Об лживом провокаторе Шехтмане, плагиаторе Сухонине и глупой истеричке Вшивой лене

Наша Кунсткамера


Эпиграфы
Во Францию постепенно влезает гнусная жидовская душа!
Виктор Гюго

Гнусное явление, что и говорить
Вшивая лена

Есть такой чувак, который называет себя «Сергей Сухонин».
Ну, есть и есть, и хер бы на него.
Но.
У чувака наличествует какая-то непонятная склонность к репостам лживых статеек всяких жидов, паразитирующих не только на Русской, но и на всемирной Истории.
Так, например, гражданин Сухонин недавно разместил на сайте п.ру компиляцию текста израильского репатрианта из СССР (читай – предателя нашей Родины) Марка Шехтмана «Освобожденная Франция, или «Cherchez la femme»» (Your text to link...):
«Как французы во время войны немцам сопротивлялись»:
Your text to link...,

в которой этот самый жулик Шехтман обвиняет известных французов в пособничестве национал-социалистической Германии.
Сухонин, конечно, дурак-попугай, обыкновенный копирайтер в погоне за прушными баллами, допускающий те же самые грамматические ошибки, что и Шехтман, но разобраться в вопросе не мешало бы.

Значится, Шехтман пишет:

Четырнадцатого июня немцы вошли в объявленный «открытым городом» Париж. Им понадобилось для этого меньше пяти недель. Дом Павлова в Сталинграде продержался дольше. В боях (вернее, в беспорядочном бегстве летом 1940) французская армия потеряла 92000 человек и до конца войны еще 58000 (в 1914-1918 почти в 10 раз больше)

— Да, было дело. Но не все так просто:
Your text to link...

и, насколько мне помнится, Иудея сдалась войскам римского императора Октавиана Августа вообще без боя – вот о чем должен был написать жулик Шехтман, а не о Франции.

Культурная жизнь не замирала и после падения Парижа. Разбрасывая перья, плясали девочки в ревю. Словно ничего не случилось, Морис Шевалье, Саша Гитри и другие бесстыдно паясничали перед оккупантами в мюзик-холлах.

Поехали.
Морис Шевалье не паясничал, а совсем наоборот:
Your text to link...

Саша Гитри тоже:
«В период немецкой оккупации Гитри не покинул Париж и не прекратил режиссерской и актерской деятельности. Он продолжал ставить пьесы и фильмы, продолжал смешить и развлекать зрителей. Гитри никогда не был фашистом, никогда никого не предавал и не разделял нацистскую идеологию, он просто не собирался менять образ жизни и, со свойственным ему легкомыслием, продолжал делать вид, что войны нет. Гитри избрал самую мягкую форму протеста: не разрешал ставить свои пьесы в Германии, позволял себе хлесткие остроты в адрес немецкого командования, порой конфликтовал с оккупационной цензурой и никогда не отказывал своим друзьям, если те просили заступиться за своих близких, подвергшихся аресту. Так, вместе с Коко Шанель он сумел добиться освобождения из лагеря смерти мужа-еврея их близкой подруги писательницы Колетт.
После освобождения Гитри был арестован. Его продержали под стражей 60 дней, так и не сумев предъявить никаких конкретных обвинений. Гитри ставили в упрек то, что он наслаждался роскошью, в то время как нация терпела лишения, обвиняли в снобизме, эгоизме, зазнайстве…
»

Победители собирались на концерты Эдит Пиаф, которые она давала в арендованном борделе.

— Ложь и пиздеж. Эдит Пиаф снимала квартиру в помещении борделя, а которое об остальном… «После освобождения Парижа все литераторы, актеры, композиторы, художники и скульпторы, работавшие во время оккупации, должны была предстать перед комитетом по чистке… Чистка была достаточно жесткой. Если не брать творческую интеллигенцию, то к тюремному заключению было приговорено около пятьдесяти тысяч человек, примерно полторы тысячи за сотрудничество с врагом приговорили к сметной казни… К Пиаф ни у комитета, ни у парижан вопросов не было. Французские солдаты, бежавшие из лагерей, чтобы стать участниками Сопротивления, не дали ее в обиду. Несмотря на все попытки завистников и конкурентов припомнить ей аншлаговые концерты времен оккупации».

Your text to link...

Your text to link...

А еще Эдит Пиаф прятала евреев. Не сама, конечно, но всячески этому потворствовала.

Луи де Фюнес развлекал оккупантов игрой на рояле, а в антрактах убеждал немецких офицеров в своем арийском происхождении.

— Во время Второй Мировой войны Луи де Фюнес работал кладовщиком и преподавал сольфеджио в музыкальной школе. Так что, «развлекать и убеждать оккупантов» он никак не мог.

Не остались без работы и те, чьи имена мне трудно упоминать в этой статье: Ив Монтан и Шарль Азнавур.

— Так, на всякий случай, Ив Монтан — итальянский еврей, сын коммуниста, вынужденного со всей своей семьей бежать во Францию от фашистского режима, а Шарль Азнавур и его сестра были награждены президентом Израиля Реувеном Ривлином медалью Рауля Валленберга за… спасение евреев во время Второй Мировой войны.
Хопа!

А вот, знаменитый гитарист Джанго Рейнхард отказался играть перед окупантами. Но таких, как он, было немного.

— Не отказался. Даже сама – мать ее за ногу! – «Википедия» повествует: «Джанго Рейнхардт пережил войну невредимым, в отличие от сотен тысяч европейских цыган, погибших в ходе цыганского геноцида. Рейнхардт хорошо понимал опасность, он и его семья сделали несколько неудачных попыток бегства из оккупированной Франции. Чудо его выживания частично объясняется тем, что он пользовался защитой (тайно) любящих джаз нацистов, таких как офицер люфтваффе Дитрих Шульц-Кён (Dietrich Schulz-Köhn), по прозвищу «Доктор Джаз»».

Дальше – всякое бла-бла-бла насчет художников и театральных актеров я пропускаю, ибо запросто могу его раздербанить, но будет слишком долго, остановлюсь вот на чем:

Любимец публики Жан Маре был популярен уже тогда. Его нетрадиционная сексуальная ориентация никого (даже немцев) не смущала.

Читаем:
«Призван в армию. Демобилизован в июне 40-го…Марсель Карне предложил ему роль в своем фильме, поэтому Жан отказывался от других ролей в кино и оказался незапятнанным сотрудничеством с фашистами. Кокто искал театр, где мог бы поставить свою новую пьесу «Пишущая машинка», где Жан должен был играть две роли — Максима и Паскаля. За несколько дней до премьеры журналисты сообщили, что Ален Лобро, критик профашистских газет, готовится раскритиковать пьесу Кокто, даже не читая и не видя ее. Жан поклялся набить морду этому критику, если это произойдет. Лобро разнес пьесу и актеров в пух и прах. И Жан Маре выполнил свое слово — встретив Лобро, он избил его. На следующий день, кажется, весь Париж, актеры, директора театров звонили ему и благодарили. А газеты объявили Жана «самым плохим актером Парижа».
Только обращение Кокто к высшим прогитлеровским кругам спасло его от серьезных проблем. В Сопротивление его не брали из-за гомосексуализма и хронической болтливости. Об этом он упоминает в своей биографии
».

По личому приглашению Геббельса такие известные французские артисты, как Даниэль Дарье, Фернандель и многие другие совершали творческие поездки в Германию для знакомства с работой киноконцерна «УФА».

— Ну, положим, Даниэль Дарье была чокнутой и таки да, придерживалась идеологии национал-социализма. Фернандель – нет. И «многие другие» – тоже. А которые ихние «поездки по приглашению Геббельса в Германию для знакомства с работой киноконцерна «УФА»» — об этом известно только из говнотекста инсинуатора Шехтмана.

В годы оккупации во Франции снимали больше фильмов, чем во всей Европе.

— «В 1941–1944 годах 11 наиболее крупных фирм создали больше фильмов, чем 51 мелкая. Однако, несмотря на политику правительства Виши, служившего интересам монополий, а также на существование «Континентали», французская кинопромышленность оставалась в основном мелкой, почти кустарной» (Садуль Жорж, «Кино в период войны, 1939-1945»).

В городе Льеж молодой сотрудник местной газеты опубликовал серию из выдержанных в духе «Протоколов сионских мудрецов» девятнадцати статей под общим названием «Еврейская угроза». Его имя Жорж Сименон.

— Ни в одной биографии Жоржа Сименона не имеется никакой информации о том, что он писал какие-либо статьи «под общим названием «Еврейская угроза»» — Шехтман, кака бычна, наврал.
Только гражданин Сухонин его ложь несколько подсократил, ведь в шехтманском оригинале было настрочено так:
«В бельгийской «Льежской газете» молодой писатель также «прославился» публикацией 17 статей с 19 июня по 13 октября 1921 года под весьма оригинальным» названием «Еврейская опасность». Автором статей, как указано в газете, был 18-летний «историк Сим Симсон» (под таким псевдонимом были опубликованы эти статьи)».
Обратите внимание на дату – 1921 год. Немцы в Париже? В 1921 году? Ага, ага.

В таком же тоне высказывался известный католический писатель, драматург и поэт Поль Клодель.

— Да, да. Именно по этой причине, по окончанию Второй Мировой войны, его наградили Большим Крестом ордена Почетного легиона. А в 1946 году Клоделя избрали членом Французской Академии. Хотя насчет коллаборационистов во Франции все было очень сурово.

«Позволить себе бастовать или саботировать могут рабочие. Мы — люди искусства должны продолжать творчество, иначе мы не можем существовать»

— Этой фразы нет нигде, акромя говнотекста жулика Штехмана. Видимо, она была выдумана им, так сказать, для форсу.

Они-то как раз существовать могли, а рабочим пришлось собственными руками осуществлять полную экономическую интеграцию с третьим рейхом. Правда, рабочий класс тоже особенно не страдал — работы хватало и платили немцы хорошо: Атлантический вал построен руками французов.

— Да ну! «Атлантический вал» строили те специалисты, которых немцам удалось принудительно согнать со всех оккупированных территорий. Военнопленные из СССР там тоже некисло так присутствовали.

А что творилось за кулисами этой идиллии? 70 тысяч евреев были высланы в Освенцим. Вот как это происходило. Выполняя приказ гестапо, французские полицейские тщательно подготовили и 17 июня 1942 года провели операцию под кодовым названием «Весенний ветер». В акции участвовали 6000 парижских полицейских — немцы решили не пачкать рук и оказали французам высокое доверие. Профсоюз водителей автобусов охотно откликнулся на предложение дополнительного заработка, и вместительные парижские автобусы замерли на перекрестках квартала Сен-Поль в ожидании «пассажиров». Ни один водитель не отказался от этой грязной работы. С винтовками за плечами полицейские патрули обходили квартиры, проверяя по спискам наличие жильцов, и давали им два часа на сборы. Затем евреев выводили к автобусам и отправляли на зимний велодром, где они провели три дня без пищи и воды в ожидании отправки в газовые камеры Освенцима.
Во время этой акции немцы на улицах квартала не появлялись. Зато на акцию откликнулись соседи. Они врывались в опустевшие квартиры и уносили все, что попадало под руку, не забывая при этом набить рты еще не остывшими остатками по-следней трапезы депортированных. Через три дня наступила очередь французских железнодорожников (их героическую борьбу с «бошами» мы видели в фильме Рене Клемана «Битва на рельсах»). Они закрывали евреев в вагонах для перевозки скота и вели эшелоны до германской границы. Немцы не присутствовали при отправке и не охраняли эшелоны в пути — железнодорожники оправдали оказанное доверие и закрыли двери надежно.


— Вообще, все это чушь собачья. Особенно, насчет водителей автобусов и железнодорожников. И по поводу соседей, поскольку единственный источник информации об таком – вышеупомянутая статейка Шехтмана.
Хотя, да, «Весенний ветер» таки – оно было дело. Только, вот, во время данной «операции» «всего было арестовано около 13000 человек – в основном иностранных евреев». «Иностранных евреев», ага. Не французских.
Ну, а насчет «газовых камер Освенцима» — пардонте, не верю:

Your text to link...

Your text to link...

Маки — вот кто пытался смыть позор поражения. Цифры потерь Сопротивления — 20000 убитых в боях и 30000 казненных нацистами — говорят сами за себя и соизмеримы с потерями двухмиллионной французской армии. Но можно ли назвать это сопротивление французским? Большинство в отрядах Маки составляли потомки русских эмигрантов, бежавшие из концлагерей советские военнопленные, жившие во Франции поляки, испанские республиканцы, армяне, спасшиеся от развязанного турками геноцида, другие беженцы из оккупированных нацистами стран. Интересная деталь: к 1940 году евреи составляли 1% населения Франции, но их участие в Сопротивлении непропорционально высоко — от 15 до 20%. Были как чисто еврейские (в том числе и сионистские) отряды и организации, так и смешанные — всевозможных политических спектров и направлений.

— Ща… Маки – они такие товарищи, движение которых было только частью французского Сопротивления. Точного количества участников французского Сопротивления, данных насчет погибших и казненных участников нет нигде – врун Шехтман все высосал из своей головы.
И, разумеется, «большинство в отрядах Маки» состояло из французов, а не из «потомков русских эмигрантов и т.д. и т.п.», хотя во французском Сопротивлении хватало и русских и даже самих немцев.

Ну и конечно — ой, вэй! – если статейку строчит какой-нибудь Шехтман, значит, речь обязательно пойдет о евреях и об их страданиях.
Статистика о количестве евреев, проживавших во Франции на начало ВМв отсутствует полностью. Цифры приводятся разные и приблизительные: от 250 до 320 тысяч. Сколько евреев было гражданами Франции – тоже неизвестно, считается, что половина от указанного выше количества. А кто из них перед войной сдристнул в США, Мексику, Канаду, Австралию, Антарктиду – вообще непонятно, но немало.

Интересная штука:
«До войны во Франции проживало около 300 тысяч евреев, из них около половина – французских граждан.
Таким образом, за время оккупации всего погибло около 80 тысяч евреев, что составляет около 25% всех евреев, проживавших во Франции на момент начала войны.
Три четверти евреев (75%), проживавших в то время во Франции, выжили
(в том числе около 85-90% евреев, имевших французское гражданство, и около 50-60% среди иностранных евреев)
Для сравнения среди других оккупированных стран Западной Европы в Бельгии выжило около 55% евреев, в Нидерландах – около 20% (в оккупированных странах Восточной Европы проценты еще ниже)»,
«Пережили Катастрофу также десятки тысяч французских евреев, которые находились в эмиграции; тысячи евреев — французских граждан были в немецком плену в качестве военнопленных, в отношении которых Германия соблюдала Женевскую конвенцию; они находились также под защитой Международного Красного Креста
».

Как мы видим, во Франции евреев выжило больше, чем где бы то ни было в других странах, территория которых подверглась нападению немецкой армии, да еще немцы относились к французским евреям, как к военнопленным — гораздо лучше, чем к русским солдатам, например.
Впрочем, имеется и другая сторона медали.
В 1933 году, лидеры мирового сионизма объявили войну Германии:

Your text to link...

Т.е., по сути, все остальные евреи оказались заложниками ситуации.
Можно даже провести аналогию со ста двадцатью тысячами японцев – граждан США, — которых правительство Штатов в 1942 году интернировало в специально созданные для этого концентрационные лагеря.
Только по причине того, что США воевало с Японией.

Ну, а кто создал Третий Рейх? Точно, не Пушкин:

Your text to link...

Мда…
Безусловно, некоторые евреи, искренне любившие Францию, как свою Родину, сражались за нее и даже погибали. Но основная масса, пекущаяся только о собственном благополучии, сбивались в шайки, подобные небезызвестной группировке «братьев Бельских» в Белоруссии – третировавшей, в основном, местное население и только иногда, по острой необходимости, сражаясь с немецкими оккупантами: «лучше спасти одну старушку-еврейку (только еврейку, и никакую иную старушку), чем убить десять немецких солдат».
А когда советские органы охраны правопорядка решили спросить с Бельских за совершенные ими преступления против мирных граждан, братья быстренько сбежали заграницу.
Так что, во Франции с лихвой хватало своих «Бельских».
И это… Армяне, для освобождения Франции от немецких оккупантов, сделали гораздо больше, чем евреи. Но Шехтман об этом никому не скажет – зачем оно ему?

Галльский петух встрепенулся, когда союзники приближались к Парижу. Заколыхались над столицей трехцветные флаги. Вооруженные чем попало парижане вышли на баррикады, совсем как когда-то в 1830, 1848, 1871. Храбрые парижские полицейские моментально сориентировались и, оставив охоту на евреев, дружно присоединилсь к восставшим. Деморализованные остатки Вермахта фактически не сопротивлялись и стремились как можно быстрее покинуть город. Жертвы, конечно, были, и немалые, но в основном среди мирного населения: толпы ликующих парижан попали под огонь снайперов, укрывшихся в мансардах и на крышах. Те 400 солдат и офицеров Вермахта, что бежать не успели, вместе с командющим (генерал фон Хольтиц) сдались парижанам в плен.

— Чушь и хрень.
Французское Сопротивление долго готовилось к решающему шагу…
Вот, чисто по ситуации.
Возьмем, для примера, РФ. На страну кто-то напал – США, Китай, Люксембург – не суть. Путен с чахлой армией попытался дат отпор, но армия разбежалась, поскольку оказалась несостоятельной. Захватчики поработили РФ. Путен лег под них и совместно с собой положил туда же остатки армии, силовые структуры и все остальное. Что делать нам – простым гражданам? Идти с голыми руками на тандем власти и захватчиков? Нас всех перестреляют, как куропаток. Поэтому будем довольствоваться мелкими диверсиями и копить силы.
Так же произошло и во Франции – правительство было заодно с немцами, и кто там спрашивал народ – нравится оно ему или нет? Уничтожали недовольных на раз-два.

И вот в 1944 «боши» ушли, оставив в когтях разгневанного галльского петуха своих французских возлюбленных. Только тогда и выяснилось, как много во Франции настоящих патриотов. Предпочитая не беспокоить крупную рыбу, они смело расправились с теми, кто спал с врагом.
Сожительство с оккупантами ничего, кроме брезгливости, не вызывает. Но что оно по сравнению с массовым предательством генералитета, продажной прессы, правых партийных лидеров, видевших в Гитлере избавителя. Что оно по сравнению с холопским режимом Виши, поставлявших Гитлеру добровольцев? Что оно по сравнению с доносительством, прямым сотрудничеством с гестапо и в гестапо, охотой за евреями и партизанами?


— Угу. Краски, разумеется, мега-сгущены для создания соответствующего эффекта, но что делать с жидами, которые состояли на службе оккупационных войск:

Your text to link...

и даже добровольно и с особым рвением трудились в вермахте и SS:

Your text to link...

«Абсолютное большинство евреев-ветеранов вермахта говорят, что, идя в армию, они не считали себя евреями. Эти солдаты старались своей храбростью опровергнуть нацистскую расовую болтовню. Гитлеровские солдаты тройным рвением на фронте доказывали, что еврейские предки не мешают им быть хорошими немецкими патриотами и стойкими воинами».

?

Даже президент Миттеран — личность такого уровня! — был усердным чиновником в правительстве Виши и получил высшую награду из рук самого Петена. Как это отразилось на его карьере?!

— Меня всегда забавляет жидовская ложь.
Франсуа Миттеран – активный участник французского Сопротивления, провел много времени в плену, на третий раз сбежал оттуда, работая чиновником, возглавлял подполье и вообще. Будучи «разоблачен» (ибо не Штирлиц), тайно переправился в Англию, где продолжил руководить подпольем.
Зачем врать-то?

Из французских добровольцев была сформирована дивизия Ваффен СС «Шарлемань» (Карл Великий). К концу апреля 1945-го все, что осталось от дивизии — эсэсовский батальон добровольцев-французов отчаянно храбро (так бы с немцами в 40-м!) сражался с Красной Армией на улицах Берлина. Немногие оставшиеся в живых были расстреляны по приказу французского генерала Леклерка.

Ну, была сформирована.
Но есть нюанс.
33-я добровольческая пехотная дивизия СС «Шарлемань», в основной своей массе, состояла… из немцев. Французы были представлены в ней только бригадой «Жанна Д’Арк». Разницу между дивизией и бригадой, надеюсь, объяснять не нужно?
Ин, ладно. Максимальное количество состава бригады – четыре тысячи человек. Всего.
Сравним их со ста пятьюдесятью тысячами евреев, которые официально служили правительству национал-социалистической Германии.

Что же происходило после войны? Масштабы предательства оказались настолько грандиозными, что французской Фемиде (у которой тоже рыльце в пуху) оставалось только беспомощно развести руками. Тюрьмы не вместили бы виновных (нечто подобное произошло и в побежденной Германии, где наказание нацистам заменили формальной процедурой «денацификации» — покаялся и свободен). Но в маленькой Бельгии, например, где уровень предательства был несравненно ниже, рассуждали по-иному и осудили втрое больше коллаборационистов, чем во Франции.
Вместе с тем, сразу после освобождения тысячи коллаборационистов все же были расстреляны. Но вскоре после окончания войны лидер «Сражающейся Франции» — несгибаемый генерал Шарль де Голль решил перечеркнуть позорные страницы недавнего прошлого, заявив: «Франции нужны все ее дети». В принципе понять де Голля можно: перестрелять такое количество предателей не сумело бы даже гестапо, а о гильотине и говорить нечего. Таким образом, бывшие коллаборационисты не только остались безнаказанными, но довольно быстро интегрировались в промышленность, бизнес и даже в правительственные структуры.

В общем, аффтар противоречит сам себе, а заодно, кака бычна, лжет: де Голль никогда не произносил фразу «Франции нужны все ее дети» в контексте «перестрелять такое количество предателей не сумело бы даже гестапо, а о гильотине и говорить нечего».

Дальше по тексту – мне уже надоело разбирать вранье Штехмана-Сухонина, поэтому предоставляю сделать это каждому самостоятельно.
Отмечу немаловажную деталь: охаивать целый народ — любимое жидовское занятие.
Причем, только охаивать, напрочь отвергая все положительное.
Почему Шехтман, а за ним повторюшка Сухонин ничего не сказали о том, что, например, «режиссер Луи Дакен еще в 1941 году снял фильм «Мы – мальчишки», рассказывающий о чувстве солидарности, позволяющее преодолеть все препятствия. Сюжет кинокартины прозвучал злободневно и воспринимался как призыв к солидарности французов в борьбе с оккупантами. А другой французский режиссёр, Мишель Карне, поставил в 1942 году красивую и поэтическую картину «Вечерние посетители», в форме средневековой легенды утверждающую неизбежность победы добра над злом»?
Да потому, что для них главное — очернить, а не посмотреть правде в глаза.

И очень показателен вопль Вшивой лены по поводу:

Сережа, потрясена статьей.
Такие имена! Филипп Жерар — неотразимый Фанфан-Тюльпан! Любимый мной с детства Шарль Азнавур, чью «Богему» и сейчас слушаю… Эдит Пиаф! Я вообще была уверена, что она страстная борчиха с нацизмом была.
Н-да, ну и дела… Жорж Сименон — для меня умер как писатель.
А по поводу их отношения к евреям… они его показали еще во времена Дрейфуса.
Очень интересно, убедительно и сильно!
Ваша Лена 19.01.2021 17:47 • Заявить о нарушении
+ добавить замечания

Спасибо, Лена!
А меня больше всех Жан Маре потряс. Человек, несомненно смелый, но безидейный, как оказалось. Не имел он права играть те роли, которыми мы так в детстве восхищались.
Сергей Сухонин 20.01.2021 18:58 Заявить о нарушении


Один перевирает ложь, другая, фальшиво строя из себя просвещенную интеллектуалку («слушаю сейчас «Богему» Шарля Азнавура», ага-ага), ведется на ложь и, в силу своего националистического воспитания, гневно вопит: «Филиппа Жерара – в топку! Азнавура – на виселицу! Эдит Пиаф оказалась не борчихой с фашизмом! Жорж Сименон — для меня умер как писатель! Эти сволочи еще показали себя во времена «дела Дрейфуса»! Уроды! Юдфобы! АнтисемЬиты!»

Обратите внимание на слово «борчиха» в контексте «с фашизмом», звучит более, чем унизительно – не борец, а именно «борчиха».
Несправедливо оклеветанному Сименону, в общем-то, насрать на мнение Вшивой – он Вторую Мировую прошел с честью: запретил издавать свои книги в Германии, скрывал английских разведчиков и помогал беженцам;
А которое т.н. «Дело Дрейфуса», то, во-первых, с обвиненным в шпионаже французским офицером-евреем оказалось далеко не все так просто, во-вторых, Жерар, Азнавур, Пиаф и Сименон еще даже не родились в то время, и в-третьих, что главное для жидов?
Лучше русского писателя В.В. Розанова об этом и не скажешь:
«Евреи – женственная нация, вот на что надо обратить внимание. Если и среди нас встречаются люди с особенно женственным, мягким сложением, – с мягким лицом, мягким голосом, мягкими манерами, – то у евреев эта женоподобность – национальна. Обратим внимание на голос: за всю жизнь я не помню, чтобы еврей когда-нибудь говорил октавой. Даже густого баса я не помню определенно, чтобы встречал когда-нибудь. Все их голоса – пискливые, крикливые, и, ещё чаще – мягкие и интимные… Все их «гевалты» – это бабий базар, с его силой, но и с его слабостью. В сущности, на «одоление» у них не хватает сил, но в них есть способность к непрерывному повторению нападений, к неотступности, привязчивости. «С бабой – не развяжешься», – это относится к евреям, относится к нации их. Это нация гораздо более неприятная, чем существенным образом опасная; с ней всегда много «хлопот», как с нервной и капризной женщиной. Она угрожает «историями», «сплетнями», «сварой», – и где евреи, там вечно какая-нибудь путаница и шум. Совершенно как около навязчивой и беспокойной женщины. Они избегают и не выносят трудных работ, как и солдатский ранец для них слишком тяжел. Это от того, что они просто физически слабее других племён, именно как «бабье племя». Охотника с ружьём среди евреев нельзя себе представить. Также «еврей верхом» – смешон и неуклюж, неловок и неумел, как и «баба верхом». За дело ли они возьмутся – это будет развешивание товаров, притом легких (аптека, аптекарский магазин), конторское занятие, часовое ремесло. Но они не делают часы, а починяют часы. Вообще они любят копаться в мусоре вещей, а не то, чтобы сотворить, создать новую цельную вещь. Они какие-то всемирные штопальницы…
Отсюда мучительный «гевалт», который поднимается в еврействе, когда их гонят, отторгают от себя, – когда в них заподозрен дурной поступок или дурной человек. Опять это не деланно, и тут не одни деньги. Прислушайтесь к тону, тон другой. Тон бабий. «Я – честная жена!», «Я ничего худого не делала!», «Это – сплетня обо мне». «Я – верна своему мужу» (мужественному племени, среди которого евреи живут). Они боятся не факта, а у них вызывает тоску мнение. Они оскорблены, как «честная женщина», заподозренная в «дурном поведении». Просто они оскорблены этим и кричат на весь мир. В безумных их выкриках есть нотка отчаяния: «уходит возлюбленный». Самое отторжение, которое у финнов вызвало бы грубость, у немцев – высокомерный отпор или методическое сопротивление, у евреев вызывает истерику, как если муж «предлагает жене жить на отдельной квартире». Тут всё настоящее и никаких подделок. Евреи знают, что банки у них останутся по-прежнему, что богаче всех они будут по-прежнему. Не в этом дело, бабе нужна «любовь». И она визжит на весь свет, когда ей говорят: «не люблю». Все их ругательства теперь России есть ругательства «заподозренной в измене жены». Оттого они не хотели суда, – ни Дрейфуса, ни Бейлиса. «Как смеют подозревать!
».
А Л.Н. Толстой выразился проще и тоже очень хорошо:
«Я не знаю Дрейфуса, но я знаю многих Дрейфусов, и все они виноваты. Лично я уверен в виновности Дрейфуса».

Поскольку в жидовских башках отсутствует элементарное умение анализировать ситуацию (да оно там и не нужно – все существование описываемых граждан, включая их животные инстинкты, находится только в двух плоскостях: жидофилия и выдуманная жидами юдофобия).
Можно вспомнить один из глобальных жидовских разводов, на который попалась Вшивая лена: в начале-середине восьмидесятых Израилю потребовались рабочие руки – некому стало заниматься неквалифицированным трудом. А тут как раз в СССР началась т.н. «Перестройка». И мировой сионизм стал запугивать советских евреев и жидов всякими ужастиками насчет погромов.
Никаких погромов, разумеется, не состоялось, зато в Израиль хлынул поток обосравшихся от страха репатриантов, в числе которых оказалась и Вшивая со своей мамашей-паникершей. В Хайфе прибавилось еще одной кассиршей, только и всего.
Но ленка, поди, до сих пор скрипит остатками гнилых зубов, вспоминая, как ее надули. И, подобно инсинуатору Штехману, врет об своем счастливом бытие, совершенно забывая о том, что именно ложь всех этих штехманов заставило ее в ужасе оторвать жопу от дивана и стрелою лететь в ОВИР.

В общем, сентенция.
А, впрочем, обратимся лучше к «Пословицам русского народа» собранным В.И. Далем. Что там сказано по теме? –

Жиду верить — воду ситом мерить.
В том правда, что от жида вся неправда.
В жидах лжи, что в полях ржи.
Мы поля сеем рожью, а жиды все вокруг ложью.
Язык жидовский всегда врет, будто редьку трет.
Жид обманом сыт.
Слушать жида можно, да верить невозможно.
Тогда жид не соврет, когда бес помрет.
Жид правды боится, как заяц бубна.
Тогда на свете рай будет, когда жид правду скажет.


Не правда ли, «очень интересно, убедительно и сильно!»©

14 комментариев

Орлуня
Юша, получилось целое исследование, большая и серьёзная работа!)) Не по всем ссылкам успела пройтись, буду возвращаться периодически. Но основное я поняла: они врали, врут и будут врать. Зачем? Так ведь великие!))☺
Юша Могилкин
Ихний пейссатель руками Морис Самуэль сказал:
«Мы, жиды, — разрушители и навсегда останемся разрушителями… Что бы ни делали другие народы, это никогда не будет отвечать ни нашим нуждам, ни нашим требованиям».

Поэтому-то оне обгаживают все, на чем остановится их блуждающе-маслянистый взгляд.
А дураки ведутся…

«М. Булгаков в условно-фантастической форме в повести с символическим названием «Собачье сердце» показал перспективу «нового» жизнеустройства. Профессор Преображенский, претендующий на роль творца, решается на рискованный опыт. Как показывает Булгаков, вмешиваться в законы природы с целью их пересоздания — дело очень опасное, не имеющее ничего общего с подлинно научными поисками. Нигилистическое сознание революционного общества порождает чудовище в образе Шарикова. В искусственно созданном новом существе стало побеждать животное начало. Появилась агрессивность животного и остались все пороки дурного человека из маргинальной среды, без образования, с хамскими манерами поведения. Собачье сердце — условный термин для обозначения комплекса агрессии, примитивизма, отсутствия совести и культуры. Шариков — производное от революции и страстей…
Однако сам по себе Шариков еще не столь опасен. Он становится исчадьем ада, когда за его спиной вырастает зловещая тень управдома Швондера. Булгаков показывает, что маргинальной средой руководят евреи-бюрократы, они умело манипулируют агрессивной волей и направляют силу разрушения в угодную швондерам сторону. Швондеры сеют «разруху в головах» деклассированных элементов, культивируя примитивные инстинкты толпы
».
О.А. Платонов.
koss1967
Та тема, в которую JD-ям лучше не лезть:

www.youtube.com/watch?v=npXWQzh1XN0



Юм Адонаевич! Именно так!
Юша Могилкин
Но лезут же. И громко квакают при этом.

)))
Говард Уткин
Мощный трактат!!! Ну, у тебя свои счёты с Францией. ))) А у меня лишь фигурка Эйфелевой башни в кабинете, не помню кем привезенной с Парижу. )))



Вот только вместо Азнавура, — Тома Вейтса слушаю. )))) Саундтрек к «Вестсайдской истории»: www.youtube.com/watch?v=w5evDUOVYuI&feature=emb_logo

))))
Юша Могилкин
А у меня от Франции осталась только одна старинная фотография XIII века «Iԓия Мұромҽџѣ протiвѣ Ңаѱоԓҽоңа Боңаѱартҽ»:



А которое насчет музыки…
Есть в СПб такая барышня, Татьяна Кабанова, которую, из-за тремоляции в голосе, называют русской Мирей Матье:


Вот сижу и думаю: а зачем нам две Матье, хватить и одного Уткина.

)))
Говард Уткин
Это, кста, не фотка, а кадр из нашего с Кубриком к/ф «Заводной Апельсин». Где Наполеон играл летающий цитрус. Но, поскольку ложементы тогда еще не придумали, Наполеона в воздухе перемещал Илья Муромец. Потом мы его стирали на компьютере и, Оп-пля-а!!! Летающий Бонапарт. Кто-то снял втихушку на телефон в павильоне. Одно могу лишь подтвердить, это — XIII век. Да сам видишь по качеству съемки.
Фильм тогда в прокат не выпустили, ибо он был выполнен не в лубяном стиле, положили на полку госфильмонда, где «монда» ключевое слово. Кубрику потом пришлось переснимать.
А которая в СПб барышня Кабанова очень даже ничего поёт. Только меня, как творческого человека, и различающего на клавире си-бемоль и ля-диез, напрягает это несмолкаемое еврейское 7-40. Хуцпа, хуцпа, хуцпа. Есть тьма других красивых гармоний. Например: «huй v rот!» www.youtube.com/watch?v=eOB2s7rEPjY
Красивая песня. Нравицо мне c 1996 года. Сёдня в гараже лампочку менял в машине, слушал на катушке. Долго не мог найти нигде. Вдруг после гаража нашел в инете. Сижу, прусь от концерта. Жына приехала с работы: «Чё за дискотека?»)))
Нравицо, чё. ))))))
Юша Могилкин
Тебе виднее – я в тринадцатом веке синематографом еще не увлекался, предпочитал коллекционировать старинные паровозы на ходу. Один из них, при Федор Романовиче Рязанском, подарил вокзалу г. Красноярска, до сих пор стоит на тамошней площади, а все, как новый.
Но это случилось задолго до того, как Федора застрелил Батый. Точнее, не застрелил, а отстрелил князю голову из монгольской сорокопятки. Случайно, находясь в нетрезвом виде.
Батый тогда написал сценарий кинофильма «Баллада о доблестном гусаре Алике Каце» и поехал в МСК, пробивать написанное на Мосфильме, но Фурцева сценарий зарубила из-за слишком низкого рейтинга возрастной классификации информационной продукции -6.
Батый обиделся, напился и поехал обратно в Монголию через Рязань, где в ресторане увидел супругу Федора и стал ее грязно домогаться, чем вызвал недовольство князя в виде наряда местной милиции.
Отсидев пятнадцать суток, хан снова напился и отомстил обидчику, хотя хотел его только попугать.
А потом организовал турпоход своего войска на территорию Руси.
Дальше ты знаешь.

Об «Семь сорок».
Вообще-то, это народная молдавская мелодия. Евреи ее тупо передрали и присвоили себе.

А сам-то я как-то больше сторонник классической музыки и традиционных музыкальных инструментов:


)))
Говард Уткин
Однажды я публиковал это ролег. Досмотри хоть до 3 минуты. Холодно. Хочу в люльку.
www.youtube.com/watch?v=9kjRNYQG-04
Юша Могилкин
Досмотрел. У нас нынче тоже не Африка – минус двадцать с чем-то. На дачах почему-то минус 35. Может, из-за природы. Сегодня работал снегозаготовщиком – откопал две машины – Ирмину и свою, потом поехал к папеньке на кладбище. Народу собралось немало, но дороги до склепов почины только главные. А лопата только у меня. И утреннего опыта по снегокопанию – хоть завались. Хорошо еще, что стела установлена рядом с центральной аллей, но два-три кубометра я переработал.
Вот, а ты говоришь: «Холодно».

)))
Говард Уткин
Я тоже коллекционировал паро- и тепловозы. У меня их было три. Один, который бронепоезд, где-то на запасном пути. Ну, это все знают. Даже песня есть такая. Второй – не могу найти фотки, но тоже где-то стоит. А тепловоз – прям, недалеко от дома, на вокзале. Я на нем в гараж езжу.



Доезжаю до переезда, 0,5 км, слезаю и иду в гараж. А там собраны игрушки, что дарил мелкому детенышу. Пушки, танчики, кораблики. Он уже вырос, не играет. Куда девать, не знаю. Как и тепловоз, который постоянно возвращается на свое место. Они же, игрушки, настоящие. Пусть и старенькие, БУ.








Весь гаражный ряд забит. Может НАТУ продать? Путен вон, всю армию в мультики превратил. Нахуй ему этот хлам? ))))
Юша Могилкин
Последнее, что я коллекционировал, это фигурки рыцарей определенного производителя. Собрал все. Жить стало скучно.
Сейчас решил коллекционировать Путена, можно даже по частям. Путен – редкий вид российского жулика, поймать его трудно, но, при определенном опыте, вполне возможно. Когда отловлю – сдам в Музей позора или в зоопарк. Я ведь не для себя стараюсь, а для светлого будущего.

)))
Dfyz
Вот жиды, странный народец!
Всё брешут и брешут
И самое смешное, что брешут всегда одно и тоже, в унисон
Меняются только ихние звучные хвамилии
А суть брехни остается неизменной
Одним словом мудозвоны!
Юша Могилкин
А у них фантазии ни на что больше не хватает.
И тема для брехни всегда одна – «антисемЪиты проклятые!».

)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.