Космическое православие / РПЦ в космосе

Атеизм


Из СМИ:

1. «По благословению патриарха РПЦ Гундяева частица мощей преподобного Серафима Саровского передана представителям Центра подготовки космонавтов. Церковную реликвию собирается взять с собой в полет экипаж корабля «Союз МС-02», который в скором будущем должен отправиться на Международную космическую станцию. Союз МС-02» в составе Сергея Рыжикова, Андрея Борисенко и американца Шейна Кимброу. Ранее в космосе уже побывали частички Животворящего Креста Господня, мощей Георгия Победоносца, Сергия Радонежского Феодора Тирона, Феодора Стратилата и святителей Филиппа и Петра».

2. «На борту китайского космического аппарата «Тяньгун-2», выведенного на орбиту Земли 15 сентября, были образцы винограда.
Так, на борт были корабля были взяты сорта Cabernet Sauvignon, Merlot and Pinot Noir. Целью эксперимента является исследование устойчивости сортов винограда к холодным и сухим условиям. Ученые надеются, что, если при выращивании винограда на орбите в ДНК растений появятся необходимые мутации, это позволит вывести сорта винограда, устойчивые к жестким условиям произрастания в ряде китайских районов. Ускоренным мутациям может посодействовать повышенная радиация на орбите Земли. Эти мутации могут способствовать устойчивости к засухе, холоду и вирусам, уверены ученые
».

Мда…
Начнем, пожалуй, с того, что «мощи», в отличие от лозы, не сработали – и запуск российского космического корабля с костяшками на борту был отложен на две недели «по техническим причинам».

Китайцы – молодцы. Им интересно: чего будет с виноградом? А вдруг, получится что-то очень нужное и полезное для всего человечества?

А чем руководствуются бонзы «Роскосмоса», отправляя на Земную орбиту всякую бесполезную хрень – никому не известно.

Обратимся снова к СМИ:
«12 октября 2008 года в космос запустили «частицу мощей преподобного Сергия Радонежского»;
30 сентября 2009 года – «частицу Животворящего Креста Господня»;
16 июня года – «частицы мощей святых Феодора Стратилата и Феодора Тирона»;
14 ноября 2011 года – «мощи святителей Филиппа и Петра, митрополитов московских»;
29 мая года – «частицу мощей святого Георгия Победоносца».
».

Спрашивается, зачем?
Может быть, засахаренные части человеческого тела, побывавшие в космосе, приобретают какие-то особые свойства, и попы могут повесить на них табличку с текстом:

«Мощи св. Ебукентия Крыжопольского. До пребывания на орбите излечивали только: рак геморроя головного мозга, анатидаефобию, диарею Брайнерда и акантокератодермию. После пребывания мощи приобрели дополнительные функции: омоложение организма, оздоровление всех систем и функций, избавление от многих, в том числе неизлечимых заболеваний, таких, как: алкоголизм, мастурбация, филателия и других; замедление процесса старения и возможное бессмертие».

Но, как всегда, есть один нюанс:
щепок «креста господня», официально признанных христианской религией, на сегодняшний день имеется что-то там в размере ста двадцати тонн;
Сергий Радонежский, Феодор Стратилат, Феодор Тирон и Георгий Победоносец – сказочные персонажи;
митрополит Петр прославился тем, что принимал активное участие в междоусобной войне между русскими князьями, и получил у В у хана Узбека ярлык, подтверждающий все прежние льготы духовенства вкупе с новым пунктом: «церковные люди по всем делам, не исключая и уголовных, были подчинены суду митрополита». Великий подвиг, ога;
митрополит Филипп II тоже не сделал ничего полезного для Руси, разве что, в противовес реальным историческим событиям, считается убиенным самим Малютой Скуратовым, что – по сути – есть ложь и провокация; а Саровский (Мошнин) был самым обыкновенным сумасшедшим, и его «мощи» большевики утеряли еще в 1920-22 годах, поэтому, в 1990 году «мощами Саровского» попы назначили первые, не попавшие под опись запасника, чьи-то косточки.

Я понимаю ситуацию, ежели бы космонавты взяли с собой на орбиту чучело Ленина или мумию Николая Ивановича Пирогова – первую для прикола, вторую – в виде символа науки, но таскать в космос части трупов, точно неизвестно кому принадлежащих – глупость несусветная. Да и вообще, зачем их таскать-то?

Насколько, все-таки, китайцы умнее и прагматичнее отечественных «ученых»-мракобесов…

15 комментариев

Говард Уткин
Тайная вечеря.

Честно говоря, автор воспользовался библейским термином, лишь потому, что ужин на МКС и в самом деле проходил тайно. Нет, сам ужин проходил по графику, а вот то, что творили космонавты и что произошло в следствии их необдуманных действий, ЦУП утаил, и в СМИ не просочилось ни строчки.
Кстати, Союз МС-02 не взлетел ни в 2016 году, ни в следующем, ни в последующем, а лишь когда взмолились бородатые космонавты: «Да, отправите вы нас, бля, куда-нибуть когда-нибудь?!!»; его присобачили в расчетный узел авиационки (резины такой) и, как с пращи, запиздярили в космос. Расчет оказался точными, и корабль, с гулким чпоком, прилип к МКС. Правда не со стороны входного модуля, а так, сбоку.
Космонавты болгаркой и зубилом продолбили отверстие, и просочились в МКС. Прежние космонавты давно умерли, нынешние же перетащив ящики и чемоданы на станцию, принялись обживаться. Вечером сели за ужин. Выжрали и выкурили все тайно пронесённые и припасённые тюбики с бухлом и беломором. Здолбили даже огромный тюб с ганджюбасом, предоставленный астронавтом НАСА Кимброу. Долго хохотали над разной хуйнёй, сваленной на МКС в углу за конвертером.
— Частица Животворящего Креста Господня!!! – Чуть не плакал Рыжиков над занозой. – Бля, я читал переписку этого … с этим …, как их …
— Каутского с Энгельсом? – строил морды Борисенко. (боян атафтара)
— Фридрихэнгельсовича, да, с этим, … сцуко, … — ржал наш космонавт. )))
— Говарда Уткина с Юшей Могилкиным, — сказал более продвинутый астронавт, скручивая крышечку с ещё одного тюбика ганджюбаса.
— Точно!!! – Ткнул заносу в плесень Серёга. А Борисенко ещё и воровато поссал на неё. – Так вот, Могилкин утверждает, что этих щепок в мире – более 120 тонн! Нихуя себе христос батыром был!!! Под тюбики с пивом развили тему.
От хохота дрожала вся обшивка МКС. Пролетающие мимо инопланетяне меняли курс, облетая земляную станцию непроторенными путями, врезаясь в метеориты и сгорая в хвостах комет.
Наконец веселье стихло, все попадали спать, где сидели. Только богобоязненный пиндос прочитал ещё молитву на ночь.

Мирный храп трёх бродяг прервал треск обшивки, грохот, взрыв и полное непонимание происходящего.


Первым сориентировался командир Рыжиков:
— Всем одеть скафандры!
— У меня гермошлем не застёгивается, — кричал Борисенко. – Борода мешает!
— The pressurized helmet does not button oneself up, a beard mixes! – Примерно тоже самое кричал НАСовец.
Сам командир даже скафандр не смог напялить, борода у него была как у Карабаса-Барабаса.
Поэтому решения приходилось принимать стремительно, без детских штучек: 5ю5-25, 6ю6-36. Ситуация, вместе с оборудованием выходила из-под контроля прямо в открытый космос.
— 12 на 12?
— 144. – Дружно откликнулась команда.

Огромный крест пробил обшивку, и, всё растя, заполонял собой и так небольшое пространство жизнедеятельности космонавтов. *
— Пилите, и выкидывайте его нахуй! – Дал команду командир, а сам принялся хуячить мощу ногами и руками. Он был фанатом Джеки Чана.
К утру … Ну, как к утру, в чёрном космосе нет понятия УТРО, — во временном континиуме команда избавилась от катастрофы, выбросив крест в бездну и, залепив прореху скотчем и лейкопластырем крест/накрест для усиления, уселась покурить.
— Чёй-та было? — трясущимися руками взял тюбик Беломора Борисенко, затянулся.
Командир пожал плечами и вытер бородою пот со лба:
— Какая-та напасть,
Я сам не знаю.
Но мыслю,
От Креста была щепа.

— Ты говорить шекспировский стайл, — улыбнулся американец.
Глаза командора широко округлились:
— Кто это?
— Уильям Шейкспир, Сергей, велыкий паэт. Ромэо и Джульэта …
— Шат ап. Кто это? – Показал глазами Рыжиков за спину астронавта.
Кимброу и Борисенко обернулись.

В углу за конвертером, где были свалены предыдущей экспедицией артефакты, стояла белая безмолвная группа субстанций, среди которых улыбался чернокожий паренёк.
— Это Обама. – Узнал мальчугана астронавт. – Кто все эти остальные люди?
— Вы, кто?! – крикнул командор. Ледяное безмолвие в ответ.
— У них бейджи на скафандрах, — присмотрелся Борисенко.
— Сходи, зачти, что за гости нас посетили.
И Андрюха не зассал.



— Фофан, тут написано, — читал он нашивки: — Пиздоносец, Ебукент, Тирон, Стратилат, Куклуксклан … Эй!!! – Помахал Борисенко руками перед лицами субстанций.
— Да это кучка неживых организмов, — констатировал космонавт. – Откуда только они взялись?
Космонавты посмотрели на астронавта.
— Я только молился, но не ссал по углам и в плесень. Это ваш президент Владимир Михайлович проказу нам в корабль запустил. ** Не бейте меня, ребята.



_______

*растя – слово, заменяющее в определённый и особо напряженный момент повествования долгую и нудную мудистику, типо: « … и всё увеличиваясь в объёмах, как вдоль, так и поперёк, в длину и в ширину, поперёк и по сечению, по срубу и срезу, своему предназначению и значимости в мировой религии, эзотерике и конформизме».
А так — растя, и фсё.

** Владимир Михайлович Гундяев – президент РФ с 2018 года.
Говард Уткин
Забыл фото этих космонавтов добавить. Селфи перед пуском.

Юша Могилкин
Хутин, как всегда, страдал бессонницей, и в тяжких раздумьях щелкал торшерным выключателем.
Медвед Петрович не страдал ничем, поэтому привычно ковырялся пальцем в заднице и ждал указаний.
— Говард Уткин предсказал, что «агент Михайлов» станет следующим президентом Эрэфии. – объявил Пуй.
— А кто это? – поинтересовался Петрович и, на всякий случай, вытащил палец из жопы.
— Гундяй, дружок твой воцерковленный. Надо что-то делать. Еще не хватало, чтобы поп отобрал у нас источник существования.
— И заработка! – добавила Говорящая Голова.
— И заработка! – согласился Великий Аквалангист. – поэтому Гундяйку нужно срочно ликвидировать.
— Не получится! – засомневался Петрович, — жена моя не поймет, они с Гундяйкой оба – не разлей вода.
Пуй включил в ухе суфлера и подумал.
— Мы отправим главпопа в космос! Пущай там проповедует!.. Эй, человеек! – крикнул Хутин по направлению к двери. Створки отворились и в помещение вбежал верный Сахарный Песок. – Гундяйку ко мне! Срочно!
Песок поклонился и побежал исполнять.
Главпопа, который мирно почивал на ложе со своей «двоюродной сестрой», подняли с постели, одели, обули, расчесали бороду и лобок, а затем погрузили в фургон с надписью «Хлеб», и быстро доставили в Кремаль.



Гундяев был опытным прохиндеем



, поэтому даже в такой спешке он не забыл прихватить подарки для своих духовных чад – Хутину он принес правослабные графики с рейтингами, а Петровичу – детскую железную дорогу.
— Перминов сказал, что ты самостоятельно летал на МИГе и легко сделал все фигуры высшего пилотажа.
— Было дело… — самодовольно поскромничал попик.
— Пиздишь, отче! – завистливо разозлился Пуй*. – Что такое «Чакра Фролова»?
— Мы – правослабные священники – против всяких чакр! Зато мы объявили твое правление божьим чудом.
— Ты мне не тычь! – еще больше разозлился Хутин. – короче, хотел полететь в космос – полетишь. Прямо сейчас.
— Дык, я когда хотел? В 2010 году, а сейчас я не могу. К тому же, скоро выборы.
Пуй и Петрович многозначительно переглянулись.
— Вся власть от бога? – хищно спросил Старик Кабаев.
— Это для дураков, для дураков! – заверещал главпоп.
— Значит, ты не хочешь вознестись живым на небеса? А кто говорил, что полет наших космонавтов их имеет большое воспитательное значение для молодежи? Не ты ли? Теперь представь, какое значение будет иметь твой полет!
Кто говорил, что «полеты в космос — богоугодное дело»?..
Не, ну, не хочешь лететь – не лети. Скушай добровольно ложечку полония-210 и ступай.
Гундяй понял, что это конец. Альтернативы не было.
— Я полечу… — прохрипел он и отстегнул бороду.
— Я всегда знал, что Дед Мороз ненастоящий! – радостно хлопая в ладоши, завопил Медвед.



Но космического корабля под рукой не нашлось – все они были непригодны к полетам по техническим причинам.
Зато в кремлевском дворе стояла Царь-пушка, которую Хутин Пуй берег на самый крайний случай.
Пока заряжали орудие, Гундяева отпустили в Тайницкий сад оправиться на дорожку и собрать немного желудей – хоть он и главный посредник между людьми и богом, но никакая молитва не может заменить полноценное питание.
Скафандр попу достался неподходящего размера, шестидесятых годов, когда-то принадлежащий собаке Белке, но хитрый клирик заправил рясу в трусы, а куколь натянул на уши — и поместился весь.



— Прощальное слово! – объявил Пуй, раздувая фитиль.
— Есть раздел физики, который называется термодинамикой. Второй закон термодинамики предполагает нарастание в мире, в космосе так называемой энтропии. Никто, никакая система не может преодолеть энтропию, опираясь на свой собственный внутренний ресурс. Только Божественная сила, Божественная энергия может предотвратить нарастание энтропии в человеческом роде, его распад и его гибель! – срывающимся голосом объявил Гундяй и отчаянно нырнул в ствол.
— Фальстарт! – скомандовал Хутин, — нужно вперед головой, а не ногами. Иначе газы, скопившиеся в твоей заднепроходной скважине, при выстреле встретятся с пороховыми газами, и ебанет так, что мало не покажется!
Гундяй нехотя вылез и переменил позу.
— Ну, с богом! – скомандовал Пуй, поднося фитиль к запальному отверстию.
Дыдж!!! Бабахнуло на всю Москву, Подмосковье и половину Беларуси, а в Архангельске появился новый вариант Северного Сияния.
— Хороший старт! – наблюдая за летящим враскорячку попом, констатировал Хутин и отправился в опочивальню. И впервые за много лет он заснул тихим и мирным сном.
Даже истеричный плачь Петровича, у которого не получилось собрать детскую железную дорогу, не тревожил сонную нирвану Повелителя Стерхов.

***
— Аллах Акбар! Бисмилляхи рахмани рахим! – вопил Гундяев, пробивая своей тушей Небесную Твердь. – хорошо еще, что я на голове тело натянул немецкий поясок с надписью на пряжке «Gott mit uns!»! Авось, поможет!..

— …Посылка с Земли, посылка с Земли! – радостно кричали космонавты, отлавливая ручным манипулятором съежившегося главпопа. – наверняка прислали обещанные пиво и воблу – в обмен на наше голосование за ЕР в ГД!

Но каково было их разочарование, когда вместо вожделенного напитка, перед космонавтами предстал смешной старикашка в женском платье, заправленном в семейные трусы.
— Науку невозможно использовать для доказательства существования бога, поскольку научные знания постоянно пересматриваются, а религиозная истина не подвластна разуму! – первым делом заявил старикашка.
— Дайте ему пизды и чего-нибудь покурить из тюбика! – расстроенно приказал Рыжиков. – мало того, что с пивом наебали, так еще и прислали какую-то хуйню.

Но Гунядев быстро вошел в раж и начал бегать по космической станции, освящая все, что попадалось ему под руку.
— Покемон на станции! – радостно завопил экипаж, вооружаясь мухобойками, — поймать и обезвредить!

*Летая в качестве экскурсанта на боевом самолете, Хутин нахватался всяких терминов и стал использовать их в разговоре с неграмотными обывателями.

)))
Говард Уткин
— Поймал!!! – радостно закричал Борисенко, держа за трусы бешено улепетывающего покемона.
— иииии … — пищал поп, шлёпая голыми пятками по гладкому полу МКС, волоча за собой космонавта.
Подоспевший командир энергично застучал по нему с двух рук мухобойками, а пиндос накрыл рыболовным сачком, невесть откуда взявшимся на противопожарной доске вместо багра. Гундяев ещё повыкрикивал проклятия, но смирился в сачке и, скукожившись, затих, натянув капюшон от трусов на голову.
— Вставай, сука. – Осторожно ткнул носком ботинка покемона командир.
Борисенко заржал. Все недоуменно посмотрели на бортинженера.
— Да, бля, вынтырнете тут скрижаль видел.



))))))

— Не богохульствуй про скрижали, — буркнул из трусов агент Михайлов.
— Ты, говно, ваще молчи, когда мужчины разговаривают! – Произнёс Рыжиков класичную фразу из анекдота и уже серьёзно пнул попа в капюшон.
— БОМ-М-М-ммммм …!!! – раздался набат.
Кимброу перекрестился, а поп завалился набок.
В это время в дверь МКС позвонили. Космонавты, переглянувшись, насторожились.
— Кто бы это мог быть?
— А сколько время? – Чё к чему спросил американец.
— Чё к чему спросил? – строго посмотрел на него командир.
Тот пожал плечами: — Наверное, поздно уже для гостей.
— Каких гостей? – Покрутил у виска мудрый бортинженер: — Мы же в космосе.
В дверь опять позвонили, но уже настойчивей.
— Это бог по ваши души, христопродавцы!!! – Выпутался гундяй из сачка и убежал в глупь станции.
— Хрен с ним, никуда не денется, — Рыжиков достал табельный ПМ и, приложив к губам, на цыпочках подошёл к двери.
— Только не стреляй, — прошептал Борисенко. – У нас скотч закончился.
— Кто там? – Крикнул Рыжиков, взведя курок.
— Инопланетяне, йоптыть. Кто.
— С какой планеты?! – не решался открыть модуль командир.
— Тебе какая разница? Всё равно не знаешь. Открывай, бля, холодно!!!
С непонимающим литцом, Рыжиков пожал плечами и посмотрел на команду.
— Тебе решать командор.
Рыжиков накинул цепочку и приоткрыл дверь.
— Превед, земляне!!! – появилось в проёме добродушное, хотя и небритое, йебло каковато Джамшута из космических ебеней.



— З-здравствуйте, — растерялся командор.
— Ну, открывай, открывай, встречай инопланетный разум, – поёжился пришелец. – Я ж ещё и с семьёй.
Из-под его руки выглянули три, ну, таких ебала, что командору стало нехорошо.



Жына, сынок и дочка.

***
В целом, инопланетяне оказались нормальными гуманоидами из соседней Галактики с планеты Ханихоп. «Джамшута» на самом деле звали Магдьяш, жену – Росинанта, а детей – Дездемон и Отелла. Дездемоном был мальчик.
Детишки убежали знакомиться с МКС, а Магдьяш с порога водрузил на приборную консоль трёхлитровый мутный тюб:
— Ногомас! Двойной ректификации.
А Росинанта быстро настрогала привезённые с собой инопланетные продукты:
— Церуги, родимопы, нафотраки. Угощайтесь. – Хлебосольно ворковала она у импровизированного стола. — Всё без тартинов. Со своих угодьев.
— Хороший ногомас! – Согласился командир после первого стакана.
— А церуги на огурцы наши похожи, — прокомментировал Борисенко.
— Ум, — жевал американец нафотрак, — potatoes, yes! – И показал большой палец.

Из застольных разговоров выяснилось, что планета Ханихоп ровесница Земли, со схожими орбитами и всеми общими параметрами. Но, с абсолютно развитой, в отличии от Земли, цивилизацией. Как инопланетяне достигли таких успехов, интересовало наших космонавтов.
— 21 век на дворе, ребята, — улыбался Магдьяш. – Какие скафандры и космические корабли? Это средневековье. Мы давно за вами наблюдаем. Видели, как вы на заре разумного всплеска погрязли в каких-то суеверных страхах, уничтожив свою цивилизацию религиозным беспределом.
— Чёй-та уничтожили? – Раздухарился после ногомаса раскрасневшийся Рыжиков, а Кимброу даже перекрестился.
— Подождите, — остудил всех старик Борисенко. – Раз мы развивались параллельно, кто построил пирамиды на Земле?
— Земляне.
— Но как?
— Кака бычно, — удивился пришелец. – Как и по всей земле.
— Не инопланетяне?
— Ну-у, — замялся Магдьяш, — с некоторой долей.
— Вы тот же путь прошли?
— В точности. Только у нас пирамиды были первыми маяками отсчёта развития цивилизации, а у вас религиозными точками. Гробницами и тп. И далее Земля в своём развитии покатилась быстро вниз.
— Я готов поспорить, — влез в разговор уже вжопу пьяный американец.
— Спорь, — закинул ногу на ногу пришелец.
— Мы, американцы, … — (пауза), подвис внезапно астронавт. – Америка – великая страна! (закончилась пауза лозунгом).
— Вызов принял. А вы, откуда, братья? Флаги разные. – Ткнул Магдьяш в скафандр командира.
— Мы из России! – Командор даже встал. – Россия самая огромная страна на планете, обладающая несметными ресурсами …
— А почему, раз вы все такие развеликие, у вас другие континенты голодают? – перебил его пришелец.
— …. – Ничего не сказал командор, просто поперхнулся на вздохе.
— Вы живёте на одной планете? – спрашивая, разливал остатки ногомаса Магдьяш.
Космонавты переглянулись.
— Причём тут это?
Инопланетянин даже замер с тюбом. Но, долил и спрятал во внутренний карман тару. Соединив большой и указательный пальцы, поднял на уровень глаз:
— Мужики, вы на своей малипусенькой планете не стремитесь к консенсусу, а рвётесь в ПРОСТОРЫ. 80% вашего населения напрочь отсутствует в прогрессе, веря в какого-то вами придуманного бога. Вы, чё, ахуели?!!! Да с вами ни одна цивилизация связываться не станет.
— Не скажи. – Воспрял американец. – Летающие тарелки нас посещают регулярно. Есть куча видео-доказательств.
— Он нормальный? – повернулся пришелец к Борисенко.
— Прилетают. Факт. – Поддержал астронавта пьяный космонавт.
— Росинанта, собирай детей, отчаливаем. – Загрустил инопланетянин.
— Но, вы же пошли с нами на контакт, — тряс церугом астронавт.
Магдьяш замолчал.
— Скажи им правду. – Впервые за весь вечер открыла рот Росинанта.
Пришелец не ответил. Мял и мял руки.

— Папа, я поймала его!!! – Из недр МКС появились дети пришельцев.
— Ты моё, Центаврушко, — вскинул над собой дочурку Магдьяш. – Ну, хвались, победой.
— Вот он, папа. – Отелла держала над ладонями светящийся тетраэдр, внутри которого …
— Это наш покемон, — пробормотал Рыжиков.
— Ваш, да не ваш. – Усмехнулся пришелец. – Это последний поп ПРОСТРАНСТВА. Кто его поймает и аннигилирует, тот будет счастлив вечно. Спасибо за компанию. Удачи вам во всём.
И группа инопланетян исчезла.

— Давайте спать, — ничего не понял астронавт.
— А, по-моему, — почесал бороду командор. – Наша миссия удалась.
— Утро вечера мудренее, — залез в спальный мешок бортинженер Борисенко.

))))

28.09.2016

ПС.
В процессе сна, чуткое ухо командора уловило отчаянный стук в иллюминатор. Он нехотя поднялся и поднял шторки. Там маячил несуразный гундяй:



Опустил их, и улёгся дальше спать.
Юша Могилкин
Гундяеву понравилось быть в космосе.



Поначалу он испытывал некоторые неудобства с хождением в туалет и старческой мастурбацией, но потом в его голову закралась мысль, что он – и есть тот самый бог, о котором его сотрудники втирают народонаселению России.
И гундяевская тушка сразу же раздулась от гордости за самого себя.
— Я – бог! Я – бог! – вопил бывший торговец сигаретами, — не зря у меня есть столько волшебных колпаков!



Тыдыщ!
Что-то стукнуло космического главпопа по выпирающему животу.
Гундяй оглянулся вокруг и увидел смешного гнома, одетого в бутафорские доспехи.
www.youtube.com/watch?v=nwpGiCX4A4g
«Почему у него такой неправильный прикус? — подумал Гундяйка, — ему наверное, на нижнюю челюсть постоянно капает…»
«Капает, капает, — подумал гном, — из той же трубы, что и тебе на бороду!»
— Попрошу не обобщать! – вспылил новоявленный бог.
— Эээ, ти кто такой, а? – возмутился гном.
— Я – бог! – ответил Гундяй и задрал бороду.
— Эээ, какой ти бох, а? Бох – это я! Герой России. Герой труда. Поборник морали! У меня в подчинении пехота путина!
www.youtube.com/watch?v=y3xYiKMsu14
— А вот я сейчас помолюсь, и у тебя заново вырастет крайняя плоть! Будешь знать, как со мной пререкаться!
— Ти злой и старый! А я хочу пажылать тибе кавказскага далгалетия и абрэтэния истиннай вэры!
— Убью! – закричал Гундяй и, нацепив ласты, погнался за гномом.
— Пакушение! Пакушение на миня! – закричал гном, отмахиваясь от бешенного попа своим колпаком.
Тут весь космос засиял, словно новогодняя елка, из глубины Черных дыр раздалась песня «Валенки, валенки» в исполнении Зыкиной, а затем, в ореоле сверкающих огней, перед спорщиками предстал Гайка Митрич, облаченный в парадный костюм вождя могикан.
— Заебали. – сказал Гайка, равнодушно низвергая на Землю главпопа и гнома с неправильным прикусом. Потом, словно вспомнив о чем-то важном, великий вождь поднял правую руку и добавил:
– Хау! Я все сказал!
А затем растворился туда, откуда появился.

…Кимброу прижался носом к иллюминатору.
— О, великий Маниту! – пробормотал астронавт.
— Да, хуйня, с кем не бывает, — констатировали Рыжиков с Борисенко, и повели Роберта-Шейна допивать остатки тюбиков.

***
Низвергнутые на Землю клоуны – главпоп и гном с неправильным прикусом – изрядно исколошматили друг друга, а потом пригласили телевизиощиков и журналистов, мол, посмотрите, как мы мирно можем сосуществовать.



И, хотя они сами себя считали богами, но роднило их одно: деньги российских граждан, неправомерно ссыпаемые в ихние карманы.
И сказал главпоп:
— Как только задумывается строительство храмов, то как-то Господь подает на это!
И сказал гном с неправильным прикусом:
— Аллах дает. Не знаю. Откуда-то берутся деньги.
А миллионы проглотили сказанное, как будто оно так и надо.





P.S.
Говард Уткин, Гайка Митрич, Юша Могилкин и Л.И. Брежнев сидели за столиком во дворе старой крыжопольской пятиэтажки, и резались в домино. Леонид Ильич скрупулезно подсчитывал очки после каждого кона, и вдруг заметил:
— Мы козлы. Гайка, пошли за пивом.
Вождь гордо кивнул, напялил на лысину сиу, и послушно затопал в магазин.

)))
Говард Уткин
Возомнив себя богом, гундяев даже сбросил подаренный пришельцами скафандр, и так и парил в пространстве в своей бейсболке на башке, с посохом и развевающимся подолом платья.
Мимо проплывал синий растаман с кальяном и упаковкой пива под мышкой.
www.stihi.ru/2006/01/05-1148

— Я – БОГ! – набравшись значимости, гордо сказал гундяй.
— Бывает. – Дал растаман попу банку пива и улетел дальше.
Поп огляделся. Кругом царили темнота и мрак. «Как там в Библии?» — стал он вспоминать священописания: «Въ начáлѣ сотвори́ Бóгъ нéбо и зéмлю». Ну ща я вам устрою».
Гундяев вырвал из бороды волос:
— Трах-тибидох! – порвал его: — Сотворись! – и бросил волоски в разные стороны.
…………

Нихуя не произошло.

— Трах-тибидох! — Трах-тибидох! – Дербанил бороду самозванец.

***
В это время ГлавБох смотрел телевизор и ел духовную пищу, которую ему таскали с пылу с жару из духовки проверенные архангелы: котлеты, овощи, хлеба и буженину.
Внезапно, телесериал, который он смотрел, (Улицы разбитых фонарей), прервал экстренный выпуск спецновостей: «Какой-то распиздяй в женском платье и кепке «а-ля Корона Российской Империи», с огромной бейсбольной битой, рвёт на себе бороду и творит мусульманскими заклинаниями небо и землю».

— Заебали, — сказал про себя Бох. Вытер влажной салфеткой рот, руки; бросил в казан с духом ягнёнка. Встал, рыгнул, потянулся. Пёрнул, йоптыть. Засиделся. И попросил подать ему костюм вождя.
Долго ходил выбирал какой. Крутился перед зеркалом. То фуражка не понравилась, то латы, то мундир. Выбрал имидж парадного индейца, в котором Говард Уткин на слонов охотился в пампасах.
www.stihi.ru/2014/03/16/2675

***
— Превед, медведы! – Вежливо поздоровался бох, потому что в пространстве бодались уже два долбаёба. – Заебали.
Увидев бога в таком обличие, туристы, манием руки, исчезли сразу, в телескопах, мигнули только огоньки.
И вновь пространство засияло первозданной темнотой.

***
За доминошным столиком Говард и Юша хлопнули ладонями, и пригубили пивка.
— Как ты их, Юша, так бодро объебал в ста партиях? – Спросил Фридрихэнгельсович, который играл в домино последний раз на заводе в прошлом веке.
— Я думал, это ты. – Удивился Могилкин.
— Я в азартные игры, только в преферанс и нарды могу. И то, тыщу лет не играл. Сегодня первый раз за много лет.
— Мы в домино играли. – На всякий случай сказал Юм Адонаевич.
— В чё?

— А вот и пиво! – Доставал из авоськи Леонид Ильич кефир. – Его сам Шурик пил.



— Гойко Митич где? – Остановил всё вынимающего и выставляющего кефир генсека Юша.
— Эрик Хонекер звонил. Просил вернуть югослава. Вместо него …
Бормотание Брежнева перекрыл рёв приземляющегося за гаражами самолёта.
— … прислали американского певца Дин Рида.
И вправду, лишь только стих винтов эмоций, как вышел парень «Будь готов!», с гитарой, а не с рацией. И сразу начал кантри петь: «Камон, и бэби эврибади». Изображать собой кривляции. Каг рокенрольщик, а не лох.
— Порядок. – Хмыкнул Адонаич.
— Он сжёг штандарт своей страны. – Нёс ахинею Лёня Брежнеф.
— А мне, вот, честно – дапезды.
Мешал костяшки Говард Уткин.
— Где пиво, Лёня? Грустно, Ы.
Бля, залепив литцо ладонью …



Я ведь из ктултховой родни.

Юша Могилкин
Синий растаман и сисястые папуаски в обличие бога остались позади, они растворились в просторах Вселенной. А неудавшийся Хоттабыч Гундяй очнулся где-то на проселочной дороге, ведущей из Сибири в Мозгву.



— Где я? – спросил горе-космонавт у проходящей мимо девчушки.
Девчушка хмыкнула, сняла с плеча мотоцикл «Урал» с коляской и укатила в глубь вековых лесов.
Вечерело. По дороге забегали лоси, кикиморы, лешие и растрепанные инспектора ГИБДД.
Освещение не работало. Изредка какой-то долбоеб со своим кортежем носился туда-сюда на «Ладе-Калине» и семафорил керосиновыми фарами.
Гундяй испугался. Вся его божественность быстро сошла на нет и спряталась в трусы.
На обочине появился Л.И. Брежнев с бутылкой кефира в авоське.
Гундяевская память щелкнула былыми воспоминаниями, а ноги, припомнив былые коленопреклонения, дружно засеменили вслед за Генсеком.
Главпоп не знал, что в Ильича№2 был встроен особый навигатор – Брежнев пер, не разбирая дороги, проламывая своей могучей орденоносной грудью различные препоны: горные хребты, канализационные стоки и прочие буреломы.

— А вот и пиво! – Достал из авоськи Леонид Ильич кефир. – Его сам Шурик пил. – объявил Брежнев, добравшись до Парнасского Ларька.

Говард прослушал, как Дин Рид отыграет «Пионерскую зорьку» и спросил Второго Ильича:
— А что это за хуйло рядом с тобой? –
— Я не Хуйло! – возразил Гундяй, — Хуйло сидит в Кремле, а я – в Переделкино, на патриаршем подворье.
— Тебя, мудака, не прашивали, спросили человека. – Вяло оторвался от костяшек Могилкин и, прищурясь, посмотрел на очередное хуйло.
— Хуйло – оно всегда хуйло! – патетически изрек Брежнев, радуясь, что ему не перепадет за недоставленное пиво.
— Я есть хочу! – заныл Гундяй, — я пить хочу! А еще я хочу денег и мальчиков! И власти!
u.to/R7ZDDw — глядя в глаза главпопу, ответил Могилкин.
— Да, вообще, кто он такой? Да пошел он на хуй! – вяло отреагировал Уткин и объявил:
— Рыба!
— Нет, вы не понимаете! – надвинув куколь на лоб, пошел в атаку попик, — я – бог! Я голоден! Дайте мне, хотя бы, батон ливерной колбасы! Или копеечку. А я за вас буду всю жизнь сам себе молиться!
— А зачем? – снизойдя, спросил Уткин.
— Чтобы вам на том свете было хорошо! – закатив глазенки, ответствовал Гундяй.
— Мда… — переглянувшись, сказали друзья, — это не лечится…
— Можно, я – по старому индейскому обычаю – выкурю отсюда этого побирушку? – спросил внезапно появившийся Гайка Митрич.
— Валяй. – согласился Говард.

Гайка поймал Гундяя, потер его в ладонях и высыпал в свою трубку. Щелкнул кремнем, пыхнул, затянулся и выдохнул дым в сторону.

— Это все, конечно, забавно, — сентециозно заметил Могилкин, — но где наше пиво?
— Сейчас заново схожу… — прошепелявил Леонид Ильич, — а вы, пока, помешайте доминошки.

)))
Говард Уткин
— Ну, и долго он ходить будет? – Мешал домино Говард прямо на столе в походном котелке Юши Могилкина, на его же походном керогазе.
— Бульон попробуй, — еле сдерживал хохот Юша.
— Пашолты вжопу! – Бросил ГУт ложку, сам пряча улыбку, понимая развод. )))
— А вот и я! – Хлопнула дверь.
— Кефир! – Довольный ЛИБ выставлял на стол бутылки и треугольные пакеты. – Его сам Шурик пил. Вот ещё сыр и сливки, вдруг кофе захотите.



— Он чё, издеваецо? – Посмотрел на Беню ГУт.
— Говард Фридрихэнгельсович, свежак!!! – Брежнев стремительно распечатал бутылку кефира и показал, разгладив на колене, пробку.



— Какой кефир? – Внезапно встрял Шурик. – Вы, заебали! Я уже сто лет на газводе сижу, за 3 копейки.



Все перевели взгляд на Шурика, поправляющего очки и непослушный вихор. Как вдруг, неизвестно откуда взявшийся, как и Шурик, Гайка Митрич возвопил:
— Авва Отче! Во имя Иисуса Христа, пришедшего во плоти я Гојко Митић прихожу к престолу Твоей благодати и прошу милости, благости на молитву. Облеки меня Господи во всеоружие, покрой меня Твоей драгоценной кровью Иисуса Христа, пришедшего во плоти. Пошли Господи Твоих воинствующих ангелов. Молю о сверхъестественной помощи и защите меня, моей семьи и всего, что нам принадлежит. …

Такое редко бывало, но в Ларьке наступила гробовая тишина. Кабаре застыло в поднятых ногах. Дым от папирос парнасских грузчиков завис. Оконные рамы не захлопали, пластик стоял, но покрылись изнутри инеем. Вода в котелке с домином закипела, а Дин Рид, бочком-бочком выбежал наружу, и утопил себя в далёком озере.

— ЧТО ЭТО БЫЛО?!!! – Очнулся Митрич от шлёпких пощёчин Могилкина. Теперь сидел на лавке, дико озираясь.
Говард Уткин, глядя на индейца, закинул стопку коньяка, и, вытащив сигарету, закрутил в руках:
— Ты, брат, целого попа скурил. Теперь вот, думаю, а кого мне в сигареты намешали? – Говард отложил сигарету.

Не унимался один лишь Юша, глядя на бровастого Ильича, переливающего кефир из сосуда в другой, при этом попивая новосибирскую пепси-колу:
— ГУт, — шепнул он мне на ушко: — А давай над Ильичом пошутим, нахуячим ему в колу рома!!!
— Давай, лучче так пошутим надо мной. – Сказал гут, слегка охуевая от индейца.

А за время ступора проскакали будённовцы, проехали фашисты, пролетели пенгвины, вылезли грибы, а со стола упала луковица и покатилась, покатилась.
— Чиполино?
— Отец!!!
Встретился на полу в Ларьке у ГУта лук.

В дверь Ларька настойчиво позвонили.
Никаких звонков в салуне не существовало. ГУт и Юша переглянулись. Могилкин пожал плечами: — Даже видеокамер нет.
Но пошёл и спросил: «Кто там?»
— Варёные костяшки заказывали?
— Заходите. – Распахнул он калитку в недоумении.
На пороге стояла Отелла с варёной костью.

Юша Могилкин
— Негр?! – удивился Могилкин.
— Я – арап! – обиделся Бондарчук-старший, вытирая гуталин со своего лица.
— Арабы – они в Палестине, — проявил эрудицию Адонаевич, а у нас тут пиво закончилось.
— Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного! Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Господи, Исусе Христе, помилуй мя! Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя! Господи, помилуй! – по инерции продолжал тарабанить Гайка.



— Забористый поп оказался! – усмехнулся Говард, – но, судя по инерции, отходняк не за горами.
— Это вы не совсем правы! – решил реабилитировать себя Брежнев и встрял в разговор, — от бога польза все-таки есть! С ним можно яйца варить: положил в кастрюльку, залил водой, закипела водичка, прочитал один раз «Отче наш» — получилось всмятку, три – в мешочек, шесть – вкрутую.
— А я ем только страусовые! – проснулся Чапай и вылез из-под барной стойки, — это что ж мне, целый час у плиты стоять и бормотать неизвестно чего?
Назревал конфликт. Чиполино снял с себя телогрейку и пару трусов, Гайка перекрестил томогаук, а Василий Иванович и Леонид Ильич приготовили к схватке станковый пулемет.
И тут вдруг в телевизоре включился центральный российский канал
Вообще-то в Ларьке смотрели только порнофильмы, спортивные передачи и канал «Дискавери: Страна Дураков», но Останкинская телебашня сделала свое дело.
su0.ru/Ju0d
— Подумаешь… — прищурившись, сказал Уткин, — у нас пиво закончилось!
А телек продолжал вещать:
su0.ru/M06m
— Я схожу. – Снова вызвался Брежнев.
— Сиди уж! – осадили генсека друзья, и прижимистый Могилкин, кряхтя, отворил Золотым ключиком дверь в потаенный погреб.
— Саморазмножающийся «Крюгер»! – торжественно объявил гвардии-пингвинолог, — помнится, Говард прислал мне нарочным одну бутылочку, а оно вот как получилось! – обвел Юша великолепную сверкающую залу, уставленную цистернами вожделенного напитка.
— Гуляют все! – крикнул Уткин, на ходу снимая зимние шорты и с разбегу прыгая в пивное джакузи. За ним, стягивая на ходу резиновые сапоги, поспешили несколько грудастых рыбачек-блондинок.
— О мати господа моего творца, ты еси корень девства и неувядаемый цвет чистоты. Ты ми помози, немощствующему плотскою страстию и болезненну сущу… Тьфу, блядь! – возопил Гайка Митрич и, окруженный толпой порочных девственниц, нырнул в пивной фонтан.
И все остальные завсегдатаи Ларька последовали примеру своих духовных отцов.
А выдохнутый прах старикашки Гундяя удивленно рассматривал вывешенный на стенке плакат



и бормотал: «Мы – страна победившей духовности! У нас даже премьер(министр)-гомосексуалист в церквы ходит со своей женой.
А меня взяли и выкурили просто так».
Крупные слезы навернулись на глазах несчастного выкуренного старика – но не потому что он, действительно, за что-то переживал, а из-за того, что Чиполино, перепив пива, помочился в нужном направлении.


)))
Говард Уткин
— Говард Уткин – утонул!!! Говард Уткин – утонул!!! – Вдруг забегали, закричали все.
И давай нырять в пиво мутное, пиво плотное, нефильтрованное. Спасатели понаехали, МЧСники, и челюськиньцы, и папанинцы, прям на льдине туда прихуячили. Ледокол «Ленин» приплыл с пушкой на носу от «Авроры».
— Куда пиздануть?! – Орал сверху в рупор канонир-матрос Железняк.
— Да, падажди ты нахуй!!! – Орали ему снизу МЧСники. — Тебе бы только пиздануть.
И баграми, баграми по дну.
— Чё ахуели?!!! – Вдруг вынырнул Говард Уткин, тряся окровавленной рукой. Кровь лилась (капала) … (лилась-капала. Какая разница?) в бассейн, поэтому скоро вокруг ГУта стали нарезать плавники акул.
Мгновенно прилетел на моно-плане (в одного, тоисть) Валерий Чкалов и спас всех челюськинцев, всех папанинцев, и спасателей. А также полуголых рыбачек-Сонь, дарагова Ленонида Ильича, лук, народ и проституток. (Литературных, разумеецо).

— Ты где был? – Строго спросил поседевший Юша Могилкин.
— На дне лежал, — зажимал Говард багряный зацеп. – А чо?
— Ничо. – Глотнул Юша доброю пинту ирландского эля. – Это тебе плавники акульи нарезают?
— А кому ещё? – Говард огляделся. В ларьке никого не было, кроме Юши и молящегося Гойки. – Ну, нам. Я тут, с ушей свиных спрыгнул, перешёл на плавники акульи вяленые. Пальчики оближешь!
Говард выпрыгнул, бодро взлетев над водой, из водоёма на берег; снял ласты, акваланги, свинцовый пояс, маску, вынул трубку изо-рта, через которую разговаривал с Юшей и, глубоко-внутриутробно, с протяжным АААРРРХ!, как может только Говард Уткин, смачно и вкусно рыгнул.

Когда в пустом Ларьке затихло громогласное эхо, из Красного Уголка донеслось:
— Радуйся, озарение Трисолнечнаго света; радуйся, деннице незаходимого солнца! Радуйся, свече, Божественным пламенем возженная; радуйся, яко угасил еси бесовский пламень нечестия! Радуйся, молние, ереси пожигающая; радуйся, громе, устрашающий соблазняющих! …
ГУт и Юша подошли к вождю индейцев.

— Радуйся, истиннаго научителю разума; … — Чуть не плача, всегда мужественный Чинганчук, он же – Оцеола, он же — Большой Змей, Виниту, сын Ин Чу Чуна и др. смотрел на свои крюченные пальцы, которые прилипали и прилипали к телу: к голове, плечам и пресу. — … радуйся, таинственнаго изъявителю ума! Радуйся, яко тобою попрано поклонение твари; радуйся, яко тобою научимся поклонятися Творцу в Троице!

— Нихуя он попа выкурил! Поп, до сих пор, его не отпускает.
— Это – вирус. Неклеточный инфекционный агент, который может воспроизводиться только внутри живых клеток.
Высказались друзья на происходящее.
Гайка Митрич в это время крепко уснул, прижимая к себе надувного пингвина для плотских утех в Ларьке, зоофильных. Таким его и сфотографировал репортёр Шрайбикус.
— Кто такой? – Спросил его Юм Адонаевич, переодевшись в форму сотрудника пограничных войск.
— Шрайбикус. – Достал Шрайбикус демотиватор.



— Как ты сказал? – Внезапно встал Митрич, отставив пингвина в сторону, (ещё плакат такой есть). – Шрайбикус? Не ты ли, падла, в гитлерюгенде служил?!!!

сам плакат с пингвином:


— Ну, что вы, товарищ дяденька-индеец. Я репортёр. – Поднял репортёр фотоаппарат и сфотографировал Вождя. (фото выше)))
— Нет, бля! Стой сюда. – Схватил тот, своей мускулистой рукой, проходимца за шиворот. А другой рукой зашарил по внутренним карманам пазухи.
— ВОТ, тварь, твоё селфи, когда ты поссал на мои гортензии!!! – Вынул черно-белую карточку вождь и натыкал репортёру в морду. Даже очки тому разбил. На фотографии, правда. *



— Отстань от него. – Оттащил папуаса ГУт. – Разбирайтесь там … — Показал пальцем наверх, затем, подумав, — вниз, влево-вправо и зашёлся в танце.
Патамушто ТВ, сразу сообразив, отключило Хуйло, и включило перцев из Бразилии ‘MOLOTOV’. Что Гут щас, ностальгируя, слушает в машине.
www.youtube.com/watch?v=tYsM7Kc-4SY

— *гортензия — род цветковых растений семейства Гортензиевые, состоящий приблизительно из 70—80 видов. Кустарники или маленькие деревья, соцветия которых состоят из крупных стерильных цветков с четырьмя окрашенными чашелистиками, похожими на лепестки, и мелких фертильных цветков.
Юша Могилкин
Диафильм с комментариями

Брежнев, кряхтя, вытащил из нагрудного кармана дистанционный пульт управления на проводах и включил телевизор.
Понажимал на кнопки:













И обиделся.


— Какая-то хуйня… — задумчиво пробормотал Ильич №2, закуривая ганджубас.
— Дед, — ласково успокоил царя Леонида истекающий пивом и кровью Уткин, — у тебя пульт устарел, на возьми мой, он показывает только правду.
— Спасибо! – прошепелявил Второй Ильич и включил правильные новости:

— А я давно говорил, что наш бог Маниту даст по ебалу любому Христу! – проснулся Гайка.
— Оскорбление чувств верующих, статья 148 УК РФ! – вылез из засады неизвестно откуда нарисовавшийся Гундяй.
На попа зашикали, а Могилкин слегка ударил его мухобойкой по тюрбану, отчего Гундяйка упал в обморок и затаил христианскую обиду.
— Пуй, пуй! – очнувшись, призвал главпоп своего идола, но идол был занят – он целовался в кустах с лицом дальневосточной национальности.



— Развели блядство! – возмутился Уткин, — ни тебе акульих плавников откушать, ни пива спокойно попить!

А Брежнев щелкал и щелкал телеканалы. Глаза его светились радостью и верой в завтрашний день:













)))
Лиза Биянова
Юша Могилкин
А, заглохла идейка. Как и с «налогом на безработных».
Впрочем, что им в очередной раз взбредет в голову — известно только Аллаху. )))

Ирина Травкина
Горыныч с бабою Ягой,
Кощея мощи полируя,
Вот не пойму, какого буя,
Летят к галактике другой.

В подарок свечки да кадило.
Чтоб мрак межзвёздный освящать.
Фонарик на диодах, млядь,
Не догадались взять, мудило.

Бубновый интерес имея:
Что б паству мукой пополнять,
Япону поминая мать,
В созвездье чешут водолея.

Где гуманоиды растят
Картохи и салат с ботвою,
Гордяся щедрою лозою,
Послали мудозвонов в зад.
Говард Уткин


))))
Со всех галактик прилетают
К нам на планету пацаны,
А тут – плебеи, прихожане,
Повсюду церкви и попы …
Обратно парни улетают.

Спустя сто лет вновь снаряжают,
К Земле пришельцы корабли,
И снова церкви и адепты,
«Нет перспективы у Земли», —
Так гуманоиды считают.

Оставили нам артефакты,
Вперёд, Земля, вас звёзды ждут,
Но мы по-своему решили,
Щас в каждой пирамиде труп.
Про нас забыли астронавты.

Но сонм летающих тарелок,
О чём гудят и пишут СМИ,
Неброский фарс, сюжет для фильма,
Апокалипсиса Земли.
Что для землян довольно смело.

У внеземных цивилизаций,
Где бога нет и нет попов,
Давно уже любой ребёнок,
К телепортации готов.
Без ЦУПа и коммуникаций.

А на Земле попы приходят.
Молитвы разные читают,
Махают кистью и водой,
Ракеты в космос отправляют.
Что улетят сами собой.

Но после этих освящений,
Ракеты чё-та не летят.
Поп сэкономил-ли на мире,
По конкурсу отжав подряд.
Одолевает круг сомнений.

))))))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.