Крещение Руси

Стёб и вольное
Глава 1. Как был зачат Вольдемар

Киевский князь Святослав шибко мудрый был. Собрал он однажды депутатов от боярского сословия и сказал им:
«Дорогие товарищи бояре! Страшная беда нависла над страною нашей! Соседние хазары обнаглели совсем, газ из нефтепровода воруют, рынки своими точками торговыми заставили, гонят к нам дешевую рабочую силу. А еще водку паленую пролетариату продают. Надо, дорогие товарищи, что-то с этим безобразием решать».
Подумали бояре и посоветовали Святославу пойти войной на хазар.
И пошел Святослав войной на хазар. Долго шел, а по приходу разбил врагов на голову и другие органы, а столицу хазарскую, Итиль приватизировал и назвал Волгоградом.

Стал князь волгоградских хазар со славянами ассимилировать.
Для единства души их и тела. С телами проблем не было, а с правовым сознанием появились.
Тут еще маманька Святославова, Ольга, начала ему надоедать: «Прими, Светик, христианство, прими, Светик, христианство!» И так целыми днями и ночами на мозговое отделение ему капала.
Не выдержал Святослав и сказал: «Вера христианска зло есть и потрава!»
Обиделся на матушку свою, собрал корешков-дружинных и поехал в Чернигов, где мега-звезда Боян Гармошкин с новым хитом про князя Гошу гастролировал.
Святослав шибко падкий до шоу-бизнеса был. Особенно любил артисток театра и кино.
А пока он в черниговских номерах со товарищи прохлаждался, хазары потихоньку ассимилировались самостоятельно. Занимали государственный посты.
Один хазарин стал председателем Счетной Палаты, другой – МЧС возглавил, а третий, Добран Рабинович, в министры обороны пролез. И сестру свою, Малку, ключницей в царской резиденции пристроил, главной по раздаче меда и пива.

«Малка, — пишет Карамзин, — работала справно, весь приход-расход учитывала и квитанции вела. Комиссий и ревизий не боялась, бо бухгалтерия ее Домострою соответствовала».

Тем временем Святослав решил домой в Киев вернуться.
А маманька его, Ольга, обидчивая была, и опять за свое, про христианство, принялась.
Князь шибко головой страдал после Чернигова, бо весь черниговский алкоголь со товарищи выпил, а похмелиться нечем было. Сунулся в холодильник, а на дверцах замок. И на буфете замок. И у друга Прохора ничего не осталось. Но Прохор Святославу про ключницу рассказал.
Призвал князь ключницу и зелья похмельного потребовал. А Малка ему в ответ: «Их сиятельство матушка ваша ничего из спиртного давать вам не велели, пока веру христианскую не примете. Но, вот, если ассимилируетесь со мной, то так и быть, пойду против воли императрицы — стаканчик налью, от щедрот своих».

И ассимилировался князь Святослав с ключницей и зачала она во чреве своем сына единоутробного,
Вольдемара-с-рожей-как-красное-солнышко…

Сентенция:
На каждого князя есть своя ключница.

Глава 2. Детство Вольдемара. Смерть Святослава

Детство у Вольдемара тяжелым было. Мачеха его не любила, братаны старшие не жаловали.
Папанька-то, Святослав, когда протрезвел, понял, в какую аферу его ключница втянула.
Но поделать уж ничего не мог.
А матушка княжеская, Ольга, родным внукам и одежонку поновей спровадит, и к «PlayStation» модерновых игрушек купит, а младшенькому байстрюку – все что похуже: «Sega» с одним джойстиком и бэушный пионерский галстук.
Мамка Вольдемарова как-то консервов поела, а потом и отошла потихоньку.
Темное это дело, с консервами. Никто ничего не знает. Даже Нестор.
Поэтому княжич к дядьке своему, Добрану Рабиновичу очень сильно привязался.
Как побьют его братья, Олежек с Ярополком, так он сразу к нему и бежит.
А у того и книжки, и пирожные с мороженным, и детский мед безалкогольный, всего вдоволь. Особенно полюбилась Вольдемару кэнциклопедия «Анатомия женщины в картинках», издательства первопечатника Ваньки Федорова.
Добран Рабинович времени зря не терял, рассказывал молодому Вольдемару про народ их хазарский, про Иерусалим, про Моссад и про Тьму египетскую.

Тем временем в городе Новгороде проблемы начались.
Опять фашисты на Русь Великую набегом пошли. Комнату Янтарную умыкнули, в Пскове нагадили, и свою незаконную продразверстку среди местного населения учредили.
Отправились новгородцы к киевскому князю Святославу помощи просить.
А Святославу жалко детишек любимых на битву с фашистами отпускать, да и не любил он новгородцев. А тут как раз Вольдемар в кабинет входит, со своей неизменной книжкой в руках.
«О, — сказал Святослав, — есть у меня воевода для вас. Сынок мой новенький, Вольдемарище. Забирайте. По вам, окаянным, и князь».
Новгородцы на Вольдемара посмотрели, а он маленький, плюгавенький, бородатенький и черненький. Неказистый какой-то, в общем.
«Не, — говорят, — ну его на фиг. Зело, князь, мабуть, чего получше есть?»
Оскорбился Святослав, закричал голосом молодецким:
«Берите, пока дают! А еже ли чего – триста тридцать каждому, только заберите его отсюда! Я к нему в придачу еще своего министра обороны дам, он как раз дядька княжича. А то тоже задолбал».

На том и порешили.

А Святослав, тем временем, Русь между остальными сыновьями поделил, а сам пошел по туристической путевке Болгарию завоевывать.
Домик захотел себе сварганить в Варне.
Потому что скоро уже на пенсию пора было. Так и объявил матушке Ольге:
«Я, маман, туда-обратно. Печенегов с нашей фазенды выгоню, огород засею и вернусь за тобой. Ты пока мебель старенькую собери, какую на дачу не жалко».
Поцеловал мать и сел в электричку.
Только не доехал. По пути, на станции Конобеево, случилась битва великая с вооруженными печенежскими силами. Святослав со товарищи всех врагов победил, но и сам от расстройства скончался.
Всю рассаду помидорную печенеги ему помяли.

Узнали дети Святославовы, что папаша их принял смерть геройскую, и пошли брат на брата за корону Российской Империи.

Сентенция:
Дурная кровь голове покоя не дает.

Глава 3. Как Вольдемар князем Киевским стал

Не всяко на Руси по правде жил. Многие и так.
Как узнал Святослав, что печенеги ему рассаду помидорную помяли, так у него голова от туловища отделилась.
Хорошо хоть, что дитяткам своим города и уезды заранее раздал.
Ярополку – Киев, Олегу – Древлянскую область и Апатитный завод, а Вольдемару – Новгород.
Но не сиделось спокойно Ярополку в матери городов русских.
«Дай, — думает, — пойду братана своего, Олюлю, грохну, и землицу его к своей присоединю».
И грохнул Ярополк братана своего. И землицу присоединил.
Как узнал Вольдемар об этом коварстве, задрожали у него ручки-ножки, и понял княжич, что он следующий. Но дядька его, Добран Рабинович шибко хитрый был.
«Послушайте сюда, мой юный друг, — сказал он, — шо ви тут таки сидите! Поехали в круиз по Европе. У меня на примете есть такой зимний курорт в Дании – ви таки все мизинчики себе оближите».
Бросил Вольдемар новгородцев и убежал в страны скандинавские.
А дядька Добран Рабинович не обманул: и курорт был, и ванны грязевые, и другие удовольствия. Заодно княжич остальную Европу посетил. В составе туристической группы викингов.
Безобразничал, конечно, спокойствие европчан нарушал. Где городок какой-нибудь разрушит, где девку снасильничает, а где и коровку уведет.
Полюбился викингам Вольдемар.
«Мы, — сказали викинги, — за таким хорошим мужиком, хоть в огонь и в воду!»
Но тут дядька Добран Рабинович опять ловко все устроил.
«Не надо, — говорит, — в огонь и в воду. Вы-таки помогите племяннику моему корону вернуть законную, братом отобранную. И будет вам за это всего с три короба!»

И отправились викинги с Вольдемаром походом на Русь.
А еще княжич объявил мобилизацию среди этнических групп. Призвал каких-то чудей и кривичей. И корешков своих новгородских призвал.
И пошел к Киеву.
А по дороге завернул в Полоцк, где жила невеста братана его Ярополка, Рогнеда Путятична.
С мамкой и папкою жила и с братиками своими. Только что Смольный институт закончила и была как кровь с молоком.
Ядреная и симпатичная.
Собрал Вольдемар всех Рогнединых родственников и попросил у девицы руки и приданного.
А Рогнеда Ярополка любила сильно и Вольдемару отказала:
«Я вся из себя целомудренная и за полухазарина замуж не пойду!
Блюду, — говорит, — чистоту наследственной дворянской породы. Да и вообще, только по любви».
Осерчал тут княжич и велел дружине своей вселенский хай в Полоцке учинить.
А с Рогнедой тоже нехорошо поступил. Снасильничал ее.
Но потом осознал и все равно женился. Но уже на сироте.
И пошел Вольдемар дальше на Киев семейным человеком.
А Ярополк стал готовиться к глубокой обороне. Но особо не беспокоился. Народ украинский князя своего любил очень. Добрый он был, хотя и жестокий.
Подошел Вольдемар к Киеву, посмотрел туда-сюда, и понял что так просто, без авиации, с кандачка, не взять мать городов русских. Опечалился сильно, хоть и уже женат был.
Но тут опять дядька его, Добран Рабинович, все устроил. Занял у родни своей хазарской чемодан долларов и подкупил воеводу Ярополкова по имени Блуд.
И наказал он этому Блуду увести князя из стен киевских в какой-нибудь городок захолустный, чтобы там легче было с ним справиться. И уговорил Блуд Ярополка в город Родню переселиться со дружиной своею.
А Вольдемар в Киев вошел, и новоселье справил в палатах белокаменных.
Но похмелиться утром дружине своей не дал.
«Идите, — сказал, — в город Родню, туда братан мой всю алкогольную продукцию с собой забрал».
А в городе Родне хреново случилось. Консервы кончились, порох отсырел, электричества нет. И решил Ярополк к Вольдемару на поклон идти, к тому же и телеграмму от него получил многообещающую: «Мол, приезжай, братик, хватит тебе обижаться, давай помиримся».
Служащий Ярополков, Варяжко, хотел отговорить начальника своего от шага безрассудного,
но не послушался Ярополк и первым автобусом приехал в Киев.
Пришел во дворец, а там его уже ждали два дюжих викинга.
Сумку с гостинцами отобрали и ножиками князя почикали.
По велению Вольдемара.

И воцарился князь Вольдемар на Руси после инаугурации.

Сентенция:
Как бы князья меж собой не воевали, Рабинович всегда все устроит.

Глава 4. Начало царствования

И воцарился Вольдемар в Киеве.
И привлек он на свою сторону бояр киевских и воевод. Кому денежку дал, кому паркер с золотым пером подарил, а кому светлого будущего наобещал.
А викинги его, с ним пришедшие, зело большую нужду терпели.
По началу-то они, конечно, решили рэкетом заняться среди населения градокиевского, по два бакса в месяц с каждого двора собрать.
Но обломались.
Попросились на аудиенцию к князю.
«Мы, — говорят, — дорогой товарищ Вольдемар, корону и трон тебе вернули, кровь за тебя свою иноземную пролили, так что, будь любезен».
А князь им в ответ:
«А идите вы в… Константинополь! И не след передо мною заслугами своими кичится. Не боюсь я вас! Если что – за меня и ОМОН и ГРУ местные подпишутся. Не говоря уже об украинском пролетариате».
Закручинились викинги и опечалились.
«Ну и хрен с тобой, — говорят, — но, хоть на проезд денег дай от щедрот своих. До Царьграда».
Вот так хитрый Вольдемар от опасных викингов избавился. А в Константинополь отправил гонца с телеграммой, что викинги сии в СССР персоной нон гранта объявлены, и чтобы их на Русь больше не пускали.
Освободив себя от обязательств перед иностранными легионерами, зажил князь весело и счастливо.
Поначалу навел порядок в своей личной жизни.
От Рогнеды – жены самопервой, зачал шестерых, потом на студентке из Чехии женился, она ему сына родила, болгарку в жены взял – два сына, от четвертой жены, неизвестной национальности, еще двоих сотворил. Потом умертвил какого-то брата своего (так и не понятно какого), а жену его, уже беременную, под себя пристроил – в результате еще один сынок.
Карамзин, ссылаясь на летопись, говорит, что Вольдемар и без виагры прекрасно обходился. Исключительно медами, орехами и травкой полевой.
Но имел, помимо жен единоутробных (согласно технической документации), следующий персонал:
а) 300 наложниц в Вышгороде (барышни с высшим образованием),
б) 300 наложниц в Белогородке (работницы ткацкого комбината имени Жигулевского пива),
в) 200 наложниц в селе Берестове (колхозницы и крестьянки совхоза имени памяти товарища Цюрупы).
Итого: 800 человек женщин. Всех сам. И ни с кем не делился.
Даже с дядькой своим, Добранном Рабиновичем.

А Добран Рабинович времени даром не терял. И политику свою, заранее намеченную, потихоньку в жизнь воплощать начал.
И стали устанавливать от имени князя по всей земле русской чуров и истуканов богов ведических в огромном количестве. И окроплялись они кровью невинных жертв во славу князя блудливого.
Летопись, в частности, зафиксировала неописуемый случай:
Поставили на холме близ резиденции Вольдемаровой мега-истукан Перуна, работы Зураба Церетели, и еще ряд статуй Стрибога, Дажбога* и других ответственных товарищей, в исполнении скульпторов подешевле.
И потребовал князь бросить жребий среди местного населения, кому в жертву богам идти.
Тотализатор организовал.
И пал выбор на юношу одного, нерусского происхождения, в Христа верующего.
А папаша его, из викингов был, и сильно этому выбору воспротивился.
«Я, — говорит, — член профсоюза варягов с 812 года. Взносы всегда, аккурат, во время платил.
Не позволю!»
И поставил на крыше своего терема пулемет.
А сынок его, Кибальчиш, сразу в свою Варягию позвонил и пожаловался.
А оттуда просемафорили: «Передай неверным, что мы, мол, петицию в ООН подадим».
Он и передал.
Народ градокиевский шибко обиделся, что его неверным назвали.
И устроил мятежную забастовку с погромами.
Тут семейству и пулемет не помог. Весь их терем на дрова разобрали.
Кому на дачу пригодились, а кто и шашлычки пожарил.
А из пострадавших сотворили святых великомучеников и назвали их Федором и Иваном.
И фамилию их викингскую совсем позабыли, Кибальчишную.

* Кто такие были боги славян, можно прочитать в главе пятой: «Пантеон богов».

Сентенция:
Когда много жен, всегда проблемы начинаются.

Глава 5. Пантеон русских богов

Пантеон русских богов настолько велик и многообразен, что никакие другие Олимпы и Сионы не могут с ним сравняться.
К сожалению, сейчас чудесная мифология русичей находится в глубоком забвении.
Об том, кто такие были эти таинственные и забытые боги, повествуется в этой главе.

*АЛКОНОСТ –
Утренняя пичужка с головой человека. Первой здоровкается с Солнцем.
*БАБА ЯГА –
Кто такая – знают все. В славянской мифологии представлена Г. Милляром, Г. Лебедевым и Татьяной Пельтцер.
*БАННИК –
Дух бани, где и живет. Как правило, в женской. Весь в синяках и ушибах.
И немудрено. Попробуйте сами пожить в женской бане.
*БАЯН –
Бог музыки и поэзии. На рубеже 17-19 веков скорешился с Фебом. И начался полный анапест.
*БЕЛОБОГ –
Бог добра, счастья и электричества. В смысле, света. Но к Мосэнерго никакого отношения не имеет.
*БЛУД –
Родоначальник прилагательного «блудливый». Мечта квартирных домохозяек.
*БУС БЕЛОЯР –
Князь, герой. Вес – 12 пудов, рост – с корабельную сосну. Он дальнейших комментариев воздержусь.
Во избежание.
*ВЕЛЕС –
Самый мудрый бог. Банкир и ветеринар. Главный идеолог института волхвов.
*ВИЙ –
Президент Нави (см.). Друг Н.В. Гоголя. Последний написал на В. одноименный дружеский шарж.
Иногда от нечего делать проектирует летающие гробы с Натальей Варлей внутри.
*ВОДЯНОЙ –
Бывший подводник-спецназовец. На пенсии. Основал первый на Руси клуб дайвинга.
*ВОЛХ –
Стратег, философ и экстрасенс. До сих пор гоняется за своими учениками Кашпировским и Чумаком, извратившими его учение.
*ГАМАЮН –
Птичка. Вещая. Знает все. Снималась в роли Гамаюна в фильме «Государственная граница».
*ДАЖБОГ –
Дедушка всех русских. Начальник отражателя солнечного света, коим согревает землю в летний период. Побывал в фашистском плену.
В честь своего освобождения РККА, Д. учредил праздник Коляды (см.).
*ДВОРОВОЙ –
Дух двора, собутыльник всех дворников и столичных гастрбайтеров. В силу своего человеколюбия, часто пишет петиции в ДЭЗ и ООН.
*ДЕРЕВО –
Символ всего. Материи, сознания и времени. Охраняется академиком Капицей.
Некий Алик Эйнштейн исхитрился отломать у Д. веточку, а потом посадить ее в горшочек.
Так он украл теорию относительности.
Веточка вскоре увяла.
*ДЕД –
Бог тишины и спокойствия между супругами. Как правило, всегда в отпуске.
*ДОЛЯ –
Богиня счастья и удачи. Не любит игровые автоматы и казино.
*ДОМОВОЙ –
Дух дома. Добрый. Ну, может, когда сосиску из холодильника сопрет, а так весьма порядочный старичок.
*ДРЕМА –
Супруга Сна (см.). Тетка весьма неплохая, но ее почему-то очень не любит Устав Гарнизонной и Караульной Службы ВС России
*ДЫЙ –
Тоже президент Нави (см.). Вредный дядька. Хулиган и нарушитель. Диссидент.
*ЖЕЛЯ и КАРНА –
Богини печали, слез и сожаления. Симпатичные, но грустные.
*ЖИВА –
Очень жизнеспособная барышня. Обитает в реанимационных палатах.
*ЗАРЯ –
Богиня утренней зари. Про нее написана песенка: «Утро красит нежным светом».
*ЗИМУН –
Коровка из небесного коровника, вскормила большинство богов на Заре Мира.
Ее надои были настолько велики, что, пролившись из бидона, образовали Млечный путь.
*ИРИЙ –
Все там будем. Перевалочный пункт для усопших.
*КВАСУРА –
Бог хмелеварения. В рекламе не нуждается. Председатель комитета по борьбе с некачественной вино-водочной продукцией.
Друг Д.И. Менделеева.
*КОЛЯДА –
Руководитель божественного центра развлечений. Продюсер Зимнего Солнцестояния и шоумен. Заведует календарем.
*КАЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ –
Министр в правительстве Нави (см.). Вредный дядька, любитель молоденьких крестьянок и царевен. Изобрел киндер-сюрприз. Но, говорят, в последнее время остепенился, даже виагра не помогает.
*КРИВДА –
Известная богиня из песни Высоцкого. Испокон веку гоняется за Правдой (см.) с целью воспользоваться ее джинсами и маечкой.
*КУПАЛА –
Бог-шоумен. Особенно активен в летний период. Остряк и юморист. Любитель «по любви». Главный по цветению папоротников.
*ЛАД –
Бог примирения, дружбы и согласия. Хороший бог. Обычно появляется после ссоры между двумя гомо сапиенс с поллитрой, за которой их и мирит.
*ЛАДА –
Многодетная мать славянских богов. Директор ЗАГСА. Очень красивая. В ее честь названа гостиница в г. Муроме.
*ЛЕЛЬ –
Бог любви и страсти. Саксафонист и эстет.
*ЛЕЛЯ –
Вечно молодая богиня вечной молодости. Пишет стихи и любовные романы, которые издает за свой счет.
*ЛЕШИЙ –
Бывший партизан. Знает все лесные тропы. Не любит туристов, поэтому часто пускает их поезда под откос.
*ЛЮТ –
Министр обороны в правительстве Перуна (см.).
*МАГУРА –
Голубоглазая медсестра-паталогоанатом с крыльями. Регистрирует павших на поле брани солдат и организует их транспортировку в Славь (см.).
*МАРЕНА –
Богиня смерти, постоянно подвергается аутодафе в последний день Масленицы.
*МАТЬ СЫРА ЗЕМЛЯ –
Главная в судьбах. Руководит сельскохозяйственными работами и самой планетой.
*МОРОЗ (МОРОЗКО) –
Бог в красном кафтане и с подарками. Вообще-то он бог темной стороны, но от постоянных возливаний стал добрым. В весеннее-осенний период обитает в холодильнике.
Наиболее ярко образ М. раскрыт в одноименном документальном к.ф. М. Рома.
*МСТА –
Богиня мести. ср. «Я мстю и Мста моя страшна»
*НАВЬ –
Нематериальный мир. Американские режиссеры сделали слабую попытку отразить Н. в киносериале «Матрица».
*НЕДОЛЯ –
Богиня из разряда «это когда все плохо».
*НЕМИЗА –
Богиня ветров, метеоролог. Ее очень не любит градоначальник Москвы Кац-Лужков
*ОВИННИК –
Фуражир. Начальник продуктового склада. Бывший прапорщик. Добродушен.
*ОВСЕНЬ –
Главный по осеннему солнцу. А так же ответственный за его материальную часть и профилактические работы на светиле…
*ОГОНЬ СВАРОЖИЧ (Агуня) –
Начальник газовой котельной. Награжден орденом «Тепло в каждый дом» с четырьмя лучами.
*ПЕЛЕН –
Бог защиты. Изобрел фаервол, антивирус и бронежилет.
*ПЕРУН СВАРОЖИЧ –
Очень ответственный бог. Руководитель департаментов Гражданской обороны и Сельского хозяйства. Имеет дуб. В свободное от основных обязанностей время разгуливает по небу в колеснице и бросается в фашистов молниями.
С нефашистами может даже выпить в целях укрепления международной обстановки.
Объект исследования геологов и ювелиров, ибо у П. «злат ус, да серебряна глава». Награжден партией и правительством шестилучевой звездой.
*ПОБЕДА –
Богиня победы. Отражена в песне из к.ф. «Белорусский вокзал». Гоняет слабосильных сестер Нику и Викторию. Чемпион мира по армрестлингу.
*ПОГОДА –
Начальник метеорологического центра. Особенно интересуется теплым южным ветром.
В телевизионных прогнозах не участвует. Ориентируется на народные приметы.
*ПОДАГА, ПОЗВИЗД, ПРОВЕЙ –
Сотрудники метеорологической станции. Специалисты по ветрам разных направлений.
Члены профсоюза славянских метеорологов.
*ПОЛЕЛЯ –
Начальник Дворца бракосочетания. Гражданские браки и незаконное сожительство не приветствует. Изобрел выражение: «Только через ЗАГС».
*ПОЛКАН –
Полуконь. Старшой братан греческого кентавра. Но в отличии от последнего прочитал всю Большую Советскую Энциклопедию. Очень силен.
*ПРАВДА –
Председатель верховного суда. Периодически терпит притеснения от главы шайки деклассированного элемента – Кривды (см.).
*ПРАВЬ –
Закон всемирного тяготения, которому подчинены все боги. И вообще, самое лучшее и светлое в славянской мифологии
*ПРОК –
Крупный бизнесмен. Не олигарх. Все в дом, все для блага родины. Меценат.
*РАДОГАСТ –
Бог гостеприимства, хлебосольства и, одновременно, бог ратной славы.
Как он совмещает столько обязанностей – не знаю, но, весьма старательный и добрый бог.
*РАРОГ –
Огненный сокол. Офицер фельдсвязи между богами и людьми. И наоборот.
*РОД –
Самое первое и главное. Отец и мать богов. Все что есть вокруг – проявление Р.
*РОДОМЫСЛ –
Бог красноречия. Разрешитель споров. Создатель лекторов, замполитов, ораторов и адвокатов. Продукт неудачного эксперимента Р. – В. В. Жириновский.
*СВАРГА –
Небесная резиденция Сварога (см.).
*СВАРОГ –
Бог неба и духовного мира. Пенсионер. Папа и дедушка большинства славянских богов. Создал настенный и карманный календарики. Скромен, желательно не поминать его имя всуе.
*СВЯТОБОР –
Старший лесник. Начальник департамента лесного и болотного хозяйства.
*СВЯТОГОР –
Самый сильный богатырь. Во время татаро-монгольской оккупации уничтожил весь подводный флот Бату-хана.
*СЕДУНЬ –
Небесная Коза из божественного коровника. Ей было поручено вскормить новорожденных богов. С. случайно поела хмеля и поэтому боги получились злыми.
*СЕМАРГЛ –
Так же, как и Рарог (см.), работает в фельдъегерской службе. В свободное от работы время исполняет обязанности бога огня. Почему-то в образе крылатой огненной собаки.
*СИРИН –
Грустная птичка. Сидит на мировом Дереве (см.) и все время плачет.
*СЛАВЬ –
Резиденция усопших ветеранов славянских битв. Весьма неплохо обустроена.
Пять бассейнов, бар, ресторан и спортивные залы.
*СНЕГУРОЧКА –
Дочь Мороза (см.). Именно дочь, а не внучка. Заведует седьмым московским хладокомбинатом. Симпатичная. Не замужем. Очень любит мороженное и медовуху со льдом.
*СОН –
Бог сна, изобретатель песенки: «Спи, моя радость усни». Весьма экстравагантный мужчина. Друг Д.И. Менделеева.
*СТРАТИМ –
Птица Сильнокрылая. Праматерь птиц. Неправильное название Археоптерикс. Работает вахтером в Ирии (см.).
*СТРАХ –
Бог страха. Тут и добавить нечего.
*СТРИБОГ –
Председатель верховного и товарищеского суда. Прокурор области. По совместительству начальник всех ветров.
*СУД –
Коллега Стрибога. Его обязанность – не допускать судебных ошибок. Всегда трезв.
*ТРИГЛАВ –
Главный в пространстве. Инспектор Нави, Прави и Яви (см.). Экстрасенс, главный по человеческой карме. Триедин.
*ТРОЯН –
Министр здравоохранения. Специалист по нетрадиционной медицине. Очень не любит Зурабова. Друг всех пенсионеров и льготников.
*ТУР –
Главный в мясной и молочной промышленности. В выходные – весьма профессиональный массовик-затейник.
*УСЛАД –
Самый веселый бог. Закончил эстрадно-цирковое училище, Щуку и библиотечный техникум.
*ХОРС –
Инженер технического обслуживания солнца в зимний период.
*ЧЕРНОБОГ –
Хулиган, беспредельщик и дебошир. Строит козни Белобогу (см.), за что неоднократно получал от последнего по шее. Ч. необходим для равновесия в мире, поэтому сильно его не наказывают.
*ЧИСЛОБОГ –
Изобретатель арифметики, чисел X, Y и еще одной неизвестной. Руководит астрономической лабораторией и Московским Планетарием.
*ЧУР –
Бог-пограничник и председатель таможенного комитета. Защитник частной собственности. И дух предков заодно.
*ЯВЬ –
Материальный мир – то, что перед зеркалом красуется. Антипод Интернета.
*ЯРИЛО –
Инженер, ответственный за техническое обслуживание солнца в весенний период.
К концу периода технического обслуживания Я. так сильно устает, что превращается в старика с белой бородой.
А потом опять наоборот.
По совместительству бог любви, войны, и еще прораб в бригаде оборотней. К месту основной службы Я. добирается по небу на специально обученной белой козе.
*ЯЩЕР –
Почему-то не ящерица, а «змей», который держит землю.
Шипит на Сварога (см.) и его детей.
Мелкий хвостатый гад. Корешок Велеса (см.).
В нетрезвом состоянии Я. и Велес очень похожи друг на друга.

Глава 6. Как Вольдемар биться ходил

Князь повоевать любил очень.
И повод к этому всегда находил.
Соберет думу боярскую и скажет ей:
«Поляки намедни совсем обнаглели.
Товару своего польского дюже сверх нормы завезли. Косметику и парфюмерию.
Мне с «Красной Москвы» звонили, жаловались, что польская продукция нашей много лучше. Пойду я на поляков войной схожу».
И сходил. Городов отобрал и колхозов.
Прибалтов тоже не жаловал. Всех их полонил. Окромя Ленинградской области.
Потому что и так своя была.
Местные племена в узде держал. Был у князя специально обученный человек по прозвищу Волчий Хвост. Воевода. Он всем бунтовщика стрелки забивал на речке Пищане, где и воспитывал. На голову.
Так что, в те времена никакой демократии не было. Захочет кто из малых народов самостийности и независимости – его сразу на Пищану вызывают.
И больше народу тому уже никакой независимости не захочется.
Как-то решил Влольдемар земли камские и волжские завоевать.
Погрузил на теплоход дружину свою и поплыл в те места.
И дядьку своего, Добрана Рабиновича, с собой прихватил на всякий случай.
И правильно сделал.
Поелику жители волжко-камские в те времена булгарами назывались. Это потом их советская власть в татар переименовала.
И пришед теплоход княжеский в Ульяновск, посмотрел князь на мощь и силу КАМАЗОВ ревущих, и расстроился очень.
«Куда, — говорит, — с нашими «Запорожцами» против силищи такой воевать?»
Но дядька его, Добран Рабинович, опять все устроил.
Поговорил с кем надо и доложил Вольдемару:
«Все нормально, шеф! Биться-рататься, сами понимаете, не получится, а договор о международных отношения они вчера таки подписали.
И карданный вал от КАМАЗА нам на память подарили – я выпросил.
Так что хватит в Булгарской АССР время терять, пойдемте лучше лапотников поищем, для дальнейшей, так сказать экзистерции».
И возвернулась дружина русская в Киев.
А теплоход тот «Михаилом Светловым» назывался.

Сентенция:
Даже если ты и князь, а супротив КАМАЗА не побалуешь.

Глава 7, часть 1. Предтеча и крещение
(Официальная версия)


Проснулся однажды Вольдемар после пира с боярами…
И, то ли парацетамола под рукой не оказалось, али князь пива с вечера не оставил, но пришла ему в голову мысль, что что-то в этой жизни нужно капитально менять.
Прикинул он своими мозгами неопохмелившимися и решил:
«А сменю-ка я, пожалуй, богов. Как-то хорошо в стране советской жить всем стало. Только вот, определиться с этими богами надоть: кому теперь из них поклоняться?»
И объявил по радио всем государствам иностранным, что мол, у кого какие предложения по этому вопросу есть – милости прошу.
Первыми заявились братья-мусульмане. Все князю рассказали про религию свою.
Вольдемар корону почесал и ответствовал им:
«Хорошая у вас религия. Только, вот, на счет обрезания – это вы погорячились. Наши на такое не пойдут. Да и мне не с руки – как же это я жен своих многочисленных без десерта оставлю? И с водочкой тоже мрачновато как-то, ибо алкоголь – есть введение для русских, не можем быть без него!.. Проводите товарищей».
А следом уже немцы католические с легатом папским.
«О, — обрадовался князь, — идите обратно! И папе привет передайте. Мы тут сами как-нибудь управимся».
А потом евреи пожаловали:
«Згравствуйте, згравствуйте! Мы таки, чтоб ви всю жизнь здорови били, такое вам удовольствие сделаем за ваши гривны».
Вольдемар, хоть и хазарин наполовину был, но спросил:
«Это все, конечно, хорошо! А где Родина ваша, уважаемые?»
«В Израиле. Но тут-таки, понимаете, небольшая неувязочка вышла – бог на нас за что-то обиделся и по свету белому рассеял».
«Нет, ребята, — сказал им князь, — На вас бог обиделся, а вы еще и других учить вздумали? Так дело не пойдет. Народ мой отечества своего лишиться не хочет… До свидания».*
И китайцам Вольдемар отказал и папуасам австралийским.
А потом сел у окошка, закурил, и стал ждать-дожидаться, когда кто-нибудь еще придет.
И пришел философ безымянный. От греков. Экран в тронном зале повесил, слайды показывать стал. Про рай, про ад, про зачатие непорочное.
Очень это дело князю понравилось.
«Ой-ей-ей! – сказал он, — благо добродетельным и горе злым!* А аппаратик, папаша, оставите на память?»
«Вот, как крестишься – сразу оставлю. И в раю поговорю, чтобы ты после смерти сразу туда попал».

Собрал Вольдемар партсобрание и речь толкнул.
Мол, так и так, чего делать станем?
И посоветовали ему люди русские, в ведических богов свято верующие:
«А отправь-ка ты, князь, делегации в страны разные, у какой страны экономика выше окажется, ту религию и у нас внедрим».
На том и порешили.
По прошествии времени вернулись посланцы посланные, и рассказали князю своему об том, что в других государствах деется. Понял Вольдемар, что самый крутой бог – у греков византийских. Ибо и храмы у них богатые и служители культа все в золоте и драгоценных камнях перед гражданами своими щеголяют.
«Срочно крещусь! — ответствовал князь на рассказ посланцев, — все в церкви! Но после меня. Вы там растолкуйте народу о том, что никакого обрезания не предвидится, в водичке искупаются и все».

Собрал Вольдемар дружину свою и поехал в Крым. Заодно и отдохнуть.
Город Херсон по дороге захватил, где и крестился.
А как крестился, захотелось ему одежду приобрести, в которой Царьградские попы по церквям ходят. Позвонил императорам тамошним – Васе и Косте, представился, об желании своем рассказал.
«Се никак невозможно, — ответствовали императоры, — бо обмундирование сие мы из рук ангелов получили. На нем даже бирка есть, это подтверждающая:
«Изготовитель: ООО «Ателье Степ». Москва, ул. Бауманская 44, директор Абдрашитов Александр Ахметович, швея 27».
Извини, — говорят, — Вольдемар, но никак».
А князь новообращенный все равно за свое:
«Мне бы хоть маечку, али трусы какие завалящие, чтоб перед женами покрасоваться…»
И тут говорят ему императоры голосом человеческим:
«Насчет трусов мы подумаем. Но с одним условием: возьмешь в жены сеструху нашу младшую, Анну Цимисхиевну, а то она уже в девках давно засиделась – кто ж с таким отчеством на ней женится?»
«Ин, ладно, — ответил им Вольдемар, — но трусы церковные – вперед!»
Так и договорились.
Аннушка за князя идти не хотела – была она девицей крепкого телосложения, а князь киевский наоборот – мелкий и бородатый. Но деваться ей некуда стало – в Византии назревал внутренний конфликт и только Вольдемар со своей дальнобойной артиллерией мог его разрешить.

Вернулся князь в стольный город Руси всей с очередной женой и попами.
А на следующий день все центральные газеты опубликовали объявления:
«Только сегодня, с 8.00 до 17.30 состоится низвержение устаревших богов!
В антракте бутерброды и пиво!
Спешите, количество мест ограничено!
Женщинам и детям скидки».

И изничтожили воины княжеские чуры богов русских. Коих в щепы порубили, коих сожгли, а Перуна к хвосту конскому привязали, палками побили и с утеса в Днепр скинули.
А чтобы отдельные несознательные граждане его из реки достать не удумали,
окружили место падения войсками особого назначения, и целую ночь караулили.

А потом все креститься побежали. Мороз стоял градусов сорок, не меньше.
Но русскому народу хоть бы хны – ему, что веру свою многовековую потерять, что в прорубь без порток сигануть, все едино.
И начались гуляния народные. Дискотеки, танцы, даже артистов из-за рубежа специально пригласили.
И по всей Руси люди богов ведических забвению предали и веру христианскую приняли.
Были, конечно, недовольные, но их что? Того, бритвой по горлу и в колодец.
Очень уж князю Вольдемару трусы поповские приглянулись. А как вышел он в них, в парчовых, перед людьми градокиевскими покрасоваться, так с тех пор и прозвали князя:

Историки потом подправили прозвище на «Вольдемар-в-трусах-красных-как-солнце», а потом еще подправили, и еще…
И получился «Вольдемар-красно-солышко».

* См. Нестор, «Пресс конференция князя Вольдемара Святославовича»

Сентенция:
Не всяко доверять историкам можно – им детей своих тоже кормить надо.

Глава 7, часть 2. Тоже предтеча и крещение
(неофициальная версия)


Поела маманька Вольдемарова консервов отравленных, расстроилась и умерла.
А Влаольдемар тогда маленький совсем был. И взял его на воспитание дядька, маманькин брат, по имени Добран Рабинович.
Добран знатного роду хазарского был, и знал, как дело куда повернуть.
Начал он княжича воспитывать по-своему, по-хазарски.
Макаренко с Ушинским в те времена стародавние не родились еще, поэтому у воспитателя полная свобода действий была.
«Тебя, — говорил Добран Вольдемару, — хазарка родила, значится, по законам нашим ты – хазарин. Помни об этом. А папанька твой – князь русский. Вот, когда подрастешь немного, мы трон папанькин тебе и организуем».

И подрос Вольдемар. И трон княжеский дядька ему организовал. И победами многими знаменит стал князь.
А тут опять Добрану Рабиновичу неймется:
«Больно народ русский душою своею силен. Опасно народом таким править. Не дай бог, обидим мы ЕГО чем-то, устроит он нам Октябрьскую революцию и эмансипацию женщин, как тогда ты без гарема своего жить будешь?»
Опечалился князь, буйну голову повесил:
«Что делать-то станем, дядюшка?»
А Добран ему в ответ:
«Спокойствие, только спокойствие! Есть план операции под кодовым названием «Рессора». Послушай сюда, Вольдемар! Во всех сопредельных государствах сейчас очень модно стало в нового бога верить.
Я тебе книжечку тут на тумбочку положу, почитаешь на досуге. Там об нем все сказано.
Но бог, в книге описанный, нас интересовать не должен. Нам заповеди его интересны. Если народ в эти заповеди уверует, власть княжеская незыблемо много веков простоит».
«Позволь, — продолжил Добран, — пояснить на, так сказать, примере.
Один из ипостасей бога этого в книжечке сей указует:
«Ударили тебя по левой голове – подставь правую».
Это значит, что, как бы мы народ не эксплуатировали, возмущаться он прав не имеет. Смириться должен.
Или, вот, еще:
«Не судите, да несудимые будете».
Это к чему? Да к тому: кого ОНИ судить могут? Только нас, людей на должностях и богатых, кои нечестием своим благ земных добились.
Зато мы всегда ИХ прищучить сможем. Цитирую, князь, дальше:
«Не укради».
Друг у друга ИМ красть нечего – бо последнюю селедку без соли доедают, а у нас всегда найдут что спереть.
«На все воля божья» – это, дорогой мой Вольдемар, полный фатализм. Поскольку все ОНИ под богом ходить будут. И бог ИМ за страдания земные на небесах воздаст, а нам вроде, как нет. Даже наоборот, банок навставляет.
Есть ли жизнь после смерти, нет ли ее там – нас с тобой это не интересует.
Но народу внушить надо, что есть она, пусть терпят и страдают в ожидании райских кущ.
А мы свое здесь по полной программе возьмем.
Много, много чего полезного можно найти в вере этой.
А то, понимаешь ли: «Там русский дух, там Русью пахнет!..» Наплодили идолищ деревянных и в ус не дуют! А государи соседние уже во всю народами своими с помощью религии новой управляют. И нам давно пора».
«А как же мы вот так, с кандачка, и всех переверим?» — спросил Вольдемар.
«Вот поэтому, — торжественно изрек дядька Добран Рабинович, — я и разработал операцию «Рессора»! Сначала вели своим нукерам начать жертвы человеческие богам славянским приносить. Народу шибко это не по нраву будет. Сами к тебе придут, и поинтересуются: «До какой поры, товарищ князь, вы будете генофонд нации на богов изводить?»
А ты им: «Опа! Спокойно, граждане! Это не я, это Перун со товарищи сих жертвоприношений требуют. Со своей стороны могу только посочувствовать.
Хотя… Есть один выход…»
И дальше уже, все, как по маслу пойдет.
Да, кстати, наличествует у меня приятель, поп Серега, я его на досуге к тебе пришлю, он все что непонятно, объяснит».*

Очень князю план понравился…
И полилась кровь жертв и зачадили огни у идолов…
И возмущаться народ начал…
И… Очень хитрый был дядька Добран Рабинович!

Вольдемар сперва-наперво сам торжественно крестился. И народ силою креститься заставил.
Выгнал жителей градокиевских из домов в морозы крещенские, и давай их в Днепре купать. Сколько обывателей тогда заболело ОРЗ, бронхитом и ангиной, сколько отроков и деток малых погибло – одному христианскому богу известно.
А князь на радостях пуще прежнего начал народ в веру греческую обращать.
Попов иностранных во все концы страны рассылал легионами.
А ежели, какой конец страны в веру не обращался – туда направлял карательную экспедицию.
И в каждом городе и деревеньке приказал Вольдемар церкви строить. И народ силою в них загонял.
Для воплощения в жизнь операции «Рессора» князь денег не жалел – одну десятую от годового валового дохода страны отдавал попам.
По приказу Вольдемара были организованы церковно-приходские школы, в которых насильно собирали деток малых и вере новой учили. Ну, и грамоте, конечно. Без грамоты религиозную литературу ни в жизнь не прочитаешь. Только картинки в ней разрисовать можно.

Но не всяко народ покорно сносил безобразия княжеские.
Был в дружине киевской богатырь силы необыкновенной. Добрыней звали.
Крайний слева на известной фотографии трех богатырей.
Прославился воин сей подвигами великими. Бандита-пирофага Горыныча как-то скрутил и за сто первый километр на выселки определил.
И не захотел Добрыня религию новую принять, Сварожичам измену лютую нанести.
Ушел богатырь из дружины, собрал вокруг себя единомышленников и стал попам и князю обиды всякие чинить. Где церквушку подожжет, где кардиналу какому-нибудь голову отрубит.
Очень народ за это Добрыню полюбил. А князь, наоборот.
Долго гонялся спецназ Вольдемаров за Добрыней и войском его по лесам и полям Российским. Долго досаждал князю и спецназу его Добрыня с войском своим.
Но всему хорошему рано или поздно приходит конец. Выписал Вольдемар танки из Галиции, и отправил их на Добрыню в психическую атаку.
И погиб Добрыня и войско его погибло.
А которые в живых остались, разбрелись по всей земле русской, веру предков в сердцах своих охраняя.
И нарисовали они портрет Добрыни с копьем на коне. А в ногах у коня змия издыхающего, новую веру символизирующего. Очень удачный портрет получился.
А князь зело рад был смерти Добрыниной. И велел летописцам своим имя его из всех энциклопедий вычеркнуть. Потом подумал немного и решил славу Добрынину, доперестроечную, соединить с именем дядьки своего, Добрана Рабиновича.
Благо, созвучны имена эти были.
И превратился хазарин Добран в русского богатыря Добрыню.
Вот так Вольдемар всех потомков обманул.
А как увидел князь картину с изображением врага своего, с копьем на коне, приказал величать всадника Жорою, а змия диаволом. Хотел было портрет сей гербом Киева сделать, уж больно красивая картинка получилась,
но Лужков-Кац не дал:
«Это, — сказал, — достояние Москвы и ее туристов».
Князь киевский махнул на картину рукой и пошел дальше религию свою насаждать.
Но котелок у него еще работал. Понимал Вольдемар, что не только Добрыня делами его недоволен был, найдутся еще умные и отважные люди.
Поэтому стал князь пиры с балами устраивать для простого народа.
И народ все меньше и меньше «противился злу насилия»…

* Речь Добрана дана без хазарского акцента.

Сентенция:
главное в любом деле – это хорошо разработанный план.

Глава 8. Как Вольдемар с женами своими разобрался

Уже было сказано ранее, что князь много жен и наложниц имел.
Как он с ними управлялся – и по сей день тайна великая. Может, экология в те времена другая была и, опять же, питание.
Князь – это ведь не президент современный, дел у него поболе будет.
И казна на нем и войны всяческие. А еще в нарсуде председательствовать надо, жалобы обывательские разбирать.
Но Вольдемар хитрый был и всех своих женщин поселил в разных местах.
А супруга его первая, Рогнеда Путятична, силою в жены взятая, очень недовольна таким мужниным поведением была.
Одно только ее радовало – не знали в те времена на Руси нехороших болезней.
Но претензии князю предъявляла по полной:
«Ты, — говорила, — Вольдемар, всякий стыд потерял! Мало того, что родственников моих невинноубиенными на тот свет отправил, так ты еще и по младшим женам шляешься! Повезло тебе, что я роду-племени не пролетарского, а то бы голове твоей скалки не миновать!»
А князь в усы усмехнется, халат свой парчовый в трусы заправит и засеменит к какой-нибудь жене. А чтоб Рогнеда в покое его оставила, купил ей квартиру на окраине Киева и редко туда наведывался.
Надоели его проделки княгине, наточила она острый ножик и решилась на бытовуху.
Как приехал к ней Вольдемар с алиментами, велела блинов испечь, «Посольскую» на стол поставила, накормила князя, напоила и в большой комнате на диванчике спать уложила.
И только заснул князь, Рогнеда с ножиком тут как тут:
«Куда девал сокровища убиенной тобой тещи?» — говорит.
А сама ножиком ему прямо в сердце нацелила.
Но спас князя верный бронежилет, с которым он никогда не расставался, даже в бане.
Расстроилась княгиня, надела белый брючный костюм с кокошником и села в сенях смерти ждать.
Вольдемар бронежилет заштопал, шашку свою чапаевскую схватил и пошел с супругой выяснять отношения.
Но тут сынок его малолетний, Изяслав, за маманьку вступился:
«Вы, — говорит, — тятя, коли напились, так ведите себя достойно! А не то милицию вызову! И в парторганизацию вашу по месту работы сообщу!»
Испугался Вольдемарр, бросил чапаевскую шашку на каменный пол.
«Я, — промолвил, — сам Куда Надо напишу!»
И написал ведь!
Но Куда Надо ответило:
«Прости виновную и дай ей с младенцем бывшую область отца ее».
Что князю делать оставалось? Построил он фазенду под Витебском и отдал ее Рогнеде в обмен на свидетельство о разводе.

А как крестился Вольдемар и женился на жене своей Анне Цимисхиевне, так совсем аки агнец стал. С бывшими супругами разошелся, наложниц в Иваново отправил, ткацкую промышленность поднимать, всем им полный пансион назначил и ежегодные подарки на восьмое марта.
Очень на князя Анна Цимисхиевна повлияла. Только сильно брезгливая была.
Ножом и вилкой каши и меды кушала, в бани общественные не ходила – предпочитала персональную ванну.
Так появились в Киеве водопровод и канализация.
И Вольдемара многоразно воспитывать любила.
Так и говорила ему:
«Дорогой мой супруг Вольдемар Святославович! Сегодня у вас прием послов Коста-Рики, так вы не забудьте новый галстук надеть, который синий в горошек.»
Только вот детей от князя она не прижила.
Сказалось, наверное, византийское воспитание.

К этому самому времени относится отмена Вольдемаром смертной казни среди народанаселения. Сам ли додумался до такого, али подсказал кто, только расплодилось на земле Русской всякого деклассированного элемента выше крыши.
Коли кто какое преступление совершит – квитанцию тому штрафную выпишут на пару гривен и гуляй, Вася.
Зато казна княжеская богатела.
И большой прирост государству от закона нового был.

Сентенция:
Не всякая Анна Цимисхиевна хороша, даже если она благотворно влияет.

Глава 9. Как князь воевал и как его не стало

Вольдемар активно устройством государства занимался.
Города строил, и с внешними врагами воевал. Особенно с печенегами.
Однажды совсем чуть было не попал.
Поехал на разборки вместе с дружиной своей, и малое число их было.
А печенегов много больше.
И прописали они войску киевскому такую ижицу, что князь с горя под мостом на речке Стугне спрятался. Окопался, пулемет в землю сошками воткнул и сказал печенегу самому главному:
«Врешь, не возмешь!»
«Не очень-то ты мне нужен» — ответил печенег и убрался от греха подальше.
А князь домой вернулся и три дня пиры пировал. На радостях.
В другоряд опять печенеги силою огромной на Русь пошли.
И письмо Вольдемар факсимильное отправили.
«Мол, выставляй, князь своего поединщика супротив нашего. Кто кого из них одолеет, за тем народом земля Русская закреплена будет».
А у Вольдемар все богатыри пьяные. Илья Муромец в вытрезвителе, Яшка Усмошвец в подольском отделении пятнадцать суток досиживает.
Некого выставить против силача печенежского.
Но, как всегда, нашелся старец в исполнении Геши Милляра, подошел он к князю и вымолвил:
«Уважаемый Вольдемар Святославович! Есть сынок у меня младшенький, Никита Кожемяка, здоровый он больно. Одной рукою семь шкур коровьих порвать сможет».
Обрадовался князь, и велел Никите идти с печенегом сразиться.
А Никитка что? Бросок через бедро, удушающий, пальцем в глаз. И рефери засчитал ему победу.
Хотя печенег по очкам явно выигрывал, а потом помер.
Тут князь Вольдемар на боевых тачанках ворвался в печенежские ряды и устроил им разгром великий.
Коих слонами затоптал, а коих танками подавил.
И по случаю сему построил на месте битвы город Переславль.
Он вообще, как уже говорилось, по любому поводу города строил.
«О, — говорил, — у этого пенечка мы беленькую пили. Буде здесь город Белгород заложен. А вот здесь красненьким разминались, значится, строим Красноярск. А тут… Короче, без сентенций, пусть воздвигают Крыжополь».

И, как только встал Белгород, окружили его полки печенежские.
Откуда опять взялись – неведомо. Может и клонировались.
А Вольдемар далеко был. Он в это время с Эриком, королем шведским баталию проводил.
И помочь белгородцам никак не мог.
И начались в Белгороде засуха и голод. Продуктов нет, водка по талонам.
А тут опять один умный старец нашелся. Велел в двух колодцах на главной городской площади двойное дно соорудить. И в один колодец батонов хлебных положить, а в другой портвейну отборного в ящиках. Отобрал жителей, которые телом поздоровее, и позвал печенегов на переговоры.
И в процессе экскурсии по историческим местам им колодцы хитрые показал.
Удивились печенеги, а старец говорит елейным голосом:
«Это сама Мать сыра земля нам гуманитарную помощь оказывает».
И предложил делегации по портвешку.
Поняли печенеги, что бесполезно с русичами воевать и ушли в свою Печенегию.

А Вольдемар тем временем шведам по башке настучал и в вотчину украинскую вернулся.
Начал жить и радоваться.
Но тут сынок его, Ярослав, папаше очередную свинью подложил.
После окончания десятилетки отправил его Вольдемар княжить в Новгород.
Покняжил там Ярослав и решил супротив родителя восстать.
И Натовских специалистов пригласил из Норвегии. Для авторитету.
Но князь киевский и Всея Руси схватил сынка неразумного за вихры, зажал голову его между колен своих и ремешком армейским по филейной части отходил.
А потом в угол поставил и телевизора на неделю лишил.

От дел таких праведных расстроился Вольдемар и занемог.
Поехал на дачу в Берестов, огурчики в парнике полить, там и преставился.
Ушлые бояре хотели скрыть смерть князя от окружающих.
Подкоп сделали на даче его, в паркете люк пропилили, тело в простынь завернули и отвезли в местную церквушку, где рядом с Анной Цимисхиевной, ранее почившей, похоронили.

И остались после Вольдемар дети и внуки.
И началась между ними война братоубийственная за президентство.
И только Петр Первый смог чистоту и порядок установить.
Но это уже совсем другая история.

Сентенция:
И кесари, делами своими печальными известные, бессмертными не бывают.

7 комментариев

Говард Уткин
Не поленился тут, распечатал твой тезис, напился коньяку и, съездил на троллейбусе в Москву к Андрееву. Троллейбус, кста, грамотное ТС, только ездит медленно. Самолёты маршрутные медленно летают, а это ваще пездетц. Кто придумал? Но не суть.
Игорян меня встретил доброжелательно, пивка выкатил, колечек луковых напёк, сидим, пьём, курим, я один на балконе, он не курит, об истории рассуждаем.
А! Кто такой Андреев? Ху, йопт, — Игорь Львович Андреев, профессор кафедры отечественной истории МГПУ, автор современных учебников по истории России.



Сходили ещё за пивом. Материмся уже на житейские темы. На исходе пива, я открываю папочку, и выкладываю листочки прямо на шкурные шипы копчёного осетра. Львович одевает очки, читает, и мрачнеет на глазах. Зачем-то звонит Мединскому. Зачитывает выдержки. Мединского увозят с сердечным приступом. Опустошённый Андреев опускается на стул. Белые листы А4 формата, со шрифтом Times New Roman, 12-м кеглем, разлетелись по кухонному морёному кафелю.
Я собрал их обратно в папочку, потрепав декана за плечо:
— Учись историку писать, сынок. Познавательно, задорно, интересно.

После этого, я опять долго ехал на троллейбусе в Томск. Так как, денег было исключительно туда-сюда на этом виде транспорта.
Беня Самолетов
Тут все от человека зависит.
Есть люди с профильным образованием… (кстати, профессии «историк» не существует), которые, подобно проституткам, продаются правящему режиму и могут, в угоду ему, насочинять все, что заказано.
Им не только жрать хочется, но еще и красиво жить.

И никто не будет слушать и воспринимать всерьез мнение настоящих специалистов, фанатиков своего дела, и поэтому, увы, фактически, нищебродов.
См. статистику по археологам, хотя она какая-то странная: знакомые ребята получают в месяц не больше тридцатки.

u.to/Tf5MEA

Многие науки для нынешней власти стали чуть ли не народным творчеством, типа частушек.
Россия, ептыть.

А троллейбус — это да, тема. Меня на них папа в центральный детский мир возил по пятницам, после моего пятидневного заключения в детском саду. Эх, были времена…
Говард Уткин
Согласен. У меня, кста, куча друзей журналистов с историческим образованием. Серёга Лапенков, в частности. Ну, который организатор Бессмертного полка.
Лиза Биянова


А слабо записать аудиокнигу? :)
Беня Самолетов
Не слабо — некогда. Сама знаешь.
Вот, когда уйду на пенсию и стану импотентом – тогда чего только не поназапишу. Если доживу, конечно.

: оD
Иван Близнец
Приятно сознавать, что хотя бы взглядом я отметил гения парадоксов и шарад. Вышла в свет настоящая настольная книга для верующих.
Беня Самолетов
Блин, Вань, озадачил. Разве неверующим нельзя читать мои скромные труды?

: оD
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.