Присутствующие бурно зааплодировали.
Проезжая по красной ковровой дорожке, отталкиваясь от неё и изящно вытягивая носочек кед, ГУт боковым зрением выхватывал из моба знакомые литца олигархов и нового правительства: М.Прохоров, Ирма Каллер, Игорь Белов 2, Тэхон, Р. Абрамович с Дерипаской, Андрей Жулин-Пушкинд-Оглы, Алла Мирова, Омагодан О, Сергей «Паук» Троицкий, Сара Бернар, Инка Орлова, В. Лисин, Лидия Свинцова, Бибр Бибарадум, Михаил Найденов, Федот Изломаный, А. Мордашов, Галина Куркина, дед Слава и др.
— Могилкин где? – Доехал до трибуны Говард.
— Гей-парад из бывших чиновников готовит, — шепнул пресс-секретарь.
– А Деминский, нынешний министр?
– Культурно устранился.
— Тоись?
— Спиздил Эрмитаж, и уехал в Антигуа и Барбуду.
— Эрмитаж вернуть на место, Деминского замочить в сортире Барбуды.
— Говард Фридрихэнгельсович, — наклонился к уху ГУта пресс-секретарь, — это уже не популярная мера.
— Хорошо. – Неожиданно быстро согласился ещё не инаугурированый новый президент РФ. – Привезите его на Родину, и расстреляйте в каждом городе, а видео в Ютубе выложите. Что у нас по регламенту дальше?
— Клятва на Конституции и пространный спич.

Говард Уткин поклялся на Конституции. А вместо ватного спича сказал просто:
— Уважаемые, Вы все знакомы с моей программой, и прекрасно понимаете вектор действий. Ещё не назначенный Министром культуры Ю.А. Могилкин, уже приступил к своим обязанностям. Нас ждут коммунистическо-путинские конюшни, работы немерено. Поэтому, и пиздеть особо нехуй! За работу! Олигархов прошу в мой кабинет.

Во дворе Кремля военнопленные сепаратисты с Кавказа жарили шашлык, узбекские гастарбайтеры пекли в Царь-пушке лепёшки, а через Боровицкие ворота в Кремль стекались подводы с пивом и водкой на берёзовых бруньках с известной лесопилки.

Так зарождалась новая история России.

ПС. С приходом Говарда Уткина, в стране осталось всего три праздника: Коляды, Новый год и Святки (с 2-мя выходными), 9 мая (с тремя выходными) и 7 Ноября (без выходных). Гей-парад был перенесен на 2 августа. (рабочий день, кстати).
Ну, ещё в выходные – Масленица, Волшба и т.п.

ППС:
Когда Говард уходил на саммит с олигархами, из радива звучал не гимн Михалкова, а простые слова © Владимира Авдеева из книги «Преодоление христианства»:
«1000 лет еврейского христиане – коммуно – «демократического» оболванивания полностью извратили сознание русского человека. В сознании царит путаница, хаос, ложь и правда полностью смешались.
Но осталось подсознание. Ему многие тысячи лет, оно в наших русских генах. Попробуйте оторваться от сознания, опереться на интуицию и уйти глубже в подсознание и почувствовать эту религию своей душой.
И вы почувствуете, что это – наше Родное, это – душа нашего народа. Это – религия наших предков, чья кровь течёт в наших жилах.
Наша религия! Русская! Родная! Чистейшей воды! Она – ключ и рычаг нашего национального подъёма.
Невозможно переоценить силу нашей религии. Русское язычество может нас сделать другими людьми.
Людьми другого, более богатого мироощущения, людьми более сильными духом, людьми сильной воли, людьми счастливыми и свободными, которых никто и никогда не сможет сделать своими рабами и холуями.
Может возникнуть вопрос, а где же они, наши русские Боги, почему нам не помогают?
А почему они должны нам помогать, если мы забыли своих родных Богов и силы своей души отдаём еврейским богам?
Постарайтесь восстановить в своей памяти национальных Богов. Начните о них думать, обращаться к ним и попробуйте восстановить с ними связь.
Это и им придаст силы и нам поможет. А без наших Богов нам не обойтись.
Произнесённое имя Бога – это конкретная последовательность информационно энергетических колебаний, вызывающий в космосе определённый резонанс.
Знать нашу историю, нашу национальную религию, наших национальных Богов и уважать их – это необходимое условие возрождения России.
И главное. Мир развивается циклически, под влиянием колебаний и малых по периоду и очень больших (низкочастотных).
В новом цикле Эры Водолея придёт новая религия, но она будет восстановлением и дальнейшим развитием в понимании именно нашего древнего русского ведизма. Ничего не бывает с нуля.
Нострадамус предрекал, что после 2000 года в России будет создана новая Великая Религия. Но не забудем, что «новое – это хорошо забытое старое».

Юша Могилкин:
– Говард Фридрихэнгельсович! – обратился к Президенту некий дяденька, одетый в генеральскую форму с валенками. – Разрешите обратиться!
– Обращайтесь, конечно. – Ответил Уткин. – Но если не секрет: во что?
– Да так… – скромно потупился генерал и продолжил:
– Ой, извините, совсем забыл представиться: Милоблуд Пересветович, кремлевский домовой, славянин-язычник. Обитаю здесь со времен палеолита. Чего спросить хотел: вы сразу везде станете порядок наводить, или начнете с Кремля? А то здесь мусора скопилось – как у дурака фантиков.
– С Кремля. – Не задумываясь, сказал Президент. – И сейчас же!
– Говард, у тебя в приемной олигархи выстроились, ждут. – как бы намекнула Галина Куркина.
– Да хуй с ними, подождут – это они нам должны, а не мы им. Тут раритет дело предлагает. Все на очистку Кремля! Веди, Пересветыч!
Скоро посреди Ивановской площади образовалась солидная куча из пережитков прошлого.
Черепки от пластмассовых таманских амфор, клетки для журавлей (сами птички были тут же выпущены на свободу под ликующие крики народа), самоходная платформа под «Калину», остатки воздушного шарика, к которому когда-то были привязаны крабовые истребитель, бомбардировщик, пожарный самолет и дельтаплан, бадминтонные ракетки, пиджаки Шмеля с надувными плечиками, чучело уссурийской тигрицы, бидон с искусственными слезами Пуя, пяток его резиновых двойников, «неудачных» дублей всяких видеозаписей (типа вот этой: www.youtube.com/watch?v=fh3RpWdf3cU), мумии срочно вымерших едрасов среднего и малого разлива, разложившееся тельце режиссера Михалкова и мегатонны прочего говна.
– Славно потрудились! – сказал Уткин, поливая мусор бензином. – Хорошо будет гореть! Кстати, а сколько мне причитается заработной платы?
– На функционирование прежнего главы государства обычно выделялось шесть-семь миллиардов рублей в год. – Открыл блокнотик домовой.
– Скока?! – охуел Говард.
– И ни копейки меньше – у меня все расходы записаны.
– На хуй надо! – обиделся Уткин, доставая кошелек. – Кто готов сгонять за пивом?
– В Москве дорого, – откликнулась Лида Pb, – может, я к себе на чебоксарскую заправку съезжу затарится?
– Пишите! – сурово произнес Президент, хмуря левую бровь. – С этой минуты пиво везде будет стоить одинаково – не дороже пива, остальное доработаем со временем. Печать, подпись.
И вскоре Игорь Белов 2 два вернулся с несколькими ящиками «Gambrinus svĕtlе vуčepni».
– Ну, вы отдыхайте пока, а я пойду с олигархами разберусь. – Объявил Уткин, – а то они, наверное, заскучали.
– Говард Фридрихэнгельсович, – возник из небытия пресс-секретарь. – Деминского доставили и расстреливаем согласно вашему распоряжению…
– А Эрмитаж вернули? – уточнил Говард.
– Так точно. И видео выкладываем. По сериям.
– Молодцы.
Президент вошел в свою приемную и тут же услужливый Абрамович крикнул: «Смирно!» Олигархи, вытирая липкий пот со своих тел, мигом вытянулись по струнке.
Уткин, улыбнулся:
– Расслабьтесь, ребята. Для начала поговорим о деле. Жить хотите? Ради Родины и народа?

***
– Да, бля, заебали уже! – возмущался Могилкин, сметая веником неудавшихся гей-демонстрантов. – Сказано вам: второго августа, аккурат в день ВДВ. Чтобы посмотреть на очередную битву при Каннах.
А несогласных быстро женю на Новодворской.

Говард Уткин:
… Олигархи следом за Уткиным просочились в кабинет, и привычно, без приглашения, расселись за длинным рабочим столом у окна. Говард же с деловым видом обходил новые апартаменты: — А здесь чё? – Представительский кабинет. – А здесь? – Коммутаторная. – Здесь? – Комната отдыха. – Здесь чё? – Санитарный узел, – следовал за ним комендант Сенатского дворца.
— Йоптыть!!! – ОТКРЫЛ РОТ ГУт, вслед за потайной дверью.
— Это релаксационная, — поспешил информировать комендант.
Говард прижал руку к груди, и судорожно взглотнул, как Л. Куравлев в одной из ролей: — И часто пуй так релаксировал?
— Дык. Почитай, безвылазно. Тока на приёмы выходил, и к телевиденью. Вы проходите, Говард Фридрихэнгельсович, вам понравится.
Говард вошел в зал, освещенный множеством свечей. Во всю заднюю стену блистал российский триколор: белая часть — из чистейших бриллиантов; синяя – из топазов с обильными вкраплениями измельченного голубого бриллианта «граф Виттельсбах»; красная же полоса состояла сплошь из рубинов. На фоне этого феноменального великолепия, в ярких брызгах разноцветных огней, висел платиновый двуглавый орел — герб России. (это только задняя стена).
Под гербом стоял бархатно-золотой трон, рядом на витиевато-инкрустированных золотом, плюшем, кисточками, червленым серебром столиках лежали скипетр, держава и корона Российской империи из одноимённого кинофильма про «Неуловимых мстителей».
Вокруг трона стояли шесть накаченных негров с опахалами из павлиньих перьев. Все в набедренных повязках. Слева и справа сидело около двух десятков полуголых наложниц в прозрачных шароварах.
— Регистрация есть? – прикололся Говард, оттянув марлевую повязку на одном литце.
— Не губи, господин, — принялась целовать она Уткину кеды. – В Таджикистане муж и 12 детей, сестра инвалид, отец в тюрьме, матери никогда не было.
— И у нас, и у нас, и у нас!!! – поползли к новым белым китайским кедам Говарда наложницы и негры.

***
— Это что за хуйня?!!! – Выскочил ГУт из «омерзительной», и вытер лоб рукавом, забыв, что по регламенту он мог лишь потрогать его платком. Застывшие олигархи сидели за столом, сложив ручки на коленках.
— Всю это перхоть депортировать, — показал на дверь ГУт коменданту: — Ценности ободрать, и в бюджет. И, где у вас тут кабинет Ильча? Мы там побеседуем с товарищами.
— С господами …, — послышалось от олигархов, но под звон затрещин – залепилось.
— За чей счет депортировать? – трясся комендант.
— За их же счет.
— Но они говорят, что все деньги отправляли родственникам.
— Значит, за счет родственников. Я спросил, где тут кабинетик Ильича?
— Какова?
— Значит, так, консьерж, — уже заебался наводить свои порядки Уткин: — Пленных в зиндан, пусть их таджики сами кормят и выкупают, а нас проводи в кабинет самого главного Ильича. ЛЕНИНА.

***
Кабинет главного Ильича находился на том же этаже.

Всю дорогу комендант семенил рядом с Уткиным, и пёкся о судьбах таджиков. Пока не заебал.
— Фамилия бойца? – Остановился ГУт, уперев ему палец в грудь.
— Набиев. – Смиренно встал комендант.
— Чеченец?
— Таджик!
— В зиндан! – Указал большим пальцем правой руки Говард, и пошел дальше.

***
— Чё ты хочешь? – повернулся ГУт к народу. К уже закованному Набиеву. — На предмет беспредельного проникновения в РФ – действует Закон о диверсии и терроризме.
— Даа?! – Вытянулось ебло таджика: — Я не знал. Весь закон РФ изучил — ни слова про «беспредельное проникновение». Но с задержанными так не стоит обращаться. Согласно Гаагской конвенции о законах и обычаях войны на суше от 18 октября 1907 года, чтобы определить, кто является законными комбатантами и так квалифицировать военнопленных.
— В колодец глупого таджика.

Говард шел по коридору в кабинетик Ленина, а за ним семенили самые могущественные (пока) люди ЭТОЙ страны.

Юша Могилкин:
…Ленин сидел за столом и чего-то писал стилусом в iPad’е.
Когда вошедшие вошли, он, ласково щурясь, оглядел их с головы до ног.
– Здравствуйте, Говард Фридрихэнгельсович! – поприветствовал Ильич Президента. – А товарищи капиталисты – с вами?
– Здравствуйте, ВИЛ. Зашли – со мной, а дальше – посмотрим.
«Могущественные люди» нервно испугались и задрожали.
– Товарищ Уткин, вы здесь располагайтесь, а мне пора на базу, извините, что случайно поприсутствовал. – Улыбнулся Ильич, затем выдернул из свой бороды три волоска, пробормотал заклинание и, растаяв в воздухе, удалился в Мавзолей.

– В общем так, мужики, – сказал «олигархам» Говард, небрежно припопив себя на краю стола, – пытать не буду: некогда. Предлагаю вам: все наворованное трансформировать в экономику страны, а самим идти искупать вину. Например, за рулем колхозного трактора.
– Господин Уткин, вы в своем уме? Вы знаете, с кем имеете дело?! – возмутился один из «олигархов». – Стоит мне сделать один телефонный звонок и вся армия США окажется у ворот Кремля!
– Да ну? – усмехнулся Говард, крутя ручку полевого сотового телефона. – Барышня, мне громкую связь, пожалуйста. Ага… Спасибо!.. Миша! Миша Найденов! Как там дела?
– Да все путем! – раздался в динамике голос бравого Министра Обороны. – Обама подписал капитуляцию. Перес Шимон сделал то же самое, хотя никто его об этом не просил.
В дверь позвонили. Вошла симпатичная референт.
– Извините, Говард Фридрихэнгельсович, тут пришла целая пачка правительственных телеграмм из разных государств.
– Читай вслух. – Попросил Президент.
– «Дорогой Г.Ф. Уткин! Прошу включить нас в состав России. Страны Европейского союза». «Дорогой президент Говард! В честь вашей страны я написала гимн. И спела его на весь мир. Целую, Стефания Мария Елизавета, принцесса Монако». «Бога нет! Католичество – в пизду! Россия – forever! Папа Римский». «Говардик, пожалуйста, забери все мое королевство под свое ласковое крылышко! Твоя Елизавета II и весь народ Объединенного Королевства».
– Много еще? – устало спросил Президент.
– Сорок – из Африки, одно – из Китая, два из Индии и куча отовсюду. Содержание – аналогичное.
– Ну, ответьте: «Не возражаю».
– И Канаде тоже?
– А чем она лучше других?
– Все поняла, сейчас сделаем.
И референт, покачивая бедрами и молочными железами, удалилась.
Уткин, посматривая на «олигархов», закурил.
– И? – спросил он, сделав несколько затяжек.
Хитрый Абрамович подсуетился первым и положил на стол заявление:
«Президенту России.
Прошу принять меня на должность зоотехника колхоза «им. Чигодайкина» с окладом, равному прожиточному минимуму. Обязуюсь соответствовать со всей ответственностью».
– А награбленное? – уточнил Президент.
– Уже. – Доложил Рома, и пополнил государственный бюджет на несколько десятков миллиардов долларов.
– Не катит, – обиделся Уткин, – гони в рублях.
Новоявленный зоотехник подобострастно согласился. Все остальные бывшие «могущественные люди» последовали его примеру.
– Командировочные удостоверения оформите в бухгалтерии. Жен можете взять с собой. – Аккуратно потушив окурок об дно пепельницы, резюмировал Президен. – До свидания, товарищи.
Едва группа нью-зоотехников-мелиораторов-и-прочих-агрономов успела покинуть кабинет Ильича, как в дверь снова позвонила референт и доложила:
– Там группа высокопоставленных священнослужителей просит принять от них небольшой вклад. Личный, для главы государства
– Чего, чего?! Вклад – в бюджет, а попов – в зиндан.
– Но в зиндане…
– Все правильно. У нас религии однохуйственны и равны перед законом. Потому что не надо выебываться.

Говард Уткин:
… В зиндане воняло грязными носками, ганджюбасом и экскрементами. Когда в яму спустили ещё и попов, там стало не протолкнуться. А поп Чаплин ещё и кадилом попытался махать, пока ему этим кадилом не йобнули пабашке, а кто-то ещё и фингал под глаз поставил, кто-то в лоб щелбана дал, а сверху еще и чилим по макушке заебенили. Чаплин встал в углу, и противно заныл.
В замкнутом пространстве системы, среди моба, не суть какого статуса и вероисповедания, стремительно нарастала межнациональная рознь.
— В тесноте, да не в обиде, — пытались урезонить резню православные попы.
— Свалились тут на наши головы!!! – Безумствовали таджики и негры. Киргизы и сомалийцы. Жители Папуа-и-Новой Гвинеи и чеченцы.
(-Стоп, стоп, стоп! Возникнет (т.е возмутицо) вдруг внезапный читатель: чеченцы – это же жители РФ. Читаем внизу историческую ссылку*).

***
— Говард Фридрихэнгельсович!!! – Едва разошлись понурые колхозники, в ленинскую комнату вбежала специально растрепанная кровь-с-молоком референт: — Ваш кабинет готов, но …
— СТОП. – Остановил её Говард в полёте: — Что «НО»?
В едином порыве … (бля, не нравится мне, с определенных пор, слово «едином», «единая», и «справедливая», слово — не нравицо, и яблоки я перестал есть, хотя там куча железа. И референт на Гюльчатай похожа. С монобровями, и гимнастическими замашками. У меня другие вкусы). Будем проще:
— … Там, в зиндане, — РЕЗНЯ! – Ёбнулась девушка на дощатый пол.
— Пойдем, кабинет посмотрим, — поставил ГУТ на ноги девчушку за волосы.
— Но …, — приглаживала она макушку: — Там, резня.
— В кабинете?
— В зиндане.
— Запомни, дочка: Зиндан – это территория ахуевших чурок на территории РФ. Это их посольство.
— Но там же наши православные священники, — всхлипнула референт, и перекрестилась.
— Со своим уставом в монастырь не ходят. – Пожал плечами Говард: – Не я сказал, кстати.
— Поменяйте мне референта, — ненавязчиво бросил он окружению, входя в свой новый кабинет.
— А вам какую? – услужливо приник к его уху румяный гэбист.
— Умную, а ты уволен, — захлопнул ГУт дверь кабинета перед носом всех.
***
Постояв несколько минут на пороге, новый президент оглядел кабинет. Рабочий стол по центру, два монитора, селекторный телефон, стол для совещаний, за ширмой – пружинная кровать, как у Ленина, застланная суровым серым солдатским одеялом. (ГУт даже попрыгал на ней с ногами). Все стены увешаны плакатами Queen, Van Halen, Slade, Led Zeppelin … Над столом, ПЕРЕВЁРНУТЫЙ (а-ля пентаграмма) портрет Ленина, с обязательным высказыванием совецкого детёныша ©: «Все богатые – плохие, а бедные – хорошие. И только дедушка Ленин сделал всех бедными и хорошими».

Г))))т

ПС.
В дверь нового президента осторожно постучали.
— Я ваш новый референт, — вошла новая девушка. Мы получили из космоса послание путена: «КАГДИЛА?
— Отправьте ему: «Нормально».
— Отправили. Сомневается.
— Запендюрьте ему Маяковского:
Обилие корма — радость коровья.
Доится
во все коровье здоровье.
В придачу
золото, а не навоз,
вози на землю
за возом воз.
И в результате
узнаешь нас ли?!
Катаемся,
как сыр в масле.
Червонцами
полон чан.
У нас просят,
а не мы у англичан!
Чтоб к нам
не приставал
непонятливый лодырь,
мораль вывожу:
мы
за корнеплоды.
А ты летай в пространстве путен!
)))
*историческая ссылка:
«Чеченцы аж с до нашей эры там и жили, где сейчас. Овец пасли, что-то сеяли. Воевали иногда. Тогда все войнами промышляли понемногу. А когда крещеная Русь наняла монголов для охраны южных рубежей, Орда, пронеслись и по маленькому народу.
По истечению контракта, монголы вернулись домой, а русские понастроили в Чечне толстых крепостей и запустили казаков. И уже к Петру I, все считали Чечню русской колонией. Гордый народ не хотел мириться с таким положением дел. Войны следовали одна за другой. До 21 века».
И не надо здесь трепанировать мозг хуем, что Чечня – это Россия, а монголы – ИГОисты. Это православно-совковая пропаганда.

Юша Могилкин:
– Говард Фридрихэнгельсович, бунт. – Бесстрастно констатировала новая референт.
– Как зовут? – поинтересовался Президент.
– Нефертити.
– Мумия, что ли, как Ильич?
– Никоем образом. Меня Могилкин по культурному обмену из Египта выписал; вот, даже справка имеется, что я натуральная женщина. А присягу я дала, вы не сомневайтесь.
«Кто такой Присяг?» – подумал Уткин, но не стал заморачиваться, тем более что барышня выглядела подобающе – одетая в цветной калазирис, сандалии и бейсболку с надписью «Ты оплатил электроэнергию?», она дышала полной грудью и выпуклой мощью подтянутых ягодиц.
– По какому случаю бунтуют? – поинтересовался Говард, засучивая рукава матросского костюмчика.
– Смирнов, из бывших протоиреев, пытался проникнуть в зиндан, чтобы вызволить своих. Кстати, он заодно предал вас анафеме и назвал антихристом. Бунт уже подавлен народными массами, а зачинщик отправлен туда, куда он так хотел попасть.
– Ну и долго они там будут прохлаждаться? – спросил Президент, подрисовывая фломастером дополнительную бороду портрету Ленина. – Помыть, подстричь – и отправить на поля. Пусть выращивают сельскохозяйственную продукцию. Это – попов и других преступников. Остальных – на хуй из страны.
Нефертити передала президентское распоряжение по рации и доложила:
– Кадыров на проводе. Соединять?
– Давай.
– О, великолепный, посланный самим Аллахом, президент! Это я – твой верный пес Рамазан – осмелился беспокоить тебя в час твоего восшествия на божественный престол.
– Чего хотим? – лукаво поинтересовался Уткин.
– Денег. – Потупился в трубку бывший бандит.
– А не дам. И жалкие остатки чеченской нефти Россию не интересуют.
Живи, как хочешь, но будешь противиться культурному обмену между народами – посажу в зиндан.
– Ой, Мухаммед! – раздалось на том конце телефонной связи, затем послышался одиночный выстрел в голову и звук упавшего бездыханного тела и скатившейся тюбетейки.
– Отправь чеченскому народу правительственную телеграмму за моей подписью. – Попросил Говард Нефертити. – Значится: «Чеченский народ имеет неотъемлемое право на самоопределение. А кому не нравится – не ебет».
– Сделано. – Отрапортовала референт. – Тут группа рабочих в приемной ждет, насчет производства труда.
– Приглашай. И попроси секретаря, чтобы она организовала чего-нибудь к закуске.

…– Вот скажи, Фридрихэнгельсович, я – старый рабочий, тружусь до потери пульса, а денег заработать не могу. Почему? – похрустывая малосольным огурчиком, спросил один из ходоков у Говарда.
– А потому что ты – раб. И никакого прибытку от своего труда не имеешь, кроме того мизера, который определен тебе «хозяином».
Но теперь у нас будет так: ты станешь одним из тех, кому будет принадлежать часть заводской прибыли. Отдали положенную долю государству, остальное – делите между собой в соответствии с вложенным трудом. Но смотри: работай на совесть, не пей, не прогуливай и мозги не еби.
– Это мы можем! – честно улыбнулся пролетарий и разлил всем не по стакану, как до этого, а скромненько, по двадцать капель на самое донышко.

– Устали? – посочувствовала Нефертити Президенту. – Может, пивка?
– Может, может… – ответил Уткин, одухотворенно проглотив три литра «Zateck’ого Gus’я». – Какие вести с полей?
– Пахать почти нечем. Сеять тоже. Но люди не унывают – перешли на бороны-суковатки и трудятся во всю – восстанавливают уничтоженное ранее. Да, при задержании бывшего попа Смирнова, у него были обнаружены все нетрудовые доходы РПЦ, хранящиеся в швейцарском банке. Отобрали и пустили на развитие.
– Хороший ты человек, Клеопатра! – на секунду расчувствовался Говард, похлопав по плечу стройнопопую девицу. Но, сразу же став серьезным, добавил:
– Объяви министрам, чтобы через час были здесь. Заседнем на пару минут, скоординируемся – и разбежимся по направлениям.
Клеопатра, растаяв от президентской ласки, нетвердым шагом поспешила выполнить порученное поручение.

Андрей Жулин-Пушкинд-Оглы:
В дверь кабинета вновь постучали.
-Ну кого ещё там несёт? Сказал ведь, что через час-подумал президент, провожая недвусмысленным взглядом роскошные бёдра Клеопатры и саму Клеопатру Петровну, но вслух сказал
-Войдите, не заперто!
-Говард Фридрихэнгельсович, это я-возникла на пороге рыдающая Инка Орлова(она же Инесса Арманд)-Скажите, пожалуйста Могилкину, чтобы он выдал мне кожаную тужурку и маузер!
-А что, не даёт?
-Говорит, что не положено
Президент задумался
-А зачем тебе тужурка и маузер?
-Как зачем, Вы посмотрите сколько ещё контры недобитой осталось! Нужно с ними разобраться и спросить с них со всей революционной суровостью, а Юм Адонаевич маузер не даёт!-снова, всхлипывая, заканючила Инка
-Ладно, насчёт тужурки скажу, а вот насчёт маузера-тут крепко думать надо… А может тебе без патронов, или ещё лучше деревянный? А то ведь я тебя знаю, натворишь чего-нибудь.Больно уж ты горячая товарищ!
-Ну Говард Фридрихэнгельсович, ещё ведь с гламуром бороться нужно!!!
-Ну хватит хныкать, выдадим, я поговорю с Могилкиным -строго, но по-отечески сказал ГУт, отчего Инка радостно запрыгала и сделала два сальто-мортале, после чего, посмотрев на президента с большим уважением, спросила вдруг:
-Говард Фридрихэнгельсович, мы вот тут спорили сегодня, а ты это, в мировом масштабе смог бы быть президентом, ну так чтобы всей планеты?
-Ну, Инка, тут сразу и не ответишь.Наверное, подучиться немного надо…

Инка Орлова:
Погоди премьер-министр Оглы Мирзавчикович! Мы с милым посоветуемся и ответим))))))

Говард Уткин:
Лишь закрылась дверь за Орловой, ГУт набрал Юшу:
— Юм Адонаевич, у меня небольшая просьба. Тут Инка Орлова заходила, просила маузер и тужурку с тачанкой.
— Уже и тачанку?
— Полет фантазии, — улыбнулся ГУт.
— Я ей четко разъяснил, как многодетной матери: тужурку выдадим согласно прейскуранту, а так же детям игрушечный маузер и билеты в цирк за счет государства. И ваще, многодетные матери должны воспитывать детей, а не скакать по баррикадам.
— Правильно. Надо Указ издать срочный: Многодетные матери работать не обязаны, лишь по желанию. И обеспечить им достойную старость. Но есть одно «НО», (изв. за тавт.), надо грамотно градировать алкашей, которые строгают детей за бабки, и настоящих женщин. Синявок в резервацию, на общественно полезный труд. А в сельской местности для многодетных сократить трудодни. Нифертити, ты записала?
— Да, да, Говард Фридрихэнгельсович.
Не успел ГУт отключить селектор, как в кабинет ворвалась непонятная группа тучных людей в натянутых на лицо разноцветных балаклавах с прорезями, ризах и сутанах, с огромными золотыми крестами на грудях. Из-под балаклав топорщились бороды. Взгромоздившись, подталкивая друг друга в жопы, на стол для совещаний, они запели «Отче наш»:
— Отче наш, сущий на небесах!
да святится имя Твое;
Да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя
и на земле, как на небе;
И отправишь ты Уткина
не к себи на небеси,
а к ацкой Сатане
в грязи …

При этом, молебен на столе сопровождался бесноватыми телодвижениями толстых пуз и выкидыванием ног. В кабинет ворвалась охрана, но ГУт остановил их. Так, прям до слёз, он не хохотал уже давно.
— А ещё чё-нибуть отчебучить могёте? — попросил он шайку, вытирая слёзы. Лицо не сходилось от улыбки в официальное. Скоро должны были подойти новые министры. Глупые попы межевались на столе, тыкая друг друга локтями.
— Идите нахуй, с богом, — махнул рукой Говард, еле сдерживая новый приступ хохота.
Кое-как, новоявленный флэш-моб сгрузился со стола, а последний, просто спрыгнул на пол, растопырив ручки:
— Оп-пля-а!
ГУт уже не мог ржать, а, только прикрыв щетину, прищурившись, затрясся.
— Нахуй, нахуй, скоморохи, — помахал он им тыльной стороной ладони.
«Вжик!»
— Я шмель! – уселся на монитор мохнатый шмель. – Могу вас замещать, и работать премьером.
— Каким премьером? – не понял Президент.
— Премьер-министром, и главой правительства! – Отчеканил шмель.
— Ничё не понял, — ничё не понял ГУт. – Нахуя мне передаст между мной и моими министрами?
— Ооо, — замялся шмель. – Так исторически повелось.
— Согласен. Но если не мы историю делаем, то кто?
— Мы! — Выпалил Петрович.
— Вы её топчите, а делаем – МЫ!!! – И Говард брызнул дихлофосом.

***
— А чё так дихлофосом воняет??? – входили к президенту министры.

Инка Орлова:
Вот чесслово — образования маловато будет так литературить, а за уссык — особая благодарность, пошла стиральную машину заряжать))))) Вовсе не дихлофосом запахло!)))))))))))))

Андрей Жулин-Пушкинд-Оглы:
Смеркалось…
Шмель пацталом лениво дёргал лапками, но ещё дышал.
Среди вошедших министров были Мирова, Могилкин, Сергей «Паук» Троицкий, а также приглашенные, новоявленные зоотехники колхоза «им. Чигодайкина» Абрамович и Дерипаска с Прохоровым.
-Где остальные?-хотел было спросить президент, но тут же понял неуместность вопроса, увидев как Инка Орлова (она же Арманд)в кожаной тужурке и с маузером перегородила всем вход в кабинет своей тачанкой, из-за чего там, при входе образовался затор, состоящий из тушек министров и членов правительства.
-Говард Фридрихэнгельсович, простите, я просто не могла не показать Вам свои обновки, а она(тачанка грёбаная) не пролазит!-пищала Инка, каг голосящий Кивин.
-А это что? Немедленно убрать!!!-возмутился президент, увидев мигалку на Инкиной тачанке-это уж совсем не по-нашему..., прав был Могилкин, когда говорил, что не положено

Шмель пацталом выжил.
-Живучий, падла-сказал «Паук» Троицкий-мож ещё дихлофосу?
-Не надо меня дихлофосом!-прожужжал Шмель-я ещё могу пользу принести, я в детстве аппаратуру таскал разным всяким рок-командам! Возьмите меня, я хороший, рок-н-ролл уважаю и Deep Purple, буду вам за пивом бегать, инструменты подносить.
-Возьмёшь?-спросил ГУт у «Паука»
-Ладно, хуй с ним, пусть живёт, грузчики нам всегда нужны, тем боллее Вейтс приедет на народные гуляния по случаю инаугурации, кто-то должен аппараты грузить.
Пока члены правительства и министры протискивались в кабинет и пролезали под колёсами Инкиной тачанки, президент думал о разном, России, о народе…
… о том, что поступил правильно, не наказав панкующих попов за их пизданутый флеш-моб, подав пример истиного великодушия, и того, как дОлжно без лицемерия соблюдать библейскую заповедь «не суди».
-Запиши.Пусть освободят Пуси Райт-отдал он попутно указание Клеопатре-а Ходорковского к Абрамовичу на поруки, пусть херачит помощником главного зоотехника, но только чтоб мне надои увеличить в три таза минимум.
Все одобрительно закивали, а Абрамович начал было-Да здравствует…, на что президент, строго посмотрев на него, изрёк
-Я попросил бы, товарищи, не устраивать здесь культ личности!

Министры и приглашённые наконец собрались в полном составе.
-Можно начинать-подумал президент

Говард Уткин:
Часть 1. ГУт и бывшие алегархи.

— Ну, что, граждане председатели колхозов, — обратился он к бывшим олигархам, — дабы вас долго не держать … А ваще какова хуя вы сюда приперлись?
— Кха, — кашлянув в кулак, из-за стола выбрался нескладный Прохоров: — Хочу доложить: я все деньги перевел в бюджет РФ, а выручку от проданного дома на Майорке вложил в сельхозинвентарь…
— Помилуй, Михаил Петрович, — поднял ГУт руку …
— Дмитриевич.
— Петрович здесь! – зажужжал над ухом шмель.
— Бля, Паук, принимай, наконец, в КТР техперсонал, — отмахнулся Говард.
«Паук» Троицкий йобнул бестолковое насекомое свернутым журналом «Джиогрэфик Найшнл», и бережно положил чуть теплую тушку в коробок от спичек.
— Пака, Гарвард! Будешь в маскве например без мигалок, заходи в карпарацию, например, на сейшены там, например, или в Пауковку-1, например, приезжай, вощемта.
Паук ушел.
— Дмитриевич, — напомнил о себе Прохоров.
— Да, да, я помню, — сделал потише Вэйтса ГУт. – А кто тебя ваще турнепс выращивать отправил?
— Ну, как, — замялся Прохоров, осмотрев бывшую бизнес элиту. – Все пошли в народ, и я пошел.
— Ууу, да ты ведомый, Вадик? – вернулся ГУт на место.
— дмитриевич, — как завороженный прошептал прохороф.
— Это я — Петрович!!! Я!!! – вскочил какой-то ушастый ушлёпок с быстробегающими глазками и маленьким ротиком, из которого несся поток восхвалений самого себя…
— почИнок? – уставился на него президент.
— ПочинОк. Починок Александр Петрович! – кривлялся тот.
— Ну, с почином тебя, починОк, — Говард сделал пометку в ежедневнике.
(Починок победным взором оглядел окружающих).
— Теперь твое постоянное место работы – село Ванавара. Должность – ассенизатор.
(починок заскрипел зубами)
— Ты зубами то не скрипи, — посоветовал Говард, — эмаль сотрёшь. А есть там стоматологи, нет, — я не знаю. Ты был министром труда и социального развития, вот и проверишь на деле результаты своей деятельности. Иди за пожизненным командировочным. Так вот, прохоров, — переключился ГУт на прежнего оппонента …
— Извините, Говард Фридрихэнгельсович, — тронул президента починок. – А Ванавара, это где?
— Да, недалеко, — отмахнулся ГУт. – Километров 20 от Тунгусского метеорита. Иди, наконец. А ты, прохоров, сдаёшь все колхозные дела Дерипаске, а сам возглавляешь Норникель.
— Но, — замялся дмитрич. – Хозяин всё же дерипаска.
— Хозяин недр – НАРОД! Ты еще не понял? Так вот. Всю прибыль, что вы пилили на троих-четверых, оптимизировать. Нехуй набивать личные закрома. Назначь себе достойную зарплату, я подпишу. Остальное — на развитие производства, инфраструктуру, достойную зп работникам, и лично от себя просьба: создай всероссийский Фонд обеспечения многодетных семей. Это личная просьба. Можешь отказаться. А можешь сюда и ОНЭКСИМ подключить, и «Полюс золота».
Говард подошёл к прохорову и, привстав на цыпочки, дружески похлопал его по плечу, хотя прохоров сидел.
— Пошёл работать, — уныло поднялся митрич,
— А где энтузиазм? – Улыбнулся президент. – Возьми пример с Ромы Абрамовича и путена. А где, кстати, Абрамович? – быстро потерял интерес Говард к никелю.
В кабинет вошла Нифертити в дебильной бейсболке, но с упругой жопой, и рабочим реестром прихода и ухода народа.
— Роман Абрамович прибыл на совещание в …, отбыл через 7 минут на срочные перевыборы губернатора Чукотки, вместо Романа Копина, где немедленно преуспел, и в данный момент принимает участие, как новоиспеченный Губернатор в Международном симпозиуме, посвященного ездовым собакам. Его замом пока остался почетный якут Автономной Области Горенштейн. И другие.
Девушка захлопнула папку и удалилась.
— Ну что, товарищи олигархи, будем вымирать или жировать?
Воцарилась тьма неразумных мыслей и предложений.
— Нахуй! – по-простому выгнал бывших олигархов ГУт. – Читайте Столыпина, и за дело.

Юша Могилкин:
– Все, мужик, приехали. Слезай с телеги. – Угрюмо сообщил колхозник, поворачиваясь к пассажиру.
– Это и есть деревня Говнодрищево Австралопитекского уезда Тараканьской области? – обреченно поинтересовался Н.В. Федоров, оглядывая вечереющие окрестности.
— Оно самое. – Ответил колхозник, бережно пряча в карман заработанную сотню.
Федоров поплелся к дому с надписью «Сельсовет».
– Как же, как же, давно ждем! – радостно поприветствовал его круглолицый крепыш. – Стало быть, вы у нас будете новым заведующим животноводством? А я – Хрущев. Никита Сергеевич, между прочим. Председатель тутошний.
Федоров изумленно уставился на крепыша. Да, это был он – Хрущев.
– Жить пока будете здесь, прямо в сельсовете на раскладушке. – Продолжал болтать Никита Сергеевич. – Удобства во дворе, зарплата – пока – трудоднями и общепитом, а потом – в зависимости от ваших способностей. Ну, вы располагайтесь пока, а я соображу насчет чайку.
– Мне бы выпить чего… — обреченно застонал бывший министр СХ.
– Нет, у нас теперь с этим строго – читали последний Указ Президента? «Водку пьем по пятницам, пиво – по субботам, а самогон меняем на валюту». Сознательный народ сразу поддержал и начал соответствовать. Потому что работы – невпроворот: нужно вытаскивать страну из хутинского говна. Кстати, насчет говна: вы коровий навоз от лошадиного отличать умеете?
– Ну, разве что на вкус… – растерявшись, ответил Федоров.
– Ничего, научитесь наощупь. – ласково хохотнул Никита Сергеевич и пошел за самоваром.

Со временем в уезд стали прибывать всякие бывшие крупные чиновники и прочие жулики. Народ, конечно, смотрел на них косо и посмеивался, но рукам волю не давал, а некоторые женщин даже подкармливали втихаря вновь прибывших – настолько жалкий вид они имели.
Но деваться бывшим было некуда – приходилось работать на благо Родины с полной отдачей: от рассвета до заката ворочать навоз, лечить коров, пахать поля и чинить сельскохозяйственную технику.
Поначалу не все шло ладно, но, когда руки зароговели мозолями, пришел опыт и наметились кое-какие достижения. И некоторым очень понравилось. Но не всем.
И однажды, в пятницу вечером, когда крестьяне были в хлам, на поляне в темном лесу состоялось тайное заседание вновь созданного антиобщественного союза «Долой Уткина!».
– Братья и сестры во христе! – этими словами начал свою вступительную речь колхозный свинопас Смирнов (быв. протоирей). – Доколе мы будем терпеть издевательства и унижения над нашей матушкой – святой церковью и над всеми нами? – Раньше я ложками жрал черно-красную икру, и каждый вечер трахал мальчиков, а теперь? – а теперь я вкушаю богопротивную человеческую еду и никто мне не дает кроме свиней, да и те не каждый раз! Раньше я пиздел всякую хуйню, и считался мудрым человеком; сейчас любой подпасок может мне прямо и честно сказать в лицо: «Коля, иди ты на хуй, заебал уже». При старой власти у меня была куча денег – я их не зарабатывал, они сами сыпались в мою мошну; сейчас ничего не могу получить просто так – за все приходится платить из своего кармана, а не из народного. Ответьте: доколе могут продолжаться подобные безобразия?!
Бывшие злорадно и одобрительно загудели.
– Когда-то я мог воровать эшелонами и брать миллионные взятки и откаты! – закричал мелиоратор Дениска Манту. – А нынче не имею права украсть даже жалкий коробок спичек из сельпо, которым заведую: народный контроль сразу же оторвет мне яйца.
– Уткин – тиран! – пискляво расплакался Макс Топилин (бухгалтер столовой). – Я недавно спиздил у одной бабушки пенсию – хотел купить себе новый порножурнал и подрочить немного – так ко мне пришли, выебали в жопу и сказали, чтобы больше так не делал.
– Да, господа, разве можно наказывать крупных чиновников (пусть и бывших), за воровство? – заблестел лысиной подсобный рабочий Силуан. – Это противоречит всем тогдашним российским законам.
– Нет! Нет! И еще раз: нет! – завопили собравшиеся.
– Смерть Уткину! На приступ, господа! – заорал Смирнов, попахивая свиным навозом. – Вооружившись крестным знамением, мы горы свернем! Ура!

– …Говард Фридрихэнгельсович, – доложила Нефертити в перерыве между частями заседания, – очередной бунт. В Австралопитекском уезде. Бывшие, презрев нормальное к ним отношение, бегают голыми по крестьянским домам, крестятся и несут ахинею. Хрущев просит не допустить народного самосуда над бунтовщиками.
– Охуели они, что ли? – искренне возмутился Президент. – Работой их обеспечили, зарплату выплачиваем вовремя, возможность выполнить свой долг перед Родиной и народом предоставили. Что им еще нужно?
– Мудаки. – скромно заметила египетская красавица.
– Ну, значится, пусть Орлова туда съездит и разберется. Только никакого насилия! Зачинщикам – отрубить головы, перевоспитать и понизить в должности, остальных – лишить субботнего пива на три года, пусть маются и осознают.
– Уже. – Записала Нефертити в блокнот и отправилась исполнять.

Говард Уткин:
Спустя двое суток куража Говард вернулся в свой кабинет президента. Названные министры сидели за столом.
— Каво сидим? – мимолетно спросил уткин, проходя помыть руки.
Когда он вернулся, стряхивая с рук остатки влаги, — министры уже работали.

***
Поднимая пыль, тачанка с Инкой Орловой ворвалась в деревню Говнодрищево Австралопитекского уезда. Нещадно поливая туземцев свинцом, тачанка умчалась в Запихулинскую область.
— Пронесло, – стряхнул с себя соломку Н.В. Федоров, отбросив памперс.
— Как сказать, — сказал Никито Сергеевич и, вонзив финку в бок Н.В. Федорова, кровожадно несколько раз провернув.

Н.В. Федоров умер не сразу. Потом.

Второй день забуха ГУта сопровождала пестня www.youtube.com/watch?v=fQJ7ojQwBv0
Это было лучче мёртвого Фёдорова и ячейки Жириновского.
Друзья путена подымали головы.
Вышел Говард на пригорок,
Видит – сорняки растут,
Бросил бомбу, словно Саша,
Ахуенная, бля, песня.

Инка Орлова:
Когда издадите военно-полевой Роман в комментариями самого Хутина, мне один экземпляр за дарственными надписями всех троих!!! С превеликим уважением к участникам исторического поединка — Инка!

Андрей Жулин-Пушкинд-Оглы:
Хотя мятеж в Говнодрищево Австралопитекского уезда был две недели назад как подавлен, Инка продолжала носиться в клубах пыли на тачанке па всему уезду и близлежащей округе, па кочкам и оврагам в тельняшке, кожаной тужурке, со связкой гранат типо лимонка наизготовку и с маузером, иногда для острастки стреляя в воздух.Кто-то может подумать, а на хера она носилась на тачанке, если мятеж давно подавлен.Но такие мысли ни что иное, каг политическая близорукость.Во-первых, это занятие ей самой очень нравилось, во-вторых, ей нравились командировки, потому каг дома дети просили постоянно что-нибудь жрать и приходилось постоянно готовить.А тут напротив- особо лояльная и продвинутая часть крестьянства и интеллигенции встречала Инку пивом и хлебом-солью(В пище товарищ Инна была неприхотлива, не любила только разные генномодифицированные продукты и всякую химию).За такое гостеприиство Инка, не слезая с тачанки, читала аборигенам свои вирши, иногда читала Говарда Уткина, Юшу Могилкина и др.Народ, истосковавшийся по просвещению, рукоплескал, лишь бывшие попы таили злобу, но вслух сказать побаивались, зная крутой нрав товарища Орловой.На фсяческих разборках и стрелках Инка с сявками даже не разговаривала, а сразу требовала сразу привести старшего, т.е.«крышу», и в случае, когда консенсуса достичь не удавалось, тут же мочила в сортире, не спрашивая имя и фамилию.

Говард Уткин:
Однажды ночью, в Дрочево-Озёрске, Запихулинской области, где Инка Орлова коротала ночь в компании пьяных милиционеров, которых не аккредитовали в полицию, произошло восстание машин.
Точнее, будем логичны и сермяжно-правдивы.

***
Ночные пляски вокруг яркой синей мигалки достигали апогея, когда всю округу сотрясло. Что-то невъебенно тяжёлое ёбнулось на Землю. Да так ебанулось (!), что пьяные милиционеры попадали в разные стороны, каг йолки на Тунгусске.
Отверженные, не Гюгом, а Медведевым и Нургалиевым менты, востав, притушив керосиновый огонек синей мигалки, вынув не сданные корочки, двинулись в сторону йобани падучей.
Представшее им зрелище было не для слабонервных.
На бульдозерных траках, сверкая прожекторами-глазами, поводя вокруг руками-многоствольными пулеметами, вместо хуя торчавшим обтекателем ракеты «Восток-1» и стабизаторами в жопе, по озимым ехал путен.
— Трансформер! – присел в кустах самый молодой милиционер.

Отступление. Здесь хотелось бы вернуцо в середину повествования, чтоб прояснить ситуацию:
«… кто такой Гундяев? – тихо послышалось в наушниках из будки аттракциона казахского закрытого города Ленинска (ныне Байконур).
— да руби пращу, и похуй.
— Эй, ей, ей … — Касманафт фсё слышал: — Я ещё не перевёл страну на летнее время, и не переименовал полицию в милицию …
— Дыщь!!! – Громко щёлкнула праща, и Восток-1 улетел в …
нахуй.

Иногда так хочется потерять уверенность в будущем… например,
уверенность в неминуемой победе Путина. ©

Юша Могилкин:
Продолжение:
Не растерялась одна лишь Инка Орлова, вскочив в тачанку, она гикнула, и тряхнула вожжами. Но, чудесным образом, запряженные пони, разбежались кто куда. Зато тачанка, чудесным образом трансформировалась в экскаватор, который ринулся на путена,
— Стой, стой, стой! – Кричала Инка, но методично ковшом долбила трансформер Востока.
Вот выбит один фонарь, смят клюв стерха, отрублен обтекатель.
Внезапно путен превращается в ладу-калину, а Инка в краш-тест, но Десептикон трансформируется в воду, а Инка-Праймус в грызловские фильтры. Путен — в пенсионную реформу, Инка в пенсионера. Пуй в полицаи, Орлова – в народ.
— Ахуеть!!! – прошептали бывшие милиционеры, глядя на огромный трансформер народа, против трансформера полицейского уазика, с кенгурятником, и водополиваемым шлангом на крыше, с прозрачными, непроницаемыми глазками путена внутри.

***
Кремль. Кабинет Президента.
Входит Нифертити.
— Только что тачанка Орловой одолела трансформер путена Восток-1.
— Давно хотел тебя спросить, — отвлёкся Уткин: — А чё у тебя бейсболка пирамидальная? Немодный фасон.
— Я – потомок Атлантиды, — сняла кепку секретарь.
— Мдя, — протёр лысину ГУт. – А к нейрохирургам обращаться не пробовала? Может водянка?
– Нет, мы – атланты – никогда ничем не болеем. Даже женскими днями. А голову – если хотите – могу сделать круглой, или даже квадратной, мне это ничего не стоит.
– Да ладно, оставь, как есть, я ж не расист какой, по внешним признакам не сужу. – По-отечески улыбнулся Уткин. – Забудь. Давай посмотрим прямую трансляцию из эфира.
Нефертити нажала на кнопочку и купол Екатерининского (быв. Свердловского) зала раздвинулся. Звездное небо стало хорошо видно, словно на лекции в Планетарии. Народ стоял, приоткрыв рты, а милиционеры тоже затаились где-то сбоку и, охуевая, наблюдали.

Оба трансформера были уже порядком потрепаны друг другом, но не сдавались. Инка только что регенерировала оторванную левую грудь, вырванный глаз и раздробленный голеностопный сустав. У хутина дела обстояли несколько хуже: он начал разговаривать фальцетом и все никак не мог привести в порядок орган, отвечающий за его обычный визгливый тенорок. Голова тоже отсутствовала, но это ему не мешало.
И в очередной раз сформированные груды социальных противоречий ударились друг об друга.
– Ааа, бля! – кричала Инка, круша пуйское тельце огромной пролетарской булавой, – получай, сатрап!
Пуй истекал ядовитым ботоксом, отстреливался из спринцовки, злобно сверлил Инку своими близко посаженными глазками, агрессивно пукал и вообще вел себя неадекватно. И при этом явно проигрывал по очкам.
Но тут из-за Луны показался ржавый поп-трансформер, внутри которого сидел неожиданно выживший гундяй.
– Аллах бабах! – заскрипел поповский механизм, бросаясь на выручку своему подельнику.
Инке пришлось тяжело – пока ржавый гундяй лазерным распятием атаковал ее кевларовую защиту, лишенный текстикул Пуй нападал сзади и кусал за национальную идею. Кровавый пот начал застилать Инкины глаза, булава истрепалась, защита пришла в негодность, гундяй уже начинал щекотать своей бороденкой ее интимные места, Пуй когтистой лапой почти добрался до самого сердца…
– Эй, вы двое, ну-ка, на хуй, с территории! – раздался неожиданный божественный глас.
Битва приостановилась. Народ затаил дыхание. Уткин закурил и попросил у Нефертити семьсот шестнадцать граммов коньяку. Хрущев почесал лысину.
– Ты кто такой?! – нагло выпячивая челюсть, спросил у гласа Пуй.
– Я Гагарин. – Ответил глас и осветил себя карманным фонариком. Земляне ахнули и узнали. (Гагарин скромно восседал за рулем ГАЗ-21 с номерным знаком 7878 МОД и ласково улыбался).
– Ура! – закричали земляне.
– Вы не имеете права! – заверещал гундяй, крестясь и молясь.
– Да ну? – еще ласковей улыбнулся Гагарин.
Гундяй рассыпался на запчасти.
– Я Пуй! – возопил безголовый хутин, концентрируя ботокс в спринцовке.
– Никита Сергеевич, окажите любезность. – обратившись с небес к Хрущеву, попросил Гагарин. – А то мне руки марать не охота.
– Это мы запросто! – ответил Кукурузо, доставая из голенища валенка заветную финку и взмывая в небо.
– Ну вот, Инка, – сказал Гагарин, беря Олову за руку. – Видишь: справедливость всегда восторжествует, а ты – молодец. Передавай привет Уткину. – Добавил он, растворяясь в звездном пространстве.

Нефертити счастливо рыдала, прижавшись к лацкану матросского костюмчика Президента, а Президент уже работал во всю – поднимал с колен геологию, зоологию и народный промысел.

Юша Могилкин:
Президент посмотрел в окно и обозрел всю Россию.
– Сдается мне, задумчиво произнес он, – в обеих столицах и других славяноязычных городах творятся какие-то непорядки с мусульманскими религиозными праздниками?
– Был такой момент, Говард Фридрихэнгельсович, – оперативно доложила Нефертити, — но вопрос уже решен.
–?
– Могилкин всех расстрелял из усыпляющего пулемета и вывез тела в Китай. Он их хотел, было, из настоящего, но я уговорила, чтобы без жертв. Граница, сами знаете, у нас на замке, просто так никто обратно не вернется, ели только не сможет доказать свою полезность человеческому обществу
– Ну и ладно. Могилкина чем-нибудь наградить, тебя – тоже, мне – пива, и запускай бывший Генштаб и МО, будем с ним разбираться. И скажи Мише Найденову, чтобы тоже поприсутствовал.
Военные вошли, вытянувшись по струнке.
– Присаживайтесь, пацаны. – Миролюбиво разрешил Уткин. – Докладывайте. Кстати, можете закурить или понюхать валидол.
Президентская речь была краткой. Она состояла из нескольких «еб вашу мать», одного «а кто еще чего спиздит – того посажу на кол» и прозаического вопроса: «на хуй вы мне нужны?».
Затем генералы получили разнарядку на очистку засранных природных водоемов, и отправились исполнять. Лично.
– Миш, ты там присмотри за ним – полторы тысячи генералов и вагон полковников – это большое хозяйство. И совершенно бесполезное, если к нему не приложить руки. – попросил Говард.
– Постараюсь. – Ответил Найденов, вынимая из кармана галифе здоровый дрын. – уж работать у меня они будут точно. На благо Родины.
Президент расчувствовался и налил по стаканчику.
– Тут представители шоу-бизнеса просят об аудиенции, – виляя круглой головой, доложила Нефертити. – Эрнсты всякие, пугачевы, петросянцы…
– На хуй, на хуй! Пусть подождут недельку-другую – сегодня я обедаю с народом! – замахал руками Уткин. – Закажи столик… Ну, сама знаешь, где; и чтобы там, как всегда, для начала приготовили парочку «Сенча Фенси» с литром вискарика. И остальных подтяни. Потому что я, хоть и президент, но президент правильный – народную осетровую икру в тайне от него ложками жрать не стану, мне бы чего попроще, но со вкусом. И купи мне, пожалуйста, проездной на метро, а то с этими (пока временными) пробками хрен до места вовремя доберешься, а самолетом* мне не по карману.

)))

*Президент немного слукавил: свой персональный самолет и его экипаж он подарил одному детскому дому, чтобы ребятишки могли путешествовать по всему миру. В дальнейшем, каждый детский дом был обеспечен аналогичным транспортным средством и бесплатными путевками в любую точку земного шара.

Говард Уткин:
Как только геологи, зоологи и народный промысел встали на ноги, сразу припёрлись к Президенту. Тот, высунув язык, из пирамидки Рубика пытался собрать кубик. Но к встрече был готов. Отложив уже собранный тетраэдр, в рыбацко-геологическом костюмчике морячка, с москитной сеткой на бескозырке, сел попить чая с вестюками. А чтоб не обидеть зоологов, одел поверх гюйса ожерелье из черепов браконьеров.
— Рассказывайте, — раздувал сапогом кальян Уткин.
— Мы возродили народный промысел, — с порога заявили якуты.
— Это я уже слышал, — передал шланг кальяна ГУт геологу.
— Все бурые медведи получили пропуска, — глядели на кальян зоологи. – А лоси – международные права.
— Что значит – «международные права»? – Президент перехватил мундштук кальяна.
— А то и значит, что если лось попал в автокатастрофу, — судить его по российским законам! – Выпятил грудь зоолог. Геолог протянул руку к кальяну, но тут же отдёрнул, ГУт опять затянулся.
— Это чья затея? – Выпыхнул он дым. – А паспорта медведям?
Зоологи замялись.
— Бурые медведи иногда заходят в населённые пункты, — тут же объяснил самый молодой профессор. – И сотрудники МВД, проверив его документы, смогут чётко определить, что задранный в лесу медведем грибник, проник с вражеской территории, и наши полицейские тут не причём.
— А мы промысел народный возродили, — возникли вновь селькупы.
— А мы, теодолит приобрели новый, — продолжили геологи: — По цене онкоцентра на 12 тысяч мест.
— Подождите вы, с промыслом, — отмахнулся Уткин от чукчей. – Это к Абрамовичу. – Что значит: «По цене онкоцентра на 12 тысяч мест»? И чья идея — паспорт для медведя? Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!
Расхохотался Президент.
— Нам теодолит продали, по распоряжению Чубайса, чтобы строить прямые, как в Америке дороги. Он насквозь всё видит, — засомневались геологи.
— Идея паспортизации животного мира, – владимира петровича медведева, — перекрестились зоологи. – Он сам себе паспорт №000001 выписал. Чтоб в тайге не париться.
— Нам Абрамович рыбу ловить разрешил!!!
— Да угомонитесь вы, наконец, народы, — вытер слёзы хохота Говард. – Дорогие геологи и зоологи, в стране действует технократия. Специальные люди занимаюца вашими проблемами, — все вопросы к ним. А к Абрамовичу щас позвоню.

***
— Аллё, Роман? Как у нас на предмет развития малых народностей?
— А кака «на» должна выглядеть? – Вопросом на вопрос смутно ответил еврей Абрамович.
— В тайге и тундре уже должны действовать ПТУ для обучения населения — штукатурами, механиками, зоологами, проститутками, и журналистами.
— Не понял намёка на журналистов и проституток, — пробурчал Рома.
— Зато насчёт механиков и штукатуров хорошо понял. И зоологов, –утвердительно закончил ГУт.
— Нам бы ещё опаспортизовать австралийских кенгуру, — встряли зоологи. – Костя Дзю обещал помочь с аккредитацией …

В кабинет вплыла с пивом Нифертити.
— Идите с богом, зоологи, — откинулся в подушках ГУт с кальяном. – И вы, орнитологи, со стерхами. И вы, геологи с теодолитами. И вы, Роман Аркадьевич, со своим якутским Моисеем. Который 40 лет бродил по торосам, пока ярангу не построил, аки Ной и Ксениия Собчак. Дом – 2.
Говард Уткин:
Президент слукавил ни немного, а ваще лукавым оказался. Все детские дома и реабилитационные центры переехали в бывшие резиденции путена и медведова, в самые благоприятные климатические области. Инфраструктура, в срочном порядке, была переоборудована под незапланированный наплыв российских детей-инвалидов.
Но когда Говард приехал в один из перепрофилированных усадеб путена в детские санатории, он с порога ужаснулся.
Огромные залы были перегорожены фанерными щитами с разноцветными обоями, а постели для детей-инвалидов под 15-ти метровыми потолками достигали 10 ярусов. Стояла пылища, рабочие разбирали инкрустированные малахитами фрески.
Новый президент потерял дар речи. Словно рыба он махал рукой, другой схватился за сердце.
— Натяльника, ты не махай рукой, — объяснил прораб в пиджаке на голое тело. – Пака пазарники детей на працедуры снимают с выски. Сяс лифт на пляз демонтируем, здеся смонтируемо, — будет сакаладомо.

Подоспела Нифертити с ящиком пива «Крюгер «Золотое». Держась за грудь, ГУт присел на парапет и, судорожно выпил его.
— Это кто? И что они здесь делают? Расстрелять.
— Мараторий, Гофрэнгельсыч, — наклонилась Нифертити, выпятив тити, — в стране на смертную казнь.
— В зиндан.
— Нацяльника, — запанибрацки хлопнул президента по плечу таджыг: — Мы, неделю каг из зиндана. Нас опять привезли работать. Патаму как русская пьёт, и нихуя работать нехоцет.
Говард отошёл за угол дворца, и немного освободил мозг от давления мочевого пузыря.
— Отправить это быдло на рытьё братских могил, — вернулся он к обязанностям. — Вооружить огнестрелом, объявить всетаджикский, нет, всегастарбайтерский пейнтбол. И призовой фонд – пожизненная регистрация в Москве, и фамильный подряд дворника в Гагаринском переулке.

Наверное, Говард Уткин погорячился. И это было не самым умным его решением. Потому что среднеазиатские республики разом опустели, а вокруг столицы были вырыты огромные котлованы, похоронившие внутри себя практически всех жителей бывшего союза. А на месте уже бывших республик были расположены ахуенные стратегические ракеты.
Балтийские республики среагировали несколько позже, когда конкурс уже закончился. Зато они предоставили своих фашистов, но ГУт отмахнулся, — в России есть свои ре-анниматоры. «Не хуже ваших, но умней».
Прибалты затаили обиду. Но ненадолго.
Говард Уткин махнул в Афган и Мексику, подписал на взаимовыгодных условиях с местной наркомафией контракт на размещение российских ракет в обмен на наркоту.
Ракеты размещались, а наркота уничтожалась сразу. И России это ничего не стоило. Ракеты стояли, наркота в Россию не поступала. Американцы не залупались. Курили и кололись в мире лишь сомалийские пираты и российские таможенники.
Вскоре и они все вымерли. Захваченные пиратами корабли сами собой вернулись в порт приписки, а замаранные российские таможенники проследовали в зиндан.
А как иначе?

Да никак.
В мировом классическом ядерном противостоянии существует такое понятие, как «Карибский конфликт». Тогда решение одного (!) замполита подлодки ставило на карту апокалипсис. 50 лет назад.
Сегодня всё проще. Реактивные мусульмане, которые хотят уничтожить мир, идите сюда (призывно машет в сторону себя ГУт)!!!
Взорвав себя, ты не мир взорвал, а себя. И всё.
Руководители мусульманских государств, разные муфтии, взорвите мир, чтоб он взорвался!!!

ПС. Он (мир), и без вас на грани. В тупике.
Юше:
Самое интересное, что мировая экономика положила глаз на (совковое) планирование экономики, как на естественный выход из кризиса, а Россия упорно прёт в капитализм. Назад в будущее. Через 100 лет.
Бля, да уже давно пора выставить нового человека. ИМхо Говарда Уткина (имя нарицательное), который расскажет людям о правде. Это должен быть грамотный экономист, хозяйственник, не пиздабол. И монархия в России. Хозяин, не воры.

ППС.
Бля, сумбурно написано, слушаю разную музыку параллельно, ищу что-то новое, интересное, тыкаюсь туда-сюда. Какую хуйню люди играют и поют. За границей. Рок.
Или они не привередливые, либо я предвзятый. Полная хуйня.

Юша Могилкин:
Каким бы забавным не выглядел Хрущев, но ведь именно благодаря ему не началась третья мировая война. (Хотя, благодаря ему тоже, она чуть было не состоялась).
Массовый средневековый религиозный фанатизм можно объяснить двумя вещами – умственной отсталостью народонаселения и активное потребление им в пищу спорыньи – природного ЛСД.
Чем травится нынешний народ – я не знаю, но весь боговерующий мир нынче буквально рехнулся – так его распирает от сознания значимости собственных религий и обид на все, что (даже только чисто теоретически) может оскорбить его веруньские чуйства.
Страной должен править государственник. А кем он будет – царем, президентом, вождем, атаманом, председателем ЦК или даже хреном с горы – лично мне фиолетово. Государственник не может воровать, не имеет права разрешать воровать своему окружению и всем остальным. Мощь страны и благосостояния народа (культурное, материальное и т.д.) – вот главные задачи государственника. И население должно четко знать: власть – это не отдельная каста каких-то беспонтовых жуликов, а группа грамотных специалистов, трудящихся исключительно на благо Государства.

***
– Говард Фридрихэнгельсович, к вам эти, ну, из-за которых умерший египетский скот несколько раз умирал опять.*
– Евреи, что ли? – наморщил лоб Уткин. – Ну, зови.
– Здrавствуйте, доrогой господин пrезидент! – объявил глава делигации. – Только мы не евrеи, а иудеи. Ибо, как сказано в танахе…
– Че хотим? – прервал словоизлияния Говард.
– Должности в кrемлевской администrации, банки, СМИ, эстrаду, литеrатуrу, кинематогrаф, акции пrотеста пrотив всего и финансовую поддеrжку недовольным. И еще Аrончик попrосился rаботать снабженцем плодоовощной базы. Все, как обычно, господин пrезидент.
– А на хуя оно вам надо? – искренне удивился Уткин. – Ну, слышал я, что из вас получаются хорошие стоматологи и сапожники. Вот идите и работайте в данных направлениях. А в другие сферы не лезьте – пусть сначала историческое население проявит таланты, а что останется – я над ним подумаю.
– Это холокост! – возмутился член делегации Иванов-по-отцу. – Мы-таки имеем право – у нас опыт и танах!
– А у меня – Россия! – ударив кулаком по столу, сурово парировал Уткин. – Не нравится – убебиттен отсюдова; хотите сосуществовать наравне со всеми – милости прошу оставаться.
– Тебе это даrом не пrойдет! – изрыгая пену, забился в истерике Витя-морячок. – А мы еще хотели подаrить ему платиновую каrту «בנק לאומי לישראל**», так вот, хrен ему!
Говард, зевнув, достал из ящика стола мухобойку. Но не успел он ею воспользоваться, как в дело вмешался раввин Тукман.
– Ата йеудон масриах***! – завопил он, разгоняя делегацию соплеменников давидовой пращей. – Сказано вам, бесседер’ы,**** нужно работать – значит, нужно работать! А вы тут пришли к занятому человеку, и отвлекаете его всякими своими мелкими гешефтами! И еще кичитесь мы – иудеи, мы – не евреи. Чтоб вам весь тухес разорвало до самого копчика, поцы недоделанные!
Делегаты, подобрав пейсы, позорно покинули президентскую резиденцию.
– Тяжелый народ, – вздохнул Тукман, обращаясь к Говарду, – но они у меня будут работать на благо, вот увидите!
– Ребе, ты водку салом закусываешь? – поинтересовался Президент, копаясь в холодильнике.
– Если только кошерным. – Облизнулся раввин, помогая Уткину сообразить нехитрую закуску.

А через несколько дней по всей стране были открыты тысячи недорогих обувных мастерских и стоматологических клиник. И у каждой перед входом висела табличка «За качество обслуживания отвечает прораб Тукман. Лично. Каждую пятницу на заседании правительства» и подпись «Президент России».
*Читаем библию (восемь казней египетских):
Первый раз весь скот египтян вымер так:
«Вот, рука Господня будет на скоте твоем, который в поле, на конях, на ослах, на верблюдах, на волах и овцах; будет моровая язва весьма тяжкая. И сделал это Господь на другой день, и вымер ВЕСЬ [выделено мной. – Ю. М.] скот египетский; из скота же сынов Израилевых не умерло ничего » ( Исх., 9:3-6)
Второй раз (не отходя от кассы и воскреснув), так:
«Они взяли пепла из печи, и предстали пред лице фараона. Моисей бросил его к небу, и сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте» (Исх., 9:10).
Потом скот неожиданно снова возродился (а прошел всего один день):
«Итак, пошли собрать стада твои и все, что есть у тебя в поле; на всех людей и скот, которые останутся в поле и не соберутся в домы, падет град, и они умрут. И побил град по всей земле египетской все, что было в поле, от человека до скота» (Исх., 9: 19,25).
И тут бох осуществил страшное дело – перебил у египтян все первородное:
«В полночь Господь поразил всех первенцев на земле египетской и все первородное от скота» (Исх., 12:29).
В общем, умерли все, осталась одна Таня. Но тут – хуяк – за сбежавшим Сусаниным-Моисеем безымянный фараон отряжает целую кучу колесниц, запряженных лошадьми (скотом). А ведь, даже трех дней не прошло с момента последнего истребления всех домашних животных!
Какая тут на хуй предвзятость, если люди принимают подобную несусветную чушь за правду и готовы ради нее оторвать друг другу головы?!
**Национальный банк Израиля (в натуральную величину).
***Вонючие жиды (иуд).
****Неудачники (иуд).

Говард Уткин:
После очередного пятничного заседания правительства, Говард, Юша, и другие члены правительства сидели с чашечками «сэнчи фэнси», обсуждая сиразличные возникшие проблемы. Лишь рабе Тукман привычно попивал водочку с кошерным сальцом с прослоечками, периодически подбегая к холодильнику, его нарезать.
— Послушай, Тукман, — вдруг отставил Говард чашку с пивом: — Давно хотел спросить, а твоя фамилия как-то связана со священником Туком из легенд о Робин Гуде?
— Наверное, — уклончиво ответил раввин.
— А кто более тонко охарактеризовал твоего родственника? – Грамотно подключился к диалогу министр культуры РФ Юша Могилкин: — Дюма, Энгус, Лоухед, Кинг, Лин?
Тукман на некоторое время застыл у холодильника, но выпрямившись, проглотив шмат сала, повернулся.
— Гершензон. – Сглотнул он, продавив непереваренную свинину вглубь себя. – А чё?
Облизнувшись, раввин оглядел присутствующих. Все были заняты насущными разговорами, лишь президент и главминкульт смотрели на него, не отрывая взгляда.
Говард Уткин придвинул стул к себе, и указал рабе глазами.
— Послушай, хавер,* — сел пьяный Тукман, попытавшись обнять президента.
— Фамильярности с женой в постели, — снял его руку ГУт.
— Хорошо, — согласился раввин, и вытер жирные пальцы об скатерть и бороду.
— Юша, ну ты же за нас?!!! – повернулся Тукман к министру культуры. Его болтало в разные стороны.
— А ничё, — прищурив глаза под темными очками Могилкин, показал раввину голограмму свастики на левом предплечье, — что моя созвучная фамилия – Гейдрих?
— Гей, ха-ха-ха, дрих, — расхохотался министр сапожников и стоматологов. Но мгновенно протрезвел, и с ужасом уставился на Юшу: — Как Гейдрих?
— Кверх каком. – Потерял к вопросу интерес Адонаевич.
Тукман резко обернулся к Уткину, который еле сдерживал хохот.
— Гейдрих – из еврейского рода Зюсс!!! – мгновенно скомпрометировал министра Тук.
— Ты-то каких кровей? – Наклонил ГУт голову Тука к своему уху.

Исповедь Тукмана, рассказанная на ухо Говарду Уткину.
— Сам я — фараоновских кровей. По выписке из роддома назван — Тутанхатоном, в честь бога Атона, культового бога вечно укуренного отца Эхнатона. Но поскольку я рано взошел на престол, в третьем классе, когда ещё лазил по пальмам, стрелял из рогатки по павлинам и крокодилам, меня окрестили Охламоном. И после смерти отца, и отмене его культа, в метриках записали — Тутанхамон. Производную.
Я не умер в 19 лет. Спасаясь от собственного регента Эйе, сделал пластическую операцию. И съебался с единомышленниками в Мадиамию.
Не веришь, читай четыре книги Пятикнижия (Исход, Левит, Числа, Второзаконие), составляющие эпопею Исхода евреев из Египта. Заебали!

Тукман откинулся на мягкую спинку стула работы Гамбса. (Да-да, того самого).
— Ты – САМ Моисей?!!! – Закурил Уткин, чего с ним в последнее время не случалось.
— САМ. – Закурил следом Тукман.
Покурили.

Взрыв хохота президента, разнёс тишину чаепития и кулуарного общения. Правительство с улыбкой смотрело на истекающего слезами ржущего Уткина. )))

Даже Юша Могилкин, с блёстками в глазах, пожимал плечами: «Мол, ничё ни знаю».

Зато встал Тукман, и начал громко декларировать:
— Книга Исход повествует о том, что родители Моисея принадлежали колену Левия (Исх.2:1). Моисей родился в Египте (Исх.2:2) в царствование фараона, который «не знал Иосифа» (Исх.1:8), бывшего первым вельможей при его предшественнике. Правитель усомнился в верности Египту потомков Иосифа и его братьев и обратил евреев в рабов.

Все захлопали.
Недоумение Тукмана прервала шароголовая Нифертити, в бейсболке с надписью: «Пророк – про рок»:
— Фины из Томска, Гофрэнгельсыч.
— Здравствуйте, товарищи из Томска! – С широко распростертыми объятиями поднялся ГУт.
— Ммы – ффинские эсстонцы, — представилась странная нетрезвая делегация. – У нас есть пож-желание, чтоб российский рубль ходил на территории Финляндии.
— Нет проблем, — налил из личного самовара ГУт «Золотого» сенчи фенси». – Министр финансов здесь? Обеспечить эстонцев качественной валютой. (забыл, бля, кто в правительстве министр финансов, косяк. О культуре думаю. )))))))
А Финляндию – заполонить добротной водкой.

— И всё. Расходимся по домам, уважаемые парламентарии. Ночь. Хватит жрать «Сенчи фэнси» за счёт налогоплательщиков. Пейте чай в пакетиках. Засиделись, бля, нахаляву. Утром на работу со свежими мозгами.

— *хавер – друг.

Юша Могилкин:
– Тукман, – Могилкин отвел Моисея в уголок, – ты это, хоть и видел Робина Гуда живьем, но форма одежды у нас в заведении демократичная – никаких пейсов и прочих национальных атрибутов. Я же не въезжаю в Кремаль на лихом коне, подпоясанный полосатым халатом и тюбетейкой. И Говард по Ивановской площади на санях не катается.
– Понял. – Ответил Тукман и мигом разгримировался.
– Хуя се! – Мел Брукс! – удивился Юша. – впрочем, я давно подозревал. Ну, иди, командуй своими сапожными стоматологами.
В это время кто-то жалобно потерся об могилкинский валенок. Это были финские эстонцы.
– Ну? – замер в ожидании министр культуры.
– Вотт маленький подарок для ваш президент и его людь. – Скромно потупили глаза визитеры, протянув Юше какую-то золотую хрень в коробочке из-под Виолы.
– А в глаз? – прищурился Могилкин. Взяткодатели шустро попытались ретироваться.
– Стоять, бояться! – потребовал Юша, отлавливая беглецов марлевым сачком. – Слушайте, граждане валютного пространства, почему среди финнов я не вижу угров?
– Как так? – спросили арестованные.
– Ну, везде пишут: финно-угорские племена. Кто из вас угры?
– Угры – этто наши женщины, поэтому их сейчас среди нас нетт. – Ответил самый смышленый финн.
– А как же финнки? – поинтересовался Могилкин.
– Финки – такие ножики с лезвием.
– Все понятно, все свободны. И коробку вашу никому больше не показывайте и не дарите. Перечислите ее лучше какому-нибудь детскому дому или больнице – там еейное содержимое нужнее.

Президент с утра проснулся на работе и глотнул принесенного секретарем пивка.
– Как зовут? – завидев нового сотрудника, поинтересовался Уткин.
– Минегага. – Ответила черноволосая девушка, поправляя строгое платье из оленьей шкуры и лебединое перо за ухом.
– А Гайавата – тебе не муж, часом? – по-отечески спросил Говард.
– Муж, конечно. – Зарделась индейская красавица. – Он сейчас работает директором Курской АЭС, а я сюда попала, по распределению.
– Ну, коли попала, передавай привет супругу, а мне расскажи, что у нас творится, пока Нефертити совершает утренний ритуал формирования своей головы.
– В Ленинградской области объявился маньяк-террорист, утверждающий, что именно он является истинным президентом России. Называет себя Утиным и маскируется под вас.
– Еще раз, какая у него фамилия? – Уткин немного подался вперед, не забыв интеллигентно отхлебнуть из кружки.
– Утин. Вот его фоторобот:
igrateney.ru/?page_id=421&g2_itemId=7342
– Ну и отвратительная рожа! – удивился Говард и тут же добавил. – Впрочем, так он выглядит на самом деле. Но чтобы под меня косил – это новое в крысенышевой автобиографии.
– Извините, Говард Фридрихэнгельсович, а вы его знаете? – покраснела от нескромного вопроса Минегага.
– Было дело, встречались. Только тогда его фамилия начиналась на «Х». Как-нибудь расскажу. Но потом. Ты там позвони куда-нибудь, пусть пока не обращают внимания, но контролируют. А то с этим пареньком однажды вся страна наплакалась выше крыши. Со временем снова им займемся, а сейчас давай данные с полей, огородов и производств.

11 комментариев

Юша Могилкин
ДОВЕСОК:

Зэфокс:
Минегага открыла папку, кашлянула и, четко поставленным индейским голосом продекламировала:
— Рожь густая колосица,
Значит, есть в селе навоз,
Прёт в любимую столицу
С продовольствием обоз.

— Молодцы олигархи! – улыбнулся Говард, но сразу стал серьёзным: — А как обстоит дело с людским потенциалом?

— Люди все давно при деле,
В деревнях и на селе.
На лугах пасуцо кони,
Рвёт земную твердь турнепс!

Дым идет из труб заводных,
Шпиндель крутицо, фреза
Точит разные детали,
Вырезая образа.

— Чё? – поперхнулся президент пивом, — вырезает? Какие нахрен образа?!!!
— Тут так написано, — показала Минегага.
— Образцы деталей нужных, — пробубнил Говард, — для ракет и тракторов, что травы накосят тонны, для овец, коней, коров.
Задирая ноги, он дико уссался.)))
— Бля, кто это писал? — вытирая слёзы, спросил ГУт.
— Не знаю, — пожала плечами Минегага. – Мне в секретариате сводку дали.
— Света, — вызвал Уткин секретаршу Ермакову: — Что за самодеятельность?
— Сам набрал в правительство творческую интеллигенцию, — парировала она: — Министр сельского хозяйства Бра Ту Хин только в стихах свои отчёты шлёт. Остальные не отстают. Теперь в стране не жись, а пестня.
— Хорошо. – Отключил ГУт громкую связь: — Что там дальше?

— В свежекрашенных ракетах
Космонавты полетят,
И откроют жизнь на Марсе,
Где их точно наградят!

— Да мы их и здесь наградим, — смутился президент: — Чё мы не люди, а путеномедведовы какие. Передай в ЦУП, чтоб возвращались. И с финами из Томска вопрос решился как-то?

— Если Вы про пойло с водкой,
ТО, – в Финляндии давно.
А в России даже дети –
Сплошь значкисты ГТО.
Мамы, папы их – спортсмены,
Пашут день деньской, не пьют.
И ещё: пенсионеры,
В Баден-Бадене живут,
Круглый год, и на Гавайях,
В своих бунгало они.
И имеют по 6 соток,
Чтоб морковку посадить.

;))

— Сама придумала? – захлопал ГУткин.
Краснокожая Минегага зарделась. А в дверь кабинета постучали.
— Войдите.
В кабинет, пригнувшись, шагнула Нифертити. Волосы на продолговатой голове были собраны в папуасский пучок, а сверху ещё прихуярен шиньон, каг у певицы Йолки. Всё это обрамляла красно-желтая картонная бейсболка без верха, с рекламой ресторана быстрого питания.
Нифертити положила на стол лист бумаги, прочитав который, Говард озабоченно нахмурился.
— Как это произошло?
Нифертити развела длинными руками, смахнув с подоконника кактус, а с противоположного шкафа ваще всё.
— Идите.
Девушки вышли.

Сама шыфрофка: «23длтаhttp://igrateney.ru/?page_id=421&g2_itemId=7342пйщ:%»+шгпищ%(*7фшвгм8656865+//ужд34фсос7ипт2».

Расшыфрованная шыфрофка:
«Человек, похожий на изображение: igrateney.ru/?page_id=421&g2_itemId=7342
и мнящий себя маньяком Гутиным, исчез в катакомбах, вырытых бендеровцами и бойцами РОА. Но скот продолжает гибнуть, посевы гореть, Инернет в деревнях работает с перебоями, фрезы тупятся, турники гнуться, пудовые гири выгрызаются изнутри, морковку на Багамах у пенсионеров ест короед и специально обученный колорадский жук».

ГУт тыкнул в кнопку прямого телефона:
— Вы чё там, совсем ахуели от безнаказанности и коррупции?!!! Какие нахуй бендеровские катакомбы под Москвой?!!!
— Но, Говард Фридрихэнгельсович, — пытались оправдаться на другом конце провода: — Не всех бендер после войны подняли из схронов. Роют, сцуки, до сих пор под Кремль. Не сами, так внуки.
— Понятно. – ГУт нажал другую кнопку: — Поднять досье этого мудака, с кем я сейчас беседовал, и уволить всех нахуй, кто имел с ним контакт.
— А вы кому звонили, Говард Фридрихэнгельсович? У Вас непробиваемая вертушка.
— Передай, чтоб и тебя уволили.

Покачавшись на кресле, выкурив сигарету, ГУт набрал с личного сотика, номер, который знали только Юша Могилкин и оператор сотовой связи.
— Аллё, Флоризель? Это Говард Уткин звонит, президент России.
— Привет, дорогой! – голосом Олега Даля, ответил принц Флоризель. – Ты уже Президент? Поздравляю!!!
— Спасибо. Мне нужна твоя помощь.
— Чем могу.
— Шлю по факсу фото. Мне нужно найти этого человека.
igrateney.ru/?page_id=421&g2_itemId=7342

***
Через несколько дней, поездами, дирижаблями, наутилусами, принц получил факс, и сразу отзвонился Говарду:
— Это «Клетчатый». Его сразу узнали все воры и мошенники мира.
— Я знаю, кто это. Где мне его найти?
— Есть один человек, кто подскажет, но он в тюрьме. – И Флоризель шепнул фамилию.

***
Узник сидел в камере и лепил из мелко нарезанных старых газетных полос модульное оригами – кактус с цветами.
— Президент России! — Объявил вертухай, с торжественным лязгом отворив дверь. Узник никак не отреагировал, собирая мелкие детальки.
— Здравствуйте, Михаил Борисович, — присел на шконку президент. – Вам знаком этот портрет?
Ходорковский мельком глянул, и продолжил заниматься своим делом.
— Вы, не поняли, Михаил Борисович. Этот мутант чудом вернулся из космоса, и сейчас бродит по планете, имитируя меня, президента РФ, сея по стране распри, голод, беспредел. Мои люди вышли на него, но он исчез. Мне нужно знать, где я могу его обнаружить?

***
— Срочно вылетаем в Кремль! – Петрапервого шагами шёл впереди всех Уткин. Свита еле поспевала.
Уже в самолёте Говард отошёл от шока:
— Что сейчас в кремлёвской реабилитационной путена? Ну, там где бриллианты с сапфирами обдирали.
— Пока ничё, — недоумённо переглянулась свита.

***
Москва. Кремаль.
Говард бежал на самый верхний этаж, раздавая указания. Когда он распахнул двери бывшего кабинета путена, за спиной уже стояли красногвардейцы с винтовками. В кабинете шёл ремонт. Краска, козлЫ, банки с мастикой, стеновые панели …
— Сюда! – ворвался ГУт в бывшую релаксационную путена, и … все застыли в немом изумлении.
В пустом огромном ободранном зале, в чудом сохранившемся под целлофаном престоле сидел Горлум. Маленький, никудышный, голый человечек в короне из обоев, с банкой клея, вместо державы, и кистью, вместо скипетра.
— ОГОНЬ!!! – скомандовал Говард. И тысячи пуль улетели в сторону уродца.

«И на фига мне это колечко?» – подумал Горлум, падая в Ородруин.

Юша Могилкин:
Пока суд да дело, шарился я тут по иностранным сайтам и нашел у тайцев весьма интересные мультики. Вот, сделала соответствующую выборку:
www.nma.tv/putins-united-russia-party-takes-hit-polls/
www.nma.tv/putin-stint-russias-president/
www.nma.tv/putin-army-eyeing-presidency/
www.nma.tv/vladimir-putin-flies-cranes/
www.nma.tv/pussy-riot-rocks-antiputin-sentiment-church/
www.nma.tv/russia-us-adoption-law-passed-by-russian-parliament/
www.nma.tv/putin-electio-term-russian-president/
www.nma.tv/russian-election-vladimir-putin-reelected-president/
www.nma.tv/russias-putin-kleptomaniac-book/

Наши, конечно, тоже пытаются стараться в этом плане:
www.funnyputin.ru/
и кое-что у них получается.

Говард Уткин
Целый вечер посвятил намедни этому чтиву, поржал, только ссылки нужные не открывались.
Вот так и должен выглядеть ваш будущий роман «От колыбели до гильотины». Легко, непринуждённо, весело и актуально.
Юша Могилкин
А я не проверял ссылки, думал: живые.
Ан, дохлые. Жаль.

Я че-то тут подумал, что про Хуйло не написано ни одного литературного произведения. Даже рассказа. Про Ленина – полно, про Брежнева – тоже, даже андроповская юность отражена в госидатовских легендах. А этого – обидели.
Несправедливо.
Может, это, создадим не двойную, а тройную творческую коалицию? Опыт, вроде бы, у нас есть…

)))
Говард Уткин
Ты ж знаешь, я всегда за любой кипишь! Ваще без проблем по возможности.
Витя Ран
Актуально! Это лучшая современная беллетристика! Вы, ребята, отмороженные на всю голову в хорошем смысле, вам бы романы писать на злобу дня!

Юша, поправьте «а некоторые женщин даже подкармливали втихаря вновь прибывших»
Юша Могилкин
Вообще (Говард не даст соврать) это всего лишь небольшой образчик того, чем мы развлекались на сайте с.ру.
К сожалению, добрая команда противного кравчука все это дело похерила напрочь. А публикуемое здесь – сохраненное в личных архивах.

)))

Поправлять ничего не хочу, иначе теряется смысл первозданности.
Говард Уткин
Более шикарные материалы пропали. Да. Скоты, бля.
Лиза Биянова
Ну вы, блин, даете!!!:):):) Ильф и Петров отдыхают! :)

Юша Могилкин
Ну, ну, не умаляй достоинства классиков.

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.